Как наладить грудное вскармливание тройни

Автор: Татьяна Хотенко

Материал подготовила Елена Ликурцева

Редактор: Катя Локшина

Я считаю, что подготовка – это половина успеха, поэтому ещё до рождения детей детально изучила информацию про правильное прикладывание, механизм вырабатывания грудного молока, сосание, а также про специфику налаживания ГВ недоношенных. Помимо знаний я заранее запаслась гаджетами для сцеживания и гв нескольких детей сразу (профессиональный двойной электрический молокоотсос, подушка для вскармливания двойни, майка для сцеживания, система для грудного вскармливания недоношенных младенцев sns, всякие приспособления для небутылочного вскармливания детей —  ложки, одноразовые шприцы, силиконовые накладки на грудь).

Как наладить грудное вскармливание тройни и всех победить – моя история

Грудное вскармливание тройни
Грудное вскармливание тройни

Начало

О своём желании кормить тройню грудным молоком эксклюзивно я заранее, до родов, оповестила вовлечённых людей: перинатологов, неонатологов, медсестёр, вообще всех помощников. Я писала для этого план родов и послеродового ухода. В этом плане, в частности, был запрет на докорм детей из бутылок.

Вопреки советам некоторых источников сцедить молозиво за несколько дней до родов и хранить его в холодильнике для того, чтобы его хватило на всех, я не стала этого делать, чтобы не вызвать преждевременную родовую деятельность.  Вместо этого я начала сцеживать молозиво сразу после того, как пришла в себя после операции, а именно через семь часов, и за два часа смогла нацедить молозиво, которого хватило на троих.

Если советовать что-то другим мамам тройняшек, то это, в первую очередь, начать стимулировать лактацию сразу, как это становится возможным.

Если вдруг всё сложилось в вашу пользу: тройняшки крупные, большой срок, нет проблем с развитием близнецов и по крайней мере первые двое из троих лежат головой вниз, то можно рожать вагинально и, соответственно, выкладывать детей на грудь сразу после родов, не перерезая пуповины, — это мощнейший стимулятор грудного вскармливания. Если, как и у большинства многоплодных беременностей, проблемы есть, то вскоре после кесарева нужно начинать сцеживаться, можно прямо в кровати, на боку.

На второй, третий и — зачастую — четвёртый день после родов молозива может стать меньше (это нормально, ведь то, что скопилось в груди до родов, вы выкачали в первый день!), потом количество его растёт, и приходит молоко. Многодетные мамы, которые кормили одняшек и потом тройню отмечают, что с тройней молоко может прийти позже, чем обычно. Хорошо запастись на это время донорским молоком: многие больницы настаивают на докорме детей в это время, и именно в эти дни чаще всего вводят смеси. Донорское молоко, даже от женщины, кормящей «взрослого» (а не только что родившегося) младенца однозначно лучше смесей.

Если недоношенный ребёнок не берёт грудь или вяло сосёт, мало высасывает, персонал часто рекомендует накладки. С ними, действительно, грудь брать легче, но зачастую дети сильно привыкают к накладке и без неё есть уже отказываются, отучать порой приходится несколько недель. У меня такое было с самым крупным. Самый мелкий долго лежал в кювезе, кормить грудью его я начала позже и всегда давала сначала просто грудь, без накладки, а потом уже, через минуту-другую, надевала накладку, чтобы он мог побольше высосать. С отучением от накладки у него проблем не было.

С несколькими младенцами на раннем этапе гв времени не хватает ни на что, только сидеть и кормить-кормить-кормить. Сцеживание может показаться более простым выходом: то, что слабенький тройняшка будет высасывать минут сорок, мощный двойной молокоотсос сцедит за десять минут. Однако через несколько месяцев ситуация изменится на прямо противоположную: дети станут сильнее, грудное вскармливание будет занимать гораздо меньше времени и самое главное — не нужно будет вставать ночью, потому что если спать с детьми вместе, кормить грудью можно прямо в постели.

Идеальный с точки зрения позиций вариант для начала, пока идёт отработка прикладывания и дети учатся захватывать грудь, кормить их по одному, чтобы на каждом можно было сосредоточиться. Однако из-за того, что в первые месяцы они очень подолгу сосут, выгоднее, конечно, кормить по двое. Я кормила на подушке для гв двойни, в больнице — на стуле без подлокотников, дома — на футоне на полу.  Кормить без твёрдой, плотной подушки двоих сразу по моему опыту в первые месяцы реально тяжело: концентрируешься не на том, чтобы был правильный захват груди и пр., а на том, чтобы удержать обоих. Немного легче, если держать детей крест-накрест.

Где?

Безопаснее всего кормить на уровне пола — оттуда некуда падать. Недостаток этого способа — нет поддержки спины, а дополнительное достоинство — можно кормить на подушке двоих сразу и третьего качать на плече, если он проснулся и орёт. Я одно время для поддержки спины пыталась использовать напольный стул для гв, но не прижился, с подушкой неудобно было.

Самый приятный для мамы способ кормить двоих сразу — на большом, широком диване, где можно откинуться. Такое место бесценно по вечерам, когда дети начинают сосать грудь практически нон-стоп, и когда спина реально устаёт от сидения по нескольку часов подряд. Эти вечерние (у некоторых мам бывают почти ночные, у других — ранним вечером; у меня было примерно часов с 9) висения на груди — не потому, что детям не хватает вашего молока, как, возможно, вам скажут глупые родственники или медсёстры. Если проанализировать, то «ведьмин час», на который приходится самый ор, часто совпадает по времени с периодами детской активности в утробе, а позднее — в 2-3 года, — с беготнёй и желанием побеситься после ужина перед сном.

Грудное вскармливание тройни
Грудное вскармливание тройни

Многие мамы троен кормят грудью двоих одновременно, а третьему в это время дают бутылку со сцеженным молоком. Это неплохой способ, но с моей точки зрения, он исключает главное достоинство грудного вскармливания тройни: возможность со временем перестать сцеживаться вообще. Я изначально была нацелена строго на гв и кормление по первому чмоку, а не по крику, и поэтому ситуаций «двое едят, третий орёт» у меня не было, кроме как по вечерам.

График, взвешивание и добавки

Мои дети родились на 33й неделе, поэтому после операции находились в реанимации и получали питание через зонды. Медсёстры, узнав о моём желании кормить всех троих и стремясь облегчить мне кормление грудью дома после выписки, с рождения попытались посадить детей на разный по времени график: т.е. двоих кормили одновременно, а третьего — на пятнадцать-двадцать минут позже. Теоретически это был верный ход, но на практике, как и любая попытка режима в ГВ, он не сработал: дети осознали, что сначала будут кормить только двоих, а третьего — попозже, но не поняли, что этим третьим всегда должен быть один и тот же;) Оно и к лучшему: чтобы молока из груди всем в тройне доставалось одинаково, очерёдность младенцев нужно менять, и тот, кто оказался последним в предыдущий раз, в следующий должен быть накормлен в первую очередь.

По поводу графика — конечно, грудью нужно кормить не по режиму, а по требованию, причём не по крику, а раньше, когда младенец только завозился и зачмокал. Плача будет гораздо меньше, а молока — гораздо больше. Именно поэтому с младенцами нужно всё время находиться рядом; есть, пить рядом с ними, и отходить только на время их дневного сна на улице, если они спят крепко.

По поводу взвешивания. В больницах оно чаще всего обязательно до и после каждого кормления грудью. Моих детей врачи просто не хотели выписывать до тех пор, пока они не начнут регулярно высасывать по скольку-то (50? 70? — уже не помню точно) граммов молока за раз. Дома, по моему мнению, весы не особенно нужны, и пригодятся лишь на первых порах. Важно не стать их рабыней: есть мамы, которые взвешивают детей каждый день. Гораздо эффективнее оценивать общую картину набора веса за неделю, скажем, а также считать пописы и наблюдать за детьми (вялые или активные).

И последний момент, который обычно обсуждается при выписке: добавки в молоко. Недоношенным, критически маловесным детям, пока они на зондах, дают чистый протеин, так называемый «усилитель человеческого молока», чтобы они быстрее набирали вес. Вторая добавка — железо. Его ребёнок накапливает в последние недели перед рождением, недоношенным детям железа обычно не хватает. Естественный вопрос, который встаёт — как давать это всё дело при гв. Моё решение было — отказаться от усилителя после выхода из больницы, принимать железо самой, плюс давать его детям из мягкой чашки в смеси со сцеженным молоком. Если бы я сейчас повторяла опыт гв тройни, то, наверное, отказалась бы и от железа, — врачи сказали мне, что после передела рынка лекарств нынешние бренды жидкого железа очень малоэффективны, плохо усваиваются.

Сцеживание и прикорм

Когда грудное вскармливание тройняшек успешно налажено, главный вопрос, который встаёт следующим — когда же перестать сцеживаться? Мой ответ на это — когда дети будут готовы и когда реально надоест. Даже если тройняшки высасывают достаточно молока и докармливать их уже не нужно, сцеживаться, хотя бы раз-другой в день, для матери тройни совсем небесполезно: можно запасти молока в морозильнике и использовать его потом в прикорме. Мне, впрочем, никогда не удавалось наморозить больше пары литров: наступала зима, дети спали в коляске на улице по многу часов, грудь переполнялась, я боялась, что тройняшки проснутся суперголодными и кормила их в коляске из бутылочки в полусне.

Я окончательно бросила сцеживание в 4 месяца, когда была полностью уверена, что даже моя девочка-малоежка нормально набирает вес исключительно на груди. Наступило абсолютное счастье: я более-менее (насколько это вообще возможно с тройней) высыпалась, все напасти времён установления грудного вскармливания прошли, кормить было легко и приятно. Помимо прочего, я чрезвычайно гордилась и вообще ощущала себя героем.

Несколько портили картину лишь педиатры, которые рекомендовали вводить прикорм в четыре месяца («мы всем недоношенным рекомендуем в четыре!»). То есть выходило, что и крошечным 27-недельникам (фактически, одномесячным!) и крупным 36-недельникам (фактически четырёхмесячным) надо вводить прикорм в одно и то же время? Глупость!

Мне больше нравился подход доктора Сирса, который рекомендует вводить прикорм недоношенным детям в шесть месяцев+столько недель, на сколько раньше ребёнок был рождён. Однако эта рекомендация была сделана для одняшек, с тройней ситуация могла повернуться по-разному.

В целом, когда ребёнок начинает тянуться к еде, то можно давать пробовать взрослую еду. Если ввести прикорм слишком рано, то наступит адский ад с запихиванием кашек в детей; если нет — всё будет более-менее спокойно, в идеале ребёнок будет питаться с родительской тарелки. Хотя грязищи, конечно, не избежать в любом случае.

В результате моя лично ситуация сложилась следующим образом: в пять реальных месяцев (напомню, дети родились на 33й неделе) то один, то другой начали терять по нескольку десятков граммов. Эти потери не были постоянными, то есть вес, в целом, рос, цифры падали лишь периодически. В шесть и шесть с половиной реальных (4,5 и 5 фактических) я начала предлагать еду, которую ела сама; двое заинтересовались, мелкий переждал ещё две недели. В 7 и 7,5 реальных месяцев все уже ели бананы и картофельное пюре у меня с тарелки. Специально для детей я готовила в основном мясо, разбивала блендером в кашицу, добавляла грудное молоко и кормила с ложечки. Качественную говядину, как источник белков, настоятельно рекомендовали все педиатры, и это один из немногих пунктов, по которым я была с ним полностью согласна: как, интересно, прикармливали своих детей северные пещерные женщины? Разжёвывали мясо и клали младенцам в рот!

Грудное вскармливание, между тем, продолжалось. В 7-9 месяцев дети высасывали всё молоко из груди уже не за сорок, а за десять минут. ГВ было идеальным способом утешить заплакавшего ребёнка и уложить спать: дети засыпали на груди за десять-пятнадцать минут, в результате на укладывание всех троих (дневной сон и вечером) уходило меньше получаса.

Впрочем, чем легче становилась моя материнская жизнь, тем тяжелее мне казалось кормить. В 9 примерно месяцев наступил первый кризис ГВ, совпавший с очередным витком младенческого роста: дети постоянно требовали грудь, а мне казалось, что я уже больше не могу, не могу, не могу! Именно тогда я сделала первую попытку отселиться на ночь (мы спали все вместе, на футоне, буквой Ш). Она была неудачной: дети просыпались ночью и плакали, не найдя мамы рядом; мне приходилось вставать и идти… В результате через две ночи этих вставаний мы опять начали спать вместе, и всё пришло в норму. Количество кормлений, однако, сократилось, и в дальнейшем это правило: не прекращать гв, а сокращать, — осталось основным во время кризисов. «Не могу-не могу-не могу больше» — это нормальное состояние, которое случается со всеми матерями, а тем более с матерями тройняшек, и во время этих кризисов, мне кажется, важно не сдаться, не потерять достигнутое. Видоизменять процесс — да, сам факт наличия кризиса говорит о том, что надо что-то менять.

Когда дети начали сами, без груди засыпать днём, я попробовала убрать вечерние кормления. Примерно через месяц мне это удалось; тогда же я начала спать отдельно сначала иногда, а потом примерно половину количества ночей. ГВ оставалось днём и ранним вечером; предутренние кормления дети в основном просыпали. Последним от предутренних кормлений отказался самый мелкий, тот, кто дольше всех был в реанимации.

Грудь оказалась незаменимой, когда дети болели (мои болели очень редко, поэтому мне было тяжело, я совсем не привыкла, — и, в довершение картины, обычно болела вместе с ними). Был эпизод (месяцев в 9, насколько я помню) когда моя девочка болела розацеей и полностью отказывалась что-либо есть и пить(!) три дня подряд; вообще. Брала только грудь. Лишь на четвёртый день мне удалось скормить ей немного арбуза. Что было бы с ребёнком, если бы он был не на груди — мне даже страшно подумать.

Грудное вскармливание тройни
Грудное вскармливание тройни

Я кормила приблизительно до двух с половиной лет и 2+7. Объясняется это несколькими факторами.

Во-первых, то, что с таким трудом налаживалось, глупо и жалко бросать слишком скоро.

Во-вторых, ГВ после года — универсальный инструмент, с помощью которого можно успокоить ребёнка, наладить контакт с несговорчивым двухлеткой, уложить спать, — ну и накормить, конечно, в любом месте, в любое время и безо всяких затрат.

В-третьих (и этот аргумент самый главный), на втором и третьем году ГВ особенно заметно, как оно влияет на здоровье, дети действительно болеют меньше; иммунитет получает сильную защиту, которой хватает на годы.

И в-четвёртых, кормить грудью тройню — это очень круто! ГВ — мощный стимулятор гордости и чувства превосходства. Как сказала английская певица и актриса Джеки Клюн в своей книге «Экстремальное материнство»: «Я снималась в «Жителях Ист-Энда», была ведущей концертов и пела в Альберт Холле, я записала две пластинки, у меня было шесть персональных концертов, — и ничто из этого списка не принесло мне такого удовлетворения». А ведь тётенька кормила свою тройню всего лишь пять месяцев, да и то в основном сцеживалась и докармливала смесью!

ГВ тройни — мощный убийца чувства родительской вины. С тремя маленькими детьми часто кажется, что им что-то недодали, что им не хватает мамы, не хватает внимания и времени, — и в результате родитель чувствует себя виноватым, хотя и понимает, что по-другому в его ситуации было невозможно. Так вот каждый раз, когда это чувство появлялось, я смотрела на своих детей и вспоминала, что они всегда были со мной, что никогда в своём доме у них не было заменителей мамы: сосок, бутылок со смесью, нянек… Мои дети получили лучшее из всего, что вообще возможно, и бесплатно! Я уже сделала для них всё самое главное, и в самые важные, — первые — годы; не упустила шанс, несмотря на все преграды. Что бы ни случилось дальше в жизни, этой основы уже не испортишь.

На самом деле, конечно, чем дольше, — тем лучше, но у каждой мамы и каждого ребёнка своё «дольше» индивидуально, более того — оно индивидуально у каждого из тройни. Один из трёх может уже отлучиться, а остальные двое — кормиться вовсю.

Мягкое завершение ГВ

Способы мягкого завершения ГВ тройни такие же, как с одняшкой. Основной — не предлагать грудь, но и не отказывать. Я, когда начала процесс, не отказывала вообще; через месяц примерно начала говорить «нет», — «нет, мама устала», «нет, мама не хочет», — и если не было крика, то этим всё и завершалось; максимум — недовольной рожицей. Крика и истерик я не допускала. Спали мы часто вместе, но на ночь я надевала плотную майку, под которую забраться было нелегко — и попыток кормиться становилось всё меньше.

Самым первым отвалился самый крупный и самый «грудной» из моих детей (кстати, вопреки мифу о том, что жадный до груди ребёнок будет сосать «до армии», и поэтому его-де надо отрывать сразу и насильно). Ему просто хватило!

Примерно в это время я подумала: что я делаю? Зачем сокращаю ГВ? А что, если я его совсем потеряю? А вдруг молоко уйдёт? И с удвоенной силой начала кормить оставшихся на груди двух. Третий иногда подходил, прикладывался, но тут же бросал. В общем, оказалось не так страшно.

Кризис этот скоро прошёл, сожаления я больше не чувствовала и перестала предлагать грудь совсем. Вскоре отвалилась моя девочка. А вот самый мелкий парень (который уже не был таким мелким и сравнялся с девочкой в весе и росте) активно просил грудь и кормился ещё два месяца; видимо, ему нужно было.

На момент публикации этого текста моим детям уже пять с половиной лет. Болеют они до сих пор редко; я думаю, в этом сыграли роль два фактора: ГВ и отсутствие в их жизни детского сада.
Я кормила тройняшек до двух с половиной лет и двух лет восьми месяцев. Молоко у меня было до трёх детских лет; благодаря долгому, растянутому на несколько месяцев завершению грудного вскармливания никакого физического дискомфорта я не испытывала. До сих пор этот опыт — ГВ тройни — один из самых уникальных в моей жизни. Другого такого шанса у меня не будет, и я рада, что не упустила предоставленную судьбой возможность.

Малыши, которые поторопились родиться

Листовка Ла Лече Лиги России. В формате Pdf: PretermHandout

Автор: ведущая встреч ЛЛЛ, консультант-волонтёр в Уфе Ольга Нодвикова

У вас недоношенный ребёнок, и возможно кормление грудью — последнее, о чём вы думаете. Ваши главные заботы сейчас — будет ли ваш крошечный, хрупкий малыш жив и здоров. Провода и мониторы пугают, а вы не уверены, что можете чем-то помочь своему малышу, когда персонал поправляет трубки и настраивает аппараты.

Даже если вам пока что никто об этом не сказал, вы важны для малыша больше, чем вся техника в мире. Он узнаёт ваш голос и запах. Он иначе реагирует на ваше прикосновение, чем на касание чужих людей. Именно мамы спасают самых хрупких младенцев. Последние исследования показывают, что медицинское оборудование не может стабилизировать детей так, как это сделает мама.

(с) “Искусство грудного вскармливания”, 2012, Эксмо

Малыши, которые поторопились родиться

недоношенный ребенок
Малыши, которые поторопились появиться на свет

Ваше молоко создано специально для вашего малыша. В нем больше жира, белка, антител против инфекций и других веществ, которые нужны для роста недоношенной крохи. Молоко матери прекрасно защищает недоношенного младенца и помогает справляться с большим количеством болезней. В их числе серьёзные инфекции дыхательной системы, инфекции уха, а также некротизирующий энтероколит, серьёзное заболевание кишечника недоношенных младенцев.

В зависимости от срока, на котором родился ваш малыш, и его состояния, время первого прикладывания к груди может быть очень различным. Детей, родившихся до 30 недели, обычно кормят через тоненькую трубочку — зонд; между 30 и 32 неделей, в зависимости от состояния здоровья малыша, начинают уходить от зондового кормления, чаще всего это кормление из бутылочки, но ему есть альтернатива, например, докорм из чашечки, ложки, пальцевый докорм. Дети, родившиеся на 32 неделе и старше, могут начинать сосать грудь. Некоторые дети продолжают нуждаться в докорме, докорм можно давать вышеописанными способами или с помощью системы докорма у груди. Дети, родившиеся на 34-36 неделе (иногда раньше), могут получать молоко непосредственно из груди. Если ориентироваться на вес, то было замечено, что некоторые дети начинают сосать грудь при весе 1300-1500 г. Многие могут полностью перейти на грудное вскармливание, имея вес 1600-1800 г. Расскажите врачу, который лечит вашего ребёнка, что вы хотите кормить его грудью.

«На четвёртую неделю жизни сына его переводят в ОПН и я ложусь вместе с ним. Его вес к тому моменту колебался на 1200. Кормили его естественно через зонд и специальной смесью. А я же лишь давала ему пожамкать мой сосок..……. Я пыталась, каждый день пыталась. И вот настал день 46-ой когда сын присосался и высосал первые 25 мл сам!!! Это случилось, когда сын набрал 1800 гр, то есть у него появились силы. Я начала экспериментировать с позами, потому что перекрёстная, с руки и из подмышки ему были не удобны, он плакал, кряхтел… Перебрав много поз, мы нашли удобную для нас обоих — лёжа. Сын начал высасывать по 30-40гр.»

(из истории Ксении)

Недоношенный малыш
Ваше молоко создано специально для вашего малыша

Пока нет возможности прикладывать кроху к груди, важно стимулировать грудь, чтобы лактация не угасала. Частые сцеживания позволят иметь достаточное количество молока в будущем. Обычно это одно сцеживание в 2-3 часа по 15 минут (каждую грудь), включая и ночное время. Здорово, если вы сцеживаете больше, чем нужно ребёнку — это залог того, что позже, когда он будет больше есть, ему будет достаточно молока.

«После родов мне врачи не рекомендовали молокоотсос, а я сама не догадалась, руками же получалось очень плохо. В итоге за несколько дней почти не-сцеживания груди молока стало заметно меньше, и его не хватало. Я докармливала принесённой медсестрой смесью, но она её ела не очень много, и это не помогало: прибавки были очень малы. Тогда я стала сцеживаться руками и молокоотсосом, днём и ночью. И чем больше у меня становилось молока, тем лучше она прибавляла вес: молоко она съедала полностью. Было видно, что оно ей больше нравится.»

(из истории Марии)

Если ваш малыш кормится с помощью назогастрального зонда, тонкой трубочки, которую вводят в желудок, то вы можете давать для кормления свое грудное молоко. Свежесцеженное молоко более полезно, постарайтесь сцедиться непосредственно перед кормлением. Излишки молока можно хранить в холодильнике и замораживать.

«Сцеживалась я каждые три часа, ночью немного подольше были паузы: 3,5-4 часа. В итоге 6-8 раз в день и 1 — 1,5 литра за сутки. Начала морозить молоко, приобретя специальные пакеты для заморозки с целью иметь в запасе, ну и вдруг, молоко все же пропадёт, потому что не известно , когда сын поправится, сколько времени пройдёт, да и вообще, пусть будет! Сцеживалась я, глядя на фотографию сына, плакала, вытирала сопли, но сцеживала.»

(из истории Ксении)

Недоношенный малыш
Сосание бутылки тяжелее для недоношенного ребёнка

После того, как врач разрешит кормить ребёнка обычным путём, можно прикладывать малыша к груди. Бытует мнение, что из бутылочки недоношенному малышу сосать легче. Исследования показывают (Blaymore Bier 1997; Mier & Anderson 1987; Furman & Minich 2004 и многие другие), что по сравнению с сосанием груди, сосание бутылки тяжелее для недоношенного ребёнка – ему труднее координировать сосание и дыхание.

Первые прикладывания даются нелегко, попробуйте расслабленное кормление. Удобно устройтесь на кровати полулежа, положите раздетого малыша на свою голую грудь. Врождённые рефлексы, такие как поисковый и рефлекс ползания (эти рефлексы появляются уже на 20 неделе внутриутробного развития и, когда состояние малыша будет позволять, они проявят себя в полной мере), могут побудить малыша ползти к соску, помогите ему, а когда малыш приложится к груди, укройтесь вместе одеялом. Также мамы отмечают, что позы, удобные для кормления недоношенных детей — это перекрёстная колыбелька и поза из-под руки. Попросите медицинский персонал помочь вам с прикладыванием.

Следите за глотками. Если глотки закончились или вы их не слышите, часто помогает сделать сжатие груди. Если, наоборот, поток молока слишком большой и малыш не справляется, захлёбывается, многим мамам помогает сцедить грудь перед кормлением. Потом можно дать пососать мягкую «пустую» грудь для тренировки. Если после сосания груди требуется дать докорм, то возможно его дать при помощи системы докорма у груди, так ребёнок получит и докорм, и еще какое-то количество вашего молока одновременно. Недоношенные дети быстро устают, поэтому они часто прикладываются и часто отдыхают. При частых прикладываниях суммарное количество высосанного молока будет больше. Для этого держите малыша на своей груди. Каждый малыш, рождённый раньше срока, индивидуален и единых рецептов не существует, вы как мама обязательно найдёте подходящее для вашего малыша решение!

Недоношенные малыши имеют слабые мышцы, которые участвуют в сосании, и относительно большую ротовую полость (из-за небольшого объёма жира в щёчках). Эти факторы делают сосание слабее и менее эффективным. В связи с этим некоторым малышам врач может порекомендовать накладку на сосок, благодаря ей уменьшится объем ротовой полости и вакуум будет лучше, что сделает сосание эффективнее. Молоко собирается в кончике накладки и добыча молока становится легче для недоношенного младенца. У накладки на сосок есть и отрицательные стороны. Стимуляция груди через накладку слабее, а это может отразиться на количестве молока, поэтому необходимо дополнительно сцеживаться, если используется накладка. При неправильном использовании выше риск лактостазов, а также малыш может привыкнуть к ней и в последующем отказаться есть без неё. Поэтому следите за прикладыванием и как можно быстрее избавляйтесь от накладки, лучше всего до срока, когда малыш должен был родиться.

«К моменту выписки, Злате было уже 3 недели и неделю до месяца я так же сцеживалась молокоотсосом, кормила её из бутылки, а на ночь ещё и смесь разводила. За месяц, дочка набрала 900гр. Затем, решила, что буду кормить грудью без всяких молокоотсосов и смесей. ……..Начала давать грудь и столкнулась с другой проблемой — невыносимая боль. Знала, что это от неправильного прикладывания, но по-другому не получалось, слезы брызгали из глаз и ощущение, будто кожу сдирают. Купила на свой страх и риск силиконовую насадку на сосок.(много информации, что дети отказываются от груди после сосания такого соска). Это оказалось моим спасением! Второй месяц мы продержались на ГВ с накладкой и набрали 1300гр! Это была победа! Я поверила в себя, и возможность кормления. Периодически пробовала давать грудь без накладки, и недели через 2 поняла, — мне больше не больно. Накладка отправилась в тот же дальний угол, что и молокоотсос со смесью. Как я полюбила ГВ! Это необыкновенное, космическое чувство единения со своим ребёнком… Через неделю Злате будет 2 года и 3 месяца…ну а мы…всё ещё кормимся грудью!»

(из истории Натальи)

Выкормить недоношенного малыша непростая задача, ищите поддержки в своей семье, у мам, которые вырастили недоношенных малышей, в группах поддержки грудного вскармливания, у Ведущих встреч Ла Лече Лиги в вашем городе, у консультантов по грудному вскармливанию. Кормление грудью — такое важное для вашей крохи дело — доверено только вам!

«Я не смогу описать те чувства, которые испытала оставшись с дочей один на один в палате!!!!! Я была в такой эйфории- это не передать словами!!! Там я уже прицепилась, если можно так сказать к одному замечательному консультанту по гв ***…и она повела меня дальше…и я дала своей Варварушке грудь и она её взяла…я рыдала от счастья…мы все проблемы решали с ней пошагово..и прибавку в весе и помню нашу чудесную онлайн консультацию много-много поддержки…спасибо вам девочки!!! Я вас всех душой чувствовала, как вы болели за меня и всегда не устану благодарить!!!! Теперь всё самое страшное уже позади и у меня ЕСТЬ чудесная доченька- милейший человечек!!!»

(из истории Юлии)

Автор статьи ведущая встреч ЛЛЛ, консультант-волонтёр в Уфе Ольга Нодвикова
Редакторы: ведущие встреч ЛЛЛ, консультанты-волонтёры Мария Сорокина и Екатерина Локшина, г.Москва
Листовка в формате Pdf: PretermHandout
 
Реальные истории мам.
Орфография и пунктуация авторов сохранены.
Мария

«После родов мне врачи не рекомендовали молокоотсос, а я сама не догадалась, руками же получалось очень плохо. В итоге за несколько дней почти не-сцеживания груди молока стало заметно меньше, и его не хватало. Дочка родилась на 34 неделях, но довольно толстенькая: почти 2500. Я докармливала принесенной медсестрой смесью, но она ее ела не очень много, и это не помогало: вес только снижался. Грудь она брала в ротик, но только облизывала, и почти совсем не сосала. Я знала, как это должно выглядеть: я кормила грудью старшую дочь. Тогда я стала сцеживаться руками и молокоотсосом, днем и ночью. И чем больше у меня становилось молока, тем лучше она прибавляла вес: молоко она съедала полностью. Было видно, что оно ей больше нравится. И еще, мне пришлось нарушить правило “верного” докорма: в роддоме детей докармливали шприцем, но она так долго и неохотно ела из шприца, что я почти совсем не спала и в итоге мы перешли на соску. Мне стало сразу легче: последовательность кормление — сцеживание — докорм сократилась до 40 минут, и ночью появилось время на сон.
Рефлексы у дочки как будто то спали, то просыпались. В некоторые периоды она почти не сосала грудь, и могла лишь есть сцеженное молоко из роддомовской бутылки с самой мягкой соской. А иногда — наоборот, активно и хорошо ела из груди. Смотрела на меня, следила за мной, мы общались. Я была так счастлива этим моментам! Это происходило ночью, и как я радовалась, что мы вместе, и я ночью вижу ее прекрасные глаза, касаюсь ее ручек. Она совсем не махала ими, как старшая, доношенная — а спокойно и плавно двигала, это казалось чудом.
У меня не получилось кормить через СНС — во-первых, жалко было, что молоко пропадало, если дочка не всё съела. Во-вторых, казалось, что СНС как будто разделяет меня и дочку. А главное — по всей видимости, она сосала очень слабо, поэтому очень плохо высасывала из “системы”. Также не понравилось и в накладках ни ей, ни мне: это было какое-то разделение нас, с помощью какой-то искусственной субстанции. Их советовали в роддоме, я пробовала, но быстро от них отказалась.
Когда она стала взрослеть, и мы миновали ПДР, я заметила, что она начала часто неплохо опустошать грудь. При этом начались “капризы” на груди: недовольство, что молоко недостаточно хорошо течет, мотание головой. Я очень испугалась, написала другим мамам недоношенных детей. Многие ответили мне, что кормили часто и совсем не сцеживались. Почитав их истории, за два дня отказалась от сцеживания и бутылки. В результате кормления стали в два раза чаще, но есть она стала в два раза меньше (одну грудь, а не две). При этом прибавки — о счастье — сохранились.»

Ксения
Малыши, которые поторопились появиться на свет
Именно мамы спасают самых хрупких младенцев

«Моя история про грудное вскармливание.

Рассел Рой родился на 27-28 неделе весом 980 граммов. Мне сделали экстренное кесарево из за кровотечения и отслойки плаценты. Я ничего не ощущала:если бы не явные признаки того, что льющаяся кровь это не нормально, то к родам ничего не сопутствовало. Спинальная анестезия, приятные молодые парни хирурги…. И вот я слышу голосок сына, мяуканье плач, я счастлива и говорю в сторону голоса: живи сын, живи, пожалуйста, я тебя очень люблю. Все я спокойна, несмотря на то, что диагнозы, которые мне сообщили при его рождении, были непонятно страшные. Далее 12 часов реанимации и отходняка, потом общая палата …и набухающая грудь. Конечно страх, слезы, боль, чувство вины за то, что я не доносила, жалость….и набухающая грудь, с которой я не знала, что делать… Притронуться к ней было больно, внешне она была похожа на мешки с камнями. Боль сильная. Врачи говорят сцеживай, мне больно, все горит, я не знаю что делать… Врачи — сцеживай и сыну носи в реанимацию по 5 мл, через зонд будут давать молозиво. В общем ночь я промаялась в жару и поту и боли. Грудь могла сцеживать только по капельке…а в нее набиралось уже много. На утро проснулась-очень больно, думаю, все, мастит или еще хуже. Потом медсестра глядя на мои мучения и протянув руку к моей груди, как только нажмет/надавит на ореолу, и из соска брызнуло, я от этой боли аж вскрикнула, и увидела, как стремительно льется молоко. Поняла, что надавливать/сцеживать нужно очень сильно. И наконец я несу сыну молозиво. Так прошло три дня. Сын в кювезе, на ИВЛ, весь в трубочках, состояние критическое. Врачи борются за жизнь. А я молюсь, плачу, сожалею и одновременно радуюсь, испытываю грандиозно растущее чувство любви, эмоции через край. Мои молитвы, песенки возле кувеза, ведра слез, вера надежда и любовь. Продержали нас в роддоме 4 дня. На 4-ый день я приобрела механический сцеживатель *** и начала сцеживать им. Я верила и понимала четко, что мне нужно давать молоко, хранить его для сына, даже испытывая сильнейший стресс, боль, страх и одновременно счастье, я сцеживалась и сцеживалась. На 4-ый день сына перевели в РДКБ в ОРИТ и начался новый этап моей мамской жизни. Дважды в день мы с мужем проводили время с малышом, который был весь в трубках, датчиках, маленький, исколотый. Было тяжело. Мы фотографировали его и выйдя из реанимации, сев в машину, я начинала сцеживаться, глядя на последние фотографии и плача, не понимая как жить без него, не понимая как жить дальше. Тут мне очень сильно помогал муж, поддерживал: во-первых он убедил меня, что я все таки родила ему сына, и это счастье, во-вторых, сын сам выбрал время, когда ему выходить и это был наилучший вариант, в-третьих, муж взялся пить мое молоко, потому как обьемы его прибавлялись, это психологически мне помогло, так как я понимала, что мое молоко выпивается и идет впрок человеку. Сцеживалась я каждые три часа, ночью немного подольше были паузы: 3,5-4 часа. В итоге 6-8 раз в день и 1 — 1,5 литра за сутки. Начала морозить молоко, приобретя специальные пакеты для заморозки с целью иметь в запасе, ну и вдруг, молоко все же пропадет, потому что не известно , когда сын поправится, сколько времени пройдет, да и вообще, пусть будет! Сцеживалась я, глядя на фотографию сына, плакала, вытирала сопли, но сцеживалась. Так шли недели. Важные моменты: в реанимации использовался метод кенгуру и сына выкладывали мне на грудь, в эти моменты, а точнее часы, из сосков постоянно подтекало молоко, организм сам чувствовал что сын рядом, от этого лактация увеличивалась. Примерно на второй неделе, когда сына уже сняли с ИВЛ и оставили только на кислородной поддержке, наш врач предложила попробовать дать грудь сыну, потому что лежа на мне живот к животу, сын начинал открывать рот и пробовать языком мою кожу, а потом и вовсе как будто что то искать, вгрызаться. Его вес был 1100 когда мы дали ему грудь: он вгрызся в сосок, его, как мне казалось маленький ротик, вполне себе уместил мой огромный сосок.!

Малыши, которые поторопились появиться на свет
Молоко матери прекрасно защищает недоношенного младенца и помогает справляться с большим количеством болезней

Сын попытался высосать, но конечно, ему не хватило глубины захвата и силы, но я поддавила ему молочка в рот, он распробовал. Счастье от сей картины было неописуемое, чувства, которые я испытала в тот момент — это волшебство и чудо. Моя лактация еще более увеличилась! Я воспряла духом и понимала, что моя задача — это, как минимум, хранить молоко для сына. То есть это как бы даже не обсуждалось, просто я делала это и все. Так прошли три недели реанимации. Молоко мы больше ему не давали из за угрозы энтероколита, я очень переживала и плакала, что мы не даем ему больше грудь, особенно, когда он лежал на мне и искал ее ртом, кряхтел, старался найти…а я в этот момент плакала от сожаления, что я не могу и мне нельзя дать моему сыну грудь. В эти моменты опять спасибо мужу, он поддерживал меня и говорил, не переживай, накормишь еще!)

На четвертую неделю жизни сына его переводят в ОПН и я ложусь вместе с ним. Его вес к тому моменту колебался на 1200. Кормили его естественно через зонд и специальной смесью. А я же лишь давала ему пожамкать мой сосок. Так длилось две недели. Все сцеженное молоко мне приходилось либо пить самой, либо выливать, а вид вылитого молока сказывался на его обьеме. От стресса и усталости, недосыпания(малыш давал апноэ, переставал дышать и его нужно было бдить 24 часа в сутки) у меня начало уменьшаться молоко. Я сцеживала до полулитра за сутки, в три раза меньше, чем до этого. Моих переживаний добавилось, но я держалась, старалась, сцеживалась, пила много горячего, чая с молоком, перед каждым сцеживанием и между. На 3тью неделю мы начали вводить молоко через соску, а грудь..на грудь у него не было сил, он присасывался, но пожамкав сосок пару тройку раз, переставал. Я пыталась, каждый день пыталась. И вот настал день 46-ой когда сын присосался и высосал первые 25 мл сам!!! Это случилось, когда сын набрал 1800 гр, то есть у него появились силы. Я начала экспериментировать с позами, потому что перекрестная, с руки и из подмышки ему были не удобны, он плакал, кряхтел… Перебрав много поз, мы нашли удобную для нас обоих — лежа. Сын начал высасывать по 30-40гр. Я чередовала соску с грудным кормлением, потому как он очень уставал. Сначала я кормила его грудью раз в день утром, потом два раза в день: утром и вечером, а остальное время соской, потом три раза… И если нужно было по его норме, то докармливала из соски. В общем на пятой неделе нашего совместного пребывания в опн, сын полностью ел грудное молоко, мы ушли от смеси. Правда не ушли от соски, но он с радостью сосал! А я была счастлива и сейчас счастлива. Молоко стало прибывать, я сцеживаю его после кормления грудью, сцеживаю остатки или сцеживаю на докорм, когда сын не доедает из груди или засыпает.

Сейчас мы дома, едим молоко, в основном из груди, но иногда, из спец бутылочки со специальной соской, которая приближена к груди. Я очень рада, что сохранила молоко, что сын его кушает и набирается сил и здоровья. И хочется пожелать всем мамам, сквозь стресс и слезы, любя своего малыша, думая о нем, сохраняйте молоко, сцеживайтесь, смотрите на его фотографию, если малыша нет рядом, думайте о нем, разговаривайте мысленно с ним и сохраняйте молоко, чтобы потом испытывать необычайное счастье и радость от вашего процесса единения, от этого чуда, когда ребёнок сосет грудь.»

Наталья
Малыши, которые поспешили появиться на свет
Медицинское оборудование не может стабилизировать недоношенных детей так, как это сделает мама

«..не буду вдаваться в подробности о возможных причинах недоношенности своей малышки, но получилось так, что совершенно неожиданно, на 35 неделе беременности у меня отошли воды, затем было несколько утомительных часов ожидания родовой деятельности и активизация её путем прокапывания окситоцином, 19 часов — мучений и вуаля! — я услышала сдавленный писк своей доченьки. Спросила: дышит? «Дышит» ответили мне, и я погрузилась в пучину тяжелого сна от изнеможденности.

Моя дочка, Злата, родилась совсем крошечной — 1800гр, как сказали врачи, был нарушен кровоток и как следствие, питание. Слава Богу, что кроме как на весе и размерах, это больше ничем не сказалось, все рефлексы были в норме. Первые 2 дня в роддоме ее продержали в кювезе и кормили смесью. Затем перевели ко мне в палату, и я стала делать первые попытки кормления грудью. Уже почитав к этому времени книгу о грудном вскармливании, я знала теорию правильного прикладывания, но на практике ничего не выходило. У меня плоские соски, а у дочки совсем крохотный ротик. Ещё дурная процедура в роддоме — взвешивание «до» и «после» кормления. Конечно, цифры почти никакой прибавки не показывали и мне приносили смесь для докармливания.

Малыши, которые поспешили появиться на свет
«Это необыкновенное, космическое чувство единения со своим ребёнком…»

Затем, нас с малышкой перевели в отделение для выхаживания недоношенных детей до набора веса в 2100 гр. Каких малышей я там только не видела: с проблемами зрения, не могущих самостоятельно дышать и сосать! Я молилась и благодарила Бога, что Златочка все может, здорова, просто худенькая… Грудью в отделении было кормить запрещено, пребывание раздельное, и каждые 3 часа нужно было сцеживать по 40мл на кормление ребенка. Первый раз я с трудом нацедила 30 мл, затем 20 мл, потом не больше 15 мл..Я с завистью смотрела на других мамочек, у которых уже вторые детишки, и они, словно козы, за 5 минут цедили по 80 мл, а я приходила за час и по капле, со слезами на глазах — 15мл….меня вызвала «на ковер» педиатр. «Что с молоком?» — спросила меня педиатр. Говорю: «молоко есть, но у меня не получается его сцеживать». Она вздохнула и говорит: «Понимаете, я сама — мама, и у меня было много молока. Когда оно есть, то бьет струей, а когда нет…тут уж ничего не поделаешь, но Вы не переживайте, смеси нынче хорошие! Поезжайте на выходные домой, потренируйтесь, но если все будет по-прежнему, придется вам оставить отделение.» Как мне было не переживать? Я уже достаточно была информирована о пользе грудного вскармливания, и хотела во чтобы то ни стало кормить грудью! Купила молокоотсос и начала разрабатывать грудь. С молокоотсосом дело пошло чуть быстрее, к понедельнику я вернулась в отделение и 40 мл все-таки смогла из себя выжимать.

К моменту выписки, Злате было уже 3 недели и неделю до месяца я так же сцеживалась молокоотсосм, кормила ее из бутылки, а на ночь ещё и смесь разводила. За месяц, дочка набрала 900гр. Затем, решила, что буду кормить грудью без всяких молокоотсосов и смесей. Сколько может, пусть столько и сосет, а если за второй месяц прибавки не будет, я сдамся и перейду на смеси. Начала давать грудь и столкнулась с другой проблемой — невысосимая боль. Знала, что это от неправильного прикладывания, но по-другому не получалось, слезы брызгали из глаз и ощущение, будто кожу сдирают. Купила на свой страх и риск силиконовую насадку на сосок.(много информации, что дети отказываются от груди после сосания такого соска). Это оказалось моим спасением! Второй месяц мы продержались на ГВ с накладкой и набрали 1300гр! Это была победа! Я поверила в себя, и возможность кормления. Периодически пробовала давать грудь без накладки, и недели через 2 поняла, — мне больше не больно. Накладка отправилась в тот же дальний угол, что и молокоотсос со смесью. Как я полюбила ГВ! Это необыкновенное, космическое чувство единения со своим ребенком…

Через неделю Злате будет 2 года и 3 месяца…ну а мы…все ещё кормимся грудью!

Помните, что «грудь — не бидон, а родник». Всем приятного ГВ!»

Юлия

«Здравствуйте, дорогие мамы…я пишу вам здесь, чтоб поделиться своей огромной радостью и огромной победой с вами….

А случилось всё в прекрасной апрельский денёк, когда мы с мужем довольные в ожидании маленькой малышки поехали на дачу(муж очень хотел побаловать шашлыком…да и почистить после зимы сад)…я попросила заехать в консультацию перед поездкой, чтоб показать щиколотки, они стали отекать, и хоть мне говорили, что на 27 неделе это вроде как и обычное дело, но я как послушная пациентка всё же насторожилась и поехала к участковой гинекологу, т.к. во время первой беременности у меня отёков не было…зашла в кабинет и мне резко стало плохо…врач померила давление и не поверила глазам, решила, что аппарат сломался..перемерила — результат тот же 220 на 120..меня сразу на скорой в роддом и после суток безуспешных попыток как-то снизить давление, консилиум врачей принял решение экстренно оперировать…конечно написать- это ничего не сказать о том, что я пережила в те два часа до операции…мужу всё сказал по телефону врач, потому., что меня душили слёзы и я не могла выдавить ни слова…о том выживет ли малышка, врачи давали уклончивые и размытые ответы типа на всё божья воля…из наркоза я выбрала эпидуралку, чтоб быть в сознании и если такова судьба, то хоть раз доченьку увидеть….операция..примерно через час врач, которая пришла и приготовила кювезик, приняла Варвару прямо в мешочке и поднесла её ко мне поближе и сказала: вот посмотри, Варвара твоя, посмотри….и я увидела в полупрозрачном мешочке маленькое тельце в водичке…потом меня зашивали, а эта женщина(как потом выяснилось заведующая детской реанимацией) всё трудилась над дочей моей, «заводила лёгкие»…прошло ещё минут 10 и я услышала тихий-тихий писк, но он для меня был самым сладким на земле звуком…её увезли в этом маленьком кювезике, но дали мне ещё раз взглянуть через стекло…и увезли….и вот тут и начались самые, я не побоюсь этого слова, ужасные дни в моей жизни…конечно это безумно страшно каждый день идти и не знать, стоит ли твой кювезик или уже нет…разрешали приходить на один час в сутки…НО!…за что огромное спасибо заведующей — брали грудное молоко в одноразовых контейнерах на 8 из 9 кормлений…я связалась с очень хорошой группой поддержки  грудного вскармливания *** и объяснила ситуацию…мне девочки начали писать и помогать советами, как увеличить лактацию, потому что следующей огромной проблемой для меня стала нехватка молока…его было совсем чуть-чуть…буквально половину миллилитра…и во что бы то ни стало, я решила, что доченька выживет моя и я её обязательно её буду кормить молоком…и потянулись ночи без сна, и бесконечные сцеживания каждые три часа и все рекомендации девочек- феечек, которые я исполняла как робот, не жалея себя ни на секунду….звенели эти бесконечные будильники и очень хотелось плакать и я много плакала и постоянно молилась о том, чтоб доченька моя выжила и выздоровела, когда приходила к ней я ей говорила не переставая, что она у меня сильная и крепкая, что она всё может и выздоровеет обязательно, что она у меня умничка и молодец…я знаю она меня слышала!!!! Я улыбалась ей всегда и она редко проснувшись тоже дарила мне улыбку!!!! Я не видела никого и говорила с ней ласково и достаточно громко…может это и было какое-то сумашествие, но это помогло нам с ней выжить! Доча моя сначала была 7 дней на ивл, затем 10 дней на сипапе…потом была тяжелейшая пневмония и ещё 21 день на ивл…врачи меня поддерживали, в душе жалея меня, они не надеялись на хороший результат…мы с Варварой не сдавались….я верила в свою дочь, а она чувствовала, что она очень мне нужна и я её люблю! Всё время твердила себе- лишь бы не сойти с ума.

4 раза в день я ездила в больничку и возила молочко…молочка стало прибывать..очень медленно, но всё же был сдвиг на 5 мл, 10, 11, 12, и т.д. я очень стремилась выдавить как можно больше молочка, чтоб на опережение хватило…несколько раз у нас срывался желудочек и нас раскармливали заново начиная и 1 мл…потом перевод в др реанимацию….перевод на этап….нам было уже четыре месяца на момент перевода….и тут конечно нам не повезло с персоналом…я видела как издеваются над малышами…мне было с чем сравнить и тут уже моё сердце не выдержало и устроила истерику после которой мне выделили место с дочей…я не смогу описать те чувства, которые испытала оставшись и дочей один на один в палате!!!!! Я была в такой эйфории- это не передать словами!!! Там я уже прицепилась, если можно так сказать к одному замечательному консультанту по гв ***…и она повела меня дальше…и я дала своей Варварушке грудь и она её взяла…я рыдала от счастья…мы все проблемы решали с ней пошагово..и прибавку в весе и помню нашу чудесную онлайн консультацию много-много поддержки…спасибо вам девочки!!! Я вас всех душой чувствовала, как вы болели за меня и всегда не устану благодарить!!!! Теперь всё самое страшное уже позади и у меня ЕСТЬ чудесная доченька- милейший человечек!!! Нам 30 декабря исполнилось 8 месяцев!!! Это наша победа, девочки!!! Благодарю вас и успехов вам в вашем добрейшем труде!!!

Я не указала самое главное…мы родились 720 грамм и 32 см…1- 2 балла по шкале..на сегодня мы 4500 и 57 см»


Листовка в формате Pdf: PretermHandout
 

Как понять, что медработник мешает кормить грудью

др.Джек Ньюман

Перевод Наталии Гербеда-Вильсон
Редакция Татьяны Манковой

Все медработники говорят, что они двумя руками за грудное вскармливание.  На деле же, если у вас получается кормить, то никто вам мешать не будет.  А может быть и будет, несмотря на нормальное кормление.  Но как только у вас не получается кормить, вы устали, не ладите с мужем или мало ли что еще, врач обязательно посоветует отлучить ребенка от груди или начать его докармливать.  Как же разобраться, что медработник поможет вам кормить, или по крайней мере, не будет мешать и хотя бы попробует поддержать вас, если кормление незаладится?  Вот краткий список признаков, который поможет вам понять поддерживает врач кормление на словах или на деле, более подробно об этом читайте на этой странице.

Медработник мешает грудному вскармливанию, если:

  1. Во время беременности или сразу после рождения ребенка врач предлагает вам пробники смесей или брошюры производителей искусственного питания.  И пробники смесей, и рекламные материалы заманивают кормить ребенка искусственными смесями. Когда врач раздает литературу или товары производителей искусственного питания, он рекламирует их товар.  Сегодня нет данных, что для здорового ребенка какая-то марка смеси лучше другой.  Любые раздаточные материалы (бумажные, аудио или видео), которые прилагаются к пробникам смесей, исподволь или открыто, подрывают веру в то, что у вас получится кормить и напропалую нахваливают искусственное питание.  Все еще не верите в злые умыслы производителей смесей?  Тогда подумайте, зачем они всеми правдами и неправдами завоевывают право распространять именно свою продукцию и литературу через врачей и роддома? Почему медработники не рекламируют грудное вскармливание?
  2. Врач считает, что грудное и искусственное вскармливание ничем не отличаются.  Многие искусственники вырастают здоровыми и довольными жизнью людьми.  Не все груднички вырастают здоровыми и счастливыми. Все же это не значит, что грудное и искусственное вскармливание — одно и то же.  Искусственная смесь лишь отдаленно напоминает грудное молоко.  Более того, сегодняшняя смесь – это попытка воспроизвести, что мы знали, вернее, о чем мы только начинали догадываться о грудном молоке несколько лет назад.  Например, много лет подряд было известно, что докозагексаеновая  и арахидоновая кислоты важны для развития мозга ребенка.  И только недавно эти кислоты стали добавлять в искусственные смеси.  Значит ли это, что смеси стали лучше?  Нет, потому что неизвестно, идут ли эти добавки на пользу ребенку: разные вещества по-разному всасываются из грудного молока и смесей.  Подобные различия существенно влияют на здоровье детей, а потом и взрослых.  Я уже не говорю о всем разноорабразии составляющих грудного молока, которых вообще нет в искусственном питании, хотя всем известно, как они важны в первые годы жизни ребенка!  Как вы уже наверное догадались, я говорю об антителах и клетках, которые защищают ребенка от инфекций, о факторах роста, которые помогают дозреть иммунной системе, мозгу и другим органам.  И нужно ли объяснять, что когда женщина кормит грудью, она ухаживает за ребенком совсем не так, как если бы она кормила из бутылки?  Очень грустно, если у вас не получилось кормить, хотя в большинстве случаев проблемы с кормлением можно было предупредить.  Однако это не повод снисходительно обманывать вас.  Как я уже писал, грудное вскармливание не гарантирует здоровье и счастье ребенка, но нельзя и отрицать то, что оно сильно влияет на вероятность вырастить благополучного здорового малыша.
  3. Врач говорит, что лучше смеси марки Х ничего нет.  Подобные утверждения означают, что врач слишком много общался с распространителями этой смеси или наслушался рекламы.  А может быть собственным детям врача именно эта смесь подошла больше, чем другие.  Попросту врач дает вам предвзятый совет вместо научно обоснованной рекомендации.
  4. Врач не советует вам кормить как только ребенок родился, потому что вы устали  после родов или потому, что он думает, что дети часто не хотят сосать грудь сразу после рождения. Если ребенок сам не хочет сосать – не беда, но если ребенок берет грудь вскоре после того, как родился, вы быстрее и легче научитесь кормить. Вам необязательно сидеть во время кормлений.  Дети чудесно сосут грудь, пока мама лежит и отдыхает или даже спит.  Новорожденные могут не сразу взять грудь, но не лишайте малыша возможности присосаться, когда он вдруг захочет.  Важно только не пропустить этот момент.  Большинство детей хотят сосать и лучше всего берут грудь через час-два после рождения.  Если в это время унести ребенка от матери, можно упустить время, когда наладить кормление легче всего.  Как только ребенок родился, нет ничего важнее, чем научиться кормить грудью.  Если ребенка взвешивают, ему делают уколы, закапывают глаза, и у вас совсем нет времени попробовать приложить малыша к груди, — медработники мешают вам кормить.
  5. Врач советует дать ребенку бутылку как можно раньше, чтобы малыш привык к соске.  Врач считает, что ребенок может сосать и грудь, и соску, и это не мешает кормить грудью.  Если ребенок может сосать и грудь, и соску, зачем врач советует научить ребенка сосать бутылку как можно раньше?  Нужно еще доказать, что искусственные соски безвредны.  Ни одно млекопитающее в дикой природе никогда не сосало из соски.  Человек первый придумал искусственный сосок, и то до совсем недавнего времени люди почти не кормили детей бутылками.  До сих пор недоказано, что искусственные соски безопасны для кормления грудью.  Медработник, который всю жизнь прожил среди людей, которые кормят из бутылок, принимает кормление из бутылок и сосок (а не грудное вскармливание) за физиологическую норму.  Поэтому он ошибочно думает, что искусственные соски совершенно безвредны и безопасны.  Не все дети путаются между грудью и соской, не все дети плохо сосут, потому что они не могут переключиться между сосанием груди и соски.  Однако некоторые дети с трудом сосут грудь, если им дали пососать соску.  Искусственные соски – один из факторов, которые приводят к тому, что кормить не получается.
  6. Врач советует отлучить ребенка от груди, если вы или ребенок заболели, если вам нужно пить лекарства или сдать анализы, сделать рентген, пройти лечение.  Очень часто врачи ошибочно считают, что ребенка надо отлучить.  Крайне редко лечение, процедура или заболевание действительно несовместимы с кормлением. Врач, который поддерживает кормление, пострается найти возможность не прерывать грудное вскармливание на время лечения.  Фармакологические справочники для врачей и вкладыши к лекарственным препаратам почти всегда пишут, что прием препарата противопоказан при  грудном вскармливании.  Фармацевтические компании бояться судебных исков, поэтому интересы матерей и детей волнуют их меньше всего.  Если матери надо пить лекарства, врач должен подобрать препарат, совместимый с кормлением.  Большинство лекарств совместимы с кормлением.  К тому же почти всегда есть более чем одно лекарство для лечения определенной болезни. Если врач прописывает лекарство несовместимое с кормлением, он считает, что кормление неважно.
  7. Врач крайне удивлен, что вы все еще кормите 6-месячного малыша.  Многие медработники думают, что детей нужно кормить искусственными смесями до 9-12 месяцев.  Сегодня уже есть смеси для кормления 18-месячных и даже трехлетних детей!  Неудивительно, если медики скоро начнут советовать кормить детей смесями до трех лет. В то же время врачи считают, что грудное молоко и грудное вскармливание после шести месяцев блажь или даже вредная привычка. Почему же суррогатное питание лучше нормального?  Откуда появились такие странные идеи?  Кормление грудью два-три года считается обычным и нормальным почти во всем мире. Вездесущая реклама искусственного питания привела к тому, что нормальное грудное вскармливание становится редкостью.
  8. Врач рассказывает, что после шести месяцев в грудном молоке нет ничего полезного.  Даже если бы это было так, грудное вскармливание (сам процесс), даже без молока, ценно само по себе как неповторимые отношения между матерью и ребенком.  И все же молоко есть молоко, с жирами, белками, калориями, витаминами, антителами и другими защитными факторами.  Некоторых веществ по мере взросления ребенка даже становится больше, чем когда ребенок был маленький.  Если кто-то утверждает, что после шести месяцев в молоке нет ничего полезного или питательного, он ничегошеньки не смыслит в грудном вскармливании.
  9. Врач учит ни в коем случае не давать ребенку засыпать у груди.  Зачем усложнять свою жизнь?  Хорошо, если ребенок может уснуть и без груди.  И все же, прелесть кормления в том, что ребенка легко усыпить у груди.  Испокон веков, всегда и везде дети мирно засыпали, посасывая грудь.  Какая мать не растает, когда теплый комочек спокойно, без слез засыпает у ее груди?  Кормление грудью помогает быстро уложить ребенка спать — маме легко, ребенку спокойно.
  10. Врач советует оставить больного ребенка в больнице под предлогом, что вам лучше отдохнуть без него дома.  Несомненно, вам нужно побольше отдыхать, особенно если вы ухаживаете за больным малышом.  Роддом или больница, которые поддерживают кормление, должны сделать так, чтобы вам было удобно в больнице, где лежит ребенок.  Больным детям нужно кормление даже больше, чем здоровым.
  11. Если у вас не получается кормить, и врач не знает, как вам помочь, он не направляет вас за помощью к другим специалистам. Почти все сложности с кормлением легко предупредить или решить по ходу дела.  Введение докорма искусственной смесью чаще всего мешает, а не помогает наладить кормление.  К сожалению, большинство врачей (и особенно педиатров) не знают, как помочь кормящей женщине. Зато вокруг есть другие специалисты, которые знают как справится с трудностями.  Не сдавайтесь!  Ищите квалифицированную помощь для того, чтобы научиться кормить грудью. «Для того, чтобы быть хорошей мамой, необязательно кормить грудью» —  верное утверждение, но от него не легче, когда у вас не получается кормить.

Handout #18. How to Know a Health Professional is not Supportive of Breastfeeding. Revised January 2005

Written by Jack Newman, MD, FRCPC. © 2005

Короткая уздечка языка и кормление грудью

 

Catherine Watson Genna, New York City NY USA
From: LEAVEN, Vol. 38 No. 2, April-May 2002, pp. 27-29

Перевод Ирины Рюховой и Наталии Гербеда-Вильсон

Короткая уздечка языка, или анкилоглоссия (ankyloglossia; греч. “изогнутый язык”) – состояние, когда уздечка языка (phrenulum linguae),  перепонка прикрепляющая язык ко дну ротовой полости, ограничивает движения языка. У детей с такой анатомической особенностью, уздечка обычно прикреплена близко к кончику языка, оставляя мало или почти никакого “свободного языка”, а также уздечка может находиться и глубже во рту, но быть при этом слишком короткой и неэластичной. В течение продолжительного времени это анатомическое состояние диагностировали и лечили уже при рождении ребенка, чтобы предотвратить трудности в кормлении грудью, а впоследствии с развитием речи.  В1940-1950-х годах, с понижением числа женщин кормящих грудью, эта процедура перестала пользоваться популярностью.   С возрождением традиции кормления грудью, короткая уздечка языка снова была классифицирована как потенциальная проблема, и исследователи начали выделять критерии диагностики и лечения для поддержки кормящих мам.

В норме свободный кончик языка ребенка достигает, по крайней мере, 16 миллиметров к возрасту 18 месяцев (Kotlow 1999).  Ребенок должен быть способен облизать языком губы, поднять переднюю половину языка к твердому небу и провести языком по деснам.  Ребенок с короткой уздечкой языка не может высунуть язык за пределы нижней губы, или кончик языка стремится вниз, когда язык высунут изо рта за пределы нижней губы.  Если же уздечка языка мало растяжима, задняя часть языка поднимется, в то время как передняя остается прижатой ко дну полости рта, что иногда называется “горбатым языком”.  При попытках ребенка поднять язык с короткой уздечкой на кончике языка часто образуется выемка, напоминающая вершину сердца.  У ребенка с короткой уздечкой, язык приподнимается больше по сторонам, чем в середине.  Пытаясь дотянуться любой стороны рта, ребенок выкручивает язык, не в состоянии провести кончиком языка по задней части десен.   Ребенку с очень короткой уздечкой вообще не удается высунуть язык так, чтобы закрыть нижюю десну.  Когда язык простирается над нижней десной, у ребенка подавлен кусательный рефлекс. Если грудь касается неприкрытой нижней десны, ребенок рефлекторно кусает ее.

Язык играет одну из ведущих ролей процессе кормления. Он помогает втянуть грудь в правильную позицию во рту, затем формирует желоб по длине для удержания груди на месте и для сбора молока в задней части языка перед проглатыванием.  Синерадиографическое (рентген в движении) и ультразвуковое исследования определили процесс движения языка во время сосания груди (Ardran 1958; Bosma 1990; Woolrich 1986).  Кончик языка поднимается и задерживает молоко в передней части груди, затем от передней части языка до его середины проходит волна, продвигая молоко из ареолы в сосок. Задняя часть языка опускается на дно рта, чтобы уменьшить давление во рту.  Молоко выталкивается из соска комбинацией положительного (сдавливание) и отрицательного (вакуум или всасывание) давления.

Трудности при кормлении грудью, вызванные наличием короткой уздечки, обычно пропорционально зависят от длины и эластичности уздечки, длины свободного языка и гибкости дна рта. Даже при крайней форме анкилоглосии, когда уздечка крепится к самому кончику языка, ребенок иногда может сосать грудь без лечения, если дно рта гибкое и может растягиваться, позволяя больше двигать языком, хотя это и очень утомительно и сосание менее эффективно. И наоборот, у некоторых младенцев уздечка расположена далеко от кончика языка, но настолько коротка, что не дает языку подниматься и вытягиваться. Младенец с короткой уздечкой языка обычно сосет грудь дольше и чаще, чем малыш без анкилоглоссии. Анкилоглоссия без лечения может предрасполагать к проблемам с зубами и дыханием из-за отсутствия правильных движений языка во время кормления грудью для распрямления неба (Palmers 1998).

Младенцы пытаются компенсировать короткой уздечки языка несколькими способами. Самый распространенный способ – использование челюстей для увеличения положительного давления на грудь.  В этом случае мать рассказывает, что ребенок кусает или жует грудь. Сосок обычно выходит изо рта как будто раздавленный или скошенный, как конец новой помады, с отчетливыми следами давления вокруг соска. На вершине бугорка по линии сжатия на кончике соска может появиться водяной пузырь или  кожа на соске может лопнуть, образовав трещину.  Боль во время кормления пропорциональна сдавливанию груди, а также повреждению тканей.  Ребенок также быстрее устает от чрезмерного сдавливания.  В тяжелых случаях, у ребенка случается тремор челюстей (дрожание челюстей) из-за усталости мускулов.  Тремор челюстей вынуждает приостановить кормление.

Неглубокий захват соска усугубляет чрезмерное сдавливание груди во время сосания, присущее детям с анкилоглоссией.  При неглубоком захвате груди язык ребенка менее стабилен.  Уменьшение стабильности языка приводит к увеличению давления, оказываемого ребенком, для высасывания молока.  Боль при кормлении замедляет рефлекс выделения молока, и ребенок увеличивает еще больше в попытке получить больше молока.  Как только молоко начинает выделяться, ребенок снижает давление, и молоко смазывает сосок, что временно уменьшает боль матери.

Другой распространенный способ компенсации короткой уздечки состоит в использовании губ (вместо языка) для выдавливания молока из груди, когда язык напряжен или захват груди неглубокий. Во время кормления губы младенца должны плотно обхватывать грудь для создания «присоски», но не двигаться слишком активно.  Ребенок также может использовать губы для удержания груди во рту.  Дети с короткой уздечкой языка часто «соскальзывают» с груди во время кормления.

Младенцы с тугой уздечкой часто могут сосать грудь, прилагая больше усилий для достижения более глубокого захвата груди, который способствует увеличению контакта языка с грудью.  Асимметричный захват помогает ребенку захватить как можно больше груди: сосок прикасается к верхней губе младенца, отчего ребенок слегка откидывает голову назад, открывает рот широко и вытягивает нижнюю губу и кончик языка так далеко за пределы соска, насколько это возможно (Eastman 2000).  Мать также может приложить ребенка следующим образом – сначала  ребенок нижней губой прикладывается на ареолу, а затем мать перекатывает или проворачивает ребенка для захвата груди.  Если ребенок задыхается или захлебывается во время кормления, для улучшения способности справиться с потоком молока, можно  отклониться назад — так, чтобы ребенок практически лежал на груди мамы.  Матери нужно обязательно объяснить о том, что ребенок с анкилоглоссией не так эффективен в высасывании молока как другие дети, поэтому ей важно запастись терпением на время кормления.  Дети с короткой уздечкой языка особо подвержены проблемам набора веса, если кормления ограничиваются по времени или регулируется режимом.

Самое важное соображение при определении, нуждается ли ребенок в лечении – насколько хорошо двигается язык. Если язык выглядит очень напряженным, но ребенок сосет правильно, ему удобно глотать и он получает достаточно молока, а мама не испытывает боли и неудобств – это меньший повод для беспокойства, чем когда язык не выглядит как язык с классически короткой уздечкой, но ребенку сложно высасывать молоко, а маме больно кормить.

Диагностировать и лечить анкилоглоссию могут врачи, включая хирургов полости рта, отоларингологов (также известных как “ухо, горло, нос” или ЛОР), педиатрических хирургов, некоторых педиатров и стоматологов общего профиля.  Мать может попросить, чтобы ее врач дал ей направление к специалисту. Есть несколько способов лечения анкилоглоссии. Самый простой и чаще всего используемый при лечении младенцев — френулотомия, несложная операция, во время которой уздечка надрезается стерильными ножницами под местной анестезией. Френулотомия сопряжена с очень небольшим кровотечением, и является процедурой низкого уровня риска. Ребенок обычно может сосать грудь сразу после френулотомия, и мама тут же может заметить разницу в эффективности и комфорте во время кормления грудью. Некоторым младенцам нужна неделя или две, чтобы понять, как использовать свой «освобожденный» язык. Если маме кажется, что ребенок нуждается в помощи научиться правильно сосать грудь  после френулотомии, можно проконсультироваться со специалистами в области миофункциональной терапии (прим. редактора. Терапия неправильных прикусов и других зубных и речевых расстройств с использованием мускульных упражнений языка или губ, например, логопедом или консультантом по грудному вскармливанию, и выяснить имеют ли они опыт разрешения подобной ситуации.

Главная роль лидера Ла Лече Лиг — предложить маме поддержку и информацию о способах лечения. Если короткая уздечка языка мешает кормить, лидер может помочь матери вылечить повреждения груди, поделиться информацией об анкилоглоссии и способствовать поиску медицинской помощи ребенку.  Если мама колеблется, стоит ли поднимать этот вопрос с детским врачом, лидер может помочь прорепетировать такую беседу с помощью ролевой игры. (Sachetti 1998). Некоторые родители отказываются прибегать к медицинскому вмешательству, как и некоторые врачи отрицают необходимость лечить анкилоглоссию. В любой из этих ситуаций лидер уважает решение родителей, поддерживая маму в намерении кормить грудью. Возможно, лидер поощряет поиск другого врача, который возьмется за лечение, признавая, что анкилоглоссия снизит эффективность любого способа кормления для ребенка.

Библиография

Ardran, G., Kemp, F., Lind J. A cineradiographic study of breastfeeding. British Journal of Radiology 1958; 31(363): 156-162.

Bosma, J., Hepburn, L., Josell, S., et al. Ultrasound demonstration of tongue motions during suckle feeding. Developmental Med Child Neurol 1990; 32: 223-229.

Eastman, A. The mother-baby dance: positioning and latch-on. Leaven Aug/Sept 2000; 63-68.

Hazelbaker, A. K. The Assessment Tool for Lingual Frenulum Function. Columbus, Ohio: Self-published, 1993.

Kotlow, L. A. Ankyloglossia (tongue-tie): a diagnostic and treatment quandary. Quintessence Int. 1999 Apr; 30(4): 259-62.

Marmet, C., Shell, E. Training neonates to suck correctly. MCN 1984; 9: 401-407.

Marmet, C., Shell, E., Marmet, R. Neonatal frenotomy may be necessary to correct breastfeeding problems. J Hum Lact 1990 Sep; 6(3): 117-21.

Merewood, A. and Philipp, B. Breastfeeding: Conditions and Diseases. Amarillo, TX: Pharmasoft Publishing, 2001.

Messner, A. H. Ankyloglossia: incidence and associated feeding difficulties. Arch Otolaryngol Head Neck Surg 2000 Jan; 126(1): 36-9.

Nicholson, W. L. Tongue-tie (ankyloglossia) associated with breastfeeding problems. J Hum Lact 1991 Jun; 7(2): 82-4.

Palmer, B. The influence of breastfeeding on the development of the oral cavity: a commentary. J Hum Lact 1998 Jun; 14(2): 93-8.

Sachetti, D. (ed.) Leader’s Handbook, revised edition. Schaumburg, Illinois: La Leche League International, 1998.

Wiessinger, D., Miller, M. Breastfeeding difficulties as a result of tight lingual and labial frena: a case report. J Hum Lact 1995 Dec; 11(4): 313-6.

Woolridge, M. The ‘anatomy’ of infant sucking. Midwifery 1986; 2:164-171.

Woolridge, M. Aetiology of sore nipples. Midwifery 1986; 2:172-176.

Разные виды уздечек языка

Уздечка – складка слизистой мембраны, которая соединяет две части, одну более или менее подвижную, и служит для проверки движения подвижной части.  «…Помимо уздечки языка, в ротовой полости есть другие уздечки.  Bucca frena соединяет щеки и десны, labial frena (уздечки нижней и верхней губ) соединяют губы и десны; уздечка верхней губы соединяется с десной с внутренней стороны губы в центральной части.

Ребенок, который не может отвернуть верхнюю губу (из-за тугой уздечки верхней губы), может нуждаться в смене позиции во время кормления таким образом, чтобы губа была прижата к верхней десне.  Некоторым мамам и детям такая позиция не подходит и мешает эффективному кормлению.  Если у матери короткий сосок и ткани груди неэластичны, даже попытка приложить ребенка к груди может быть проблематичной из-за невозможности захвата груди, особенно, если захват груди сам по себе требует значительного отворота губ.  Точно также, тугая уздечка нижней губы может стать причиной схожих трудностей, не давая возможности отвернуть как следует нижнюю губу.

Weissinger, D. and Miller, M. Breastfeeding difficulties as a result of tight lingual and labial frena: a case report. J Hum Lact 1995 Dec; 111(4): 313-6.

Примечание редактора.: Шила Фицджеральд из г. Ирвин, Калифорния, США поделилась своей историей кормления сына с короткой уздечой в журнале New Beginnings (March-April 2002).  Патти Спаньер из г. Далтон, Джорджия, США рассказала свою историю кормления сына с короткой уздечкой в журнале New Beginnings (September-October 2000) issue

Дополнительная информация

Веб-сайт Др. Брайана Палмера включает презентации об уздечках с точки зрения стоматолога.: Frenums, Tongue-Tie, Ankyloglossia 2001.

Ознакомиться с презентацией в формате PDF (portable document format) об эффектах анкилоглоссии на строение рта можно по адресу www.brianpalmerdds.com/frenum.htm

Tongue-Tie: Impact on Breastfeeding, by Dr. Evelyn Jain, 18-минутная видеокассета о короткой уздечке языка для врача и консультанта по лактации с демонстрацией техники френулотомии.  Приобрести кассету можно по адресу: Lakeview Breastfeeding Clinic 6628 Crowchild Trail S.W. Calgary, Alberta, Canada T3E 5R8 Fax: 403-249-0156 www.drjain.com/

Поддержка матерей, кормящих сцеженным молоком

Джилл Лэндис, Цинциннати, Огайо, США
From: LEAVEN, Vol. 37 No. 1, February-March 2001, p. 3-6

Перевод Вероники Савиной

Многие матери сегодня хотят кормить младенцев своим молоком, не прикладывая их к груди. Вместо обычного кормления они используют искусственные средства, вроде  молокоотсоса, чтобы сцедить молоко для своих детей. Современные технологии сделали этот процесс возможным для установки, поддерживания и даже увеличения лактации.

Эта тенденция расстраивает многих защитников кормления грудью, которые считают, что женское молоко лучше, чем искусственная смесь для ребенка, но и также понимают важность эмоциональных аспектов кормления грудью и физиологических преимуществ, которые получает ребенок, когда его кормят грудью. Двойственное отношение со стороны защитников кормления грудью к уникальности грудного вскармливания в нашей культуре и к искусственному вскармливанию, вызывает у матерей, которые кормят своих  младенцев сцеженным молоком из бутылок,  чувство отчужденности, неполноценности  и изолированности.

Для обеспечения оптимальной поддержки матерей, кормящих сцеженным молоком, Лидеры Ла Лече Лиги, сначала необходимо понять, почему женщины не кормят детей грудью.

Почему некоторые матери решают кормить сцеженным молоком

Многие факторы могут подтолкнуть мать все время сцеживать свое молоко для кормления ребенка; нет единственного и универсального описания, в рамки  которого попадет каждая из таких матерей. Лидеру важно понять, почему некоторые матери принимают решение кормить сцеженным молоком, и в какой поддержке они нуждаются от специалистов по грудному вскармливанию.

Образ жизни и философия воспитания некоторых матерей влияют на  принятие решения. Некоторые женщины могут думать, что сцеживание будет более удобно, позволяя кому-то еще кормить ребенка, в то время как мать отдыхает или когда ее нет дома. Некоторые начинают сцеживаться сразу после рождения ребенка, так как переживают о переходе от кормления грудью к кормлению из бутылки по выходу на работу.  Некоторые надеются, что кормление сцеженным молоком позволит им наладить кормления по режиму.  Некоторые женщины кормят сцеженным молоком из-за стеснительности и невозможности кормления ребенка на улице или при посторонних людях. Некоторые женщины еще во время беременности решают кормить сцеженным молоком, потому что видят в этом пользу и удобство для обоих: ребенок будет получать все преимущества материнского молока, в то время как мать пользоваться, кажущимся ей, удобством кормления из бутылочки.

Некоторые женщины решают сцеживать молоко после того, как они столкнулись с трудностями кормления грудью в послеродовом периоде.  У них могут быть проблемы с плоскими или втянутыми сосками, трещинами сосков, или застоем молока. Им, может быть, трудно разбудить сонного новорожденного, чтобы покормить его грудью, или приложить младенца к груди правильно. У ребенка может быть путаница сосков. А некоторые матери могут столкнуться с трудностями при кормлении грудью из-за травмы сексуального насилия в прошлом. Часто эти женщины хотят кормить грудью и начинают активно сцеживать свое молоко, так как хотят дать ребенку всю пользу и выгоду женского молока даже при том, что их попытки при кормлении грудью были неудачны.

Наконец, некоторые матери выбирают сцеживание своего молока потому, что их младенцы неспособны сосать грудь из-за физиологического состояния. В то время как некоторые младенцы неспособны сосать грудь только временно (недоношенные младенцы), другие никогда не смогут получить мамино молоко естественным способом (младенцев с двусторонними расщелинами неба, новорожденные с Синдромом Пьера Робина *, и младенцы с серьезными неврологическими болезнями). Эти матери активно сцеживаются исключительно из-за положительных, полезных свойств грудного молока, которое обеспечивает потребности детей, чьё здоровье может пострадать в результате особенностей их физиологического состояния.

*примечание автора: Синдром Пьера Робина проявляется как необычно маленькая нижняя челюсть в сочетании с ращеплением неба, смещения языка к задней стенке глотки и обструкция дыхательных путей.

Как лидеры могут поддержать мать, кормящую сцеженным молоком

Лидеры уже обладают навыками и ресурсами для поддержки кормящих матерей: они знают, как с помощью навыков активного слушания и диалога решать проблемы. У них есть самая современная и точная информация, доступная через публикации и систему поддержки ЛЛЛ.  Подобно кормящим матерям, матери, кормящие сцеженным молоком, нуждаются в принятии их как мам, уважении к решениям, поощрении и материнской взаимоподдержке. Однако, из-за особых обстоятельств, эта ситуация должна иметь специальное значение для лидеров, которые поддерживают и поощряют их.

Поддержка в ситуациях, где кормление грудью все еще возможно

Во многих случаях, возможно даже в большинстве, матери начинают кормить сцеженным молоком потому, что они столкнулись с трудностями в кормлении грудью. Наиболее вероятно, что их своевременно не  поддержали и не помогли в начале кормления грудью. Кроме того, они, возможно, испытывали проблемы дома, но не знали, куда обратиться за помощью.  Для этих матерей сцеживание явилось, в свое время, удачным решением, нарастающих как ком снега,  проблем с кормлением грудью с трещинами или застоями.  Возможно, ребенок отказался брать грудь вообще из-за путаницы сосков или сонливости, и сцеживание молока было спасением при сложившихся обстоятельствах.

В сложившейся ситуации, может быть, слишком соблазнительно настоять на решении проблемы с кормлением, однако, прежде всего, мать нуждается в принятии, понимании и терпении в работе с ней.  Кормление может быть неприятным и даже травматичным для нее.  Много различных эмоций могут заставить мать кормить сцеженным молоком, включая страх, разочарование, гнев, панику, беспомощность, печаль, изоляцию и вину.  Некоторые матери могут реагировать на полные благих намерений попытки спасения грудного вскармливания с гневом и негодованием. Они могут чувствовать, что потерпели неудачу как мать, и винить во всем свой опыт кормления грудью и тех, кто защищает его.  Поэтому, лучший подход со стороны лидеров в этой ситуации состоит в уважении решения матери и установлении доверительных отношений методом активного слушание.

Лидер может восстановить доверие матери к самой себе, подтверждая огромную пользу грудного молока для ребенка.  Сцеживание  — изнурительная, отнимающая много времени работа, которую часто, хотя конечно не всегда, не замечают ни друзья, ни родственники, ни медработники.  Лидеры могут предложить искреннюю поддержку матери, решившей сцеживать свое молоко, признавая эту работу как  подарок любви и желание дать ее ребенку лучшее, что  она может дать ему в это время.

Поскольку матери, кормящие детей сцеженным молоком, часто не чувствуют одобрения общества, и по этой же причине могут даже не хотеть читать литературу по грудному вскармливанию, у них часто нет точной информации о поддержании лактации и/или хранении сцеженного молока.  Это часто приводит к проблемам, включая травмы груди как результат использования некачественных молокоотсосов, развитие мастита и страдания от кандидоза (молочницы).  Помимо этого матери полагаются на неэффективные методы увеличения количества молока (например, употребление чрезмерного объема жидкости), или выливают молоко, которое было оставлено в течение короткого времени при комнатной температуре, и кормят ребенка только замороженным молоком, потому что считают его более безопасным, чем просто охлажденное молоко.  Обеспечивая точную информацию,

лидеры могут помочь матери успешно и эффективно поддерживать лактацию и сохранить максимальное количество защитных свойств в молоке для ребенка.

Часто лидеры помогают женщинам, кормящим сцеженным молоком, индивидуально, по телефону или при личной встрече.  Однако иногда такие матери могут решить ходить на собрания Ла Лече Лиги, чтобы сблизиться с другими матерями и найти поддержку среди матерей. Как лидеры, мы можем следить за тем, чтобы матери, кормящие сцеженным молоком чувствовали себя желанными участницами на собраниях ЛЛЛ.  Мы можем спросить себя, каково будет на нашем собрании такой матери?  Будут ли на собрании активные участницы, которые могут выразить удивление, неодобрение или гнев о решении матери давать ребенку сцеженное молоко, а не грудь? Можно ли услышать уничижительные комментарии о бутылках и матерях, которые пользуются ими?  Будут ли сделаны неосторожные замечания о матерях, которые «не больно то и старались кормить» или которые «не заботятся в достаточной мере о своих детях, что даже не кормят грудью»?  Лидеры могут предпринять шаги, чтобы создать положительную и доброжелательную атмосферу на собрании, лично приветствуя каждую мать и подтверждая ее право быть здесь, а также направляя обсуждение на приемлемую запланированную тему.  Лидеры могут также поощрять матерей «унести с собой нужную им информацию, а ненужную оставить на собрании»; это может служить напоминанием всем матерям, что они не в праве осуждать поступки других мам или пытаться изменить их мировоззрение.

У  матери, которая испытала трудности с кормлением грудью и которая будет принята на встрече другими матерями, открываются большие возможности, по крайней мере, она с большей вероятностью обратится за помощью помощь и поддержкой после рождения следующего ребенка.  Через какое-то время она сможет пересмотреть и проанализировать начальный опыт кормления грудью и решить кормить грудью.  Кроме того, есть какая-то надежда на то, что она может возобновить кормление грудью.  Некоторые матери приходят в Ла Лече Лигу в поисках информации о кормлении ребенка сцеженным молоком, а уходят с ребенком, сосущим грудь.

Иногда терпение вознаграждается

Несколько лет назад мне позвонила мама с тройняшками.  Малыши родились недоношенными; двое из них были дома в течение двух недель, а третьего только что привезли домой из больницы.  Один ребенок брал грудь и сосал хорошо, другой ребенок тоже сосал хорошо, а третий ребенок, Брайен, самый маленький и самый слабый, не брал грудь вообще.  Мать была очень счастлива, что у них тройня и что все они чувствуют себя хорошо.  В дополнение к кормлению грудью двоих детей мать сцеживала еще молоко для Брайена, чтобы ему досталось хотя бы чуть-чуть каждый день. Когда я оценила ее ситуацию, оказалось, что многие из рекомендаций, которые  я обычно даю матерям с одним младенцем, физически невыполнимы с тремя.  Стало очевидно, что малыш Брайен не собирался брать грудь в скором времени.  Я выразила свое восхищение тем, что ей удается кормить всех троих детей грудным молоком.  Про себя я подумала, что она  делает даже больше, чем большинство женщин с одним ребенком.  Я заметила, что она не должна разочароваться в третьем ребенке и может пробовать давать ему грудь один раз каждый день.  Со временем Брайен подрастет, станет сильнее, или, возможно, его рот тоже увеличится настолько, чтобы сосание груди стало возможным.  Я отметила, что она ничего не потеряет, предлагая периодически малышу грудь, и кто знает, может однажды он возьмет ее. Вообразите мое удивление, когда пятью месяцами позже, мне позвонила мама тройняшек и рассказала как она продолжала сцеживать молока и кормить грудью, а также давала Брайену несколько минут каждый день играть и дурачиться возле одной груди, в то время как другую она сцеживала.  «А сегодня, — с волнением в голосе сказала она, сегодня он не только взял грудь, но и сосал молоко, как-будто он делал это всю жизнь».  На тот момент Брайену было не больше трех (гестационных) месяцев, и она наконец сообразил как сосать грудь.  Какая замечательная история!  Как обрадовал меня этот звонок!

Сю Хамл, Вестерн Спрингз, Иллинойс, США

Поддержка матери, когда кормление грудью  невозможно

Как лидеры Ла Лече Лиги, мы искренне надеемся, что у каждой матери и ребенка будут долгие, счастливые отношения в течение всего времени кормления грудью.  Для большинства матерей и младенцев возможность таких отношений реальна.  Поскольку неудача кормления грудью часто связана с предотвратимыми проблемами, вроде неудачной организации кормления грудью или недостатка эмоциональной поддержки, мы можем с подозрением слушать о каждом случае, когда кто-то предполагает, что некоторые дети не могут сосать грудь.  Про себя мы можем задаваться вопросом, действительно ли мать усердно старалась наладить кормление, достаточно ли сильно она хотела кормить?  Нам, как лидерам, может быть трудно принять действительность кормления сцеженным молоком – для некоторых пар мать-дитя это наилучший из возможных вариантов.    Несмотря на это, критически важно принять ситуацию такой какая она есть, чтобы быть в состоянии предоставить безусловную и безоговорочную поддержку, в которой так отчаянно нуждаются и которую заслуживает эти матери.

Помощь Матери, которая огорчена потерей кормления грудью

В развитой Западной культуре, если мать теряет ребенка или рожает ребенка с врожденным пороком или болезнью, обычно, она найдет и сочувствие, и поддержку во время горя и скорби.  Однако если у матери не получается кормить, попытка поделиться своими чувствами будет встречена непониманием.

Поначалу кормящая сцеженным молоком мать может услышать комментарии вроде «Ах, очень жаль. Но, это — не конец света. Ваш ребенок получает грудное молоко. Что еще  Вы хотите? » Потом родственники, знакомые, друзья, и врачи могут начать раздражаться и даже сердится, если мать будет скорбить слишком долго по потере кормления грудью.  Такого рода реакция окружающих может привести к чувству изолированности и стыда у матери, за то, что она скучает по тому, что другие считают настолько тривиальной потерей.  Однако, когда мать планировала кормить, и кормление невозможно, мать будет скорбить. В нашем обществе нет затруднений с пониманием горя человека с ногами, который не может ходить, или с глазами, которые не видят, но мы не в состоянии понять и признать боль матери, которая не может вскормить ребенка грудью.  Только однажды посмотрев на тело женщины, становится понятно, что кормление грудью — естественная часть жизни, и что когда женщина не может испытать эту составляющую материнства, оплакивание потери — естественно.

В Ла Лече Лиге мы верим, что материнство посредством кормления грудью – естественный и эффективный способ понять и удовлетворить потребности малыша.  Кормящая сцеженным молоком мать будет скорбить по утрате кормления. У нее не получится успокоить ребенка у груди, когда он болен, ушибся, расстроен или капризничает.   Ее огорчит отсутствие спонтанности, успокоения, мобильности, и непринужденности заботы о ребенке, которого обеспечивает кормление грудью.  Ее огорчит отсутствие естественности кормления грудью, ощущения в груди в ответ на плач ребенка или чувства его шелковистого прикосновения, вместо ощущения холодных пластмассовых воронок и гула молокоотсоса. И ее огорчит отсутствие социальной связи кормления грудью между женщинами; так как сцеживаются и кормят из бутылок немного женщин, мама может чувствовать, что она имеет мало точек соприкосновения как с матерями кормящими грудью так и с  кормящими из смесями. «Неужели я единственная кормлю сцеженным молоком?» — одинокий гимн, который она поет сама себе, заботясь о своем особом ребенка.

Когда кормящая сцеженным молоком мать вынужденно скорбит в одиночестве и не может поделиться своим горем, есть ли кто-нибудь, готовый выслушать ее?

Сочувствующий лидер Ла Лече Лиги может быть единственным человеком, который подтвердит, что потерять кормления грудью больно, и это веский повод горевать.   Возможно, самый драгоценный подарок лидера матери —  возможность поговорить о потере кормления и признание, что ее боль естественна и имеет основание.  Конечно, если мать особо глубоко переживает потерю кормления, Лидер может направить ее за помощью к специалисту.  Но, часто, лидеру достаточно просто выслушать мать с состраданием и пониманием, когда она рассказывает об уголке сердца, которое всегда будет жаждать кормить ребенка.

Материнская забота посредством кормления грудью, когда кормление грудью – невозможно

Когда мой сын, Авери, родился с синдромом Пьерра Робина, я была в растерянности от перспективы материнской заботы без кормления грудью.  С моей старшей дочерью, Эммой, кормление грудью было основой материнской заботы; кормление было наиболее существенным инструментом, которым я обладала, чтобы удовлетворить потребности моего ребенка.  Когда я узнала, что не могу кормить грудью сына, я была в замешательстве, как  дать моему сыну любовь и нежность, которые были его неотъемлемым правом по рождению.  Вместо того чтобы в гневе отвергнуть кормление грудью, я решила применить все знания и опыт, приобретенные когда я кормила грудью Эмму.  Мой опыт с дочерью был путеводной нитью для материнской заботы об Авери.  Например, я знала, что, если бы  кормила грудью Авери, мы спали бы вместе, и я носила бы его в слинге или на руках, чтобы способствовать частым кормлениям.  Поэтому, даже при том, что Авери не должен был быть на руках целый день, чтобы сосать грудь, я всегда носила его для удовлетворения эмоциональный голод по его маме.  Я также знала, что если бы кормила грудью Авери, он получил бы большое количество тактильного контакта, поэтому я прижимала его к обнаженной грудью по мере возможности, особенно во сне. Я также понимала, что если бы кормила Авери грудью, он, естественно, получал бы мое молоко, и он получал бы его в течение длительного времени.  Я решила сцеживать молоко и поставила себе цель делать это, пока я могу, учитывая потребности всей моей семьи.  Наконец, я поняла, что любящие отношения бывают даже когда кормление грудью невозможно; Авери и я развили наши собственные ритуалы любви и ласки, благодаря которым мы ощущаем близость, связь и тепло.

Начало пути по дороге материнства с багажом опытной кормящей матери сыграло свою роль.   Я уверена, что Авери получит множество подарков от своей сестры в течение жизни.  Однако, самый драгоценный подарок, который Эмма когда либо подарит ему – та мать, которой она меня сделала во время кормления грудью.

Джилл Лэндис, Цинциннати,  Огайо, США

Женское молоко —  Бесценный Дар

В культуре, где кормление грудью — не норма, женщина, которая взваливает себе на плечи тяжелую задачу по обеспечения ребенка собственным молоком с помощью искусственных приспособлений, вероятно, не получит большой поддержки от окружающих. В то время как факт, что женское молоко является превосходным питанием для младенца, неоспорим, многие люди могут спрашивать, зачем так напрягаться, сцеживая молоко, когда можно кормить смесью. Мать, кормящая сцеженным молоком, слышит и видит вокруг себя рекламу и других матерей, расхваливающих чудеса искусственной смеси для ребенка.

Одна мать, которая сцеживала молоко для своего  двухмесячного ребенка с расщелиной неба, была потрясена и разочарована, прочитав в медицинском карте своего сына, что он получает смесь. Это ее деморализовало — доктор ребенка, всеми уважаемый генетик, оказалось, не верил в ценность женского молока, подтвержденную официальной документацией.

В тихие ночные часы, когда она сцеживается молокоотсосом, мать может задаваться вопросом, имеют ли смысл все ее усилия.  В эти минуты поддержка лидеров может быть чрезвычайно важна.  Случайное одобрение за ежедневную работу по сцеживанию молока или предложение информации об удивительных ценностях женского молока может придать этой матери силу и видение, как достигнуть ее цели.

Общение с другими мамами

Женщины во всем мире приходят на собрания Ла Лече Лиги, чтобы помочь друг другу, обсуждая ситуации —  от кормления в общественном месте до воспитания старшего ребенка после рождения нового.   Действительно, Ла Лече Лига построена на мощной энергии материнской взаимоподдержки.  Независимо от того, сколько полезных и точных публикаций о кормлении грудью читает женщина, часто самым важным моментом является почти волшебная связь, которая объединяет ее с другими матерями, которые верят в то, что она делают.   Эта же самая энергия может помочь изменить жизнь для матери, кормящей сцеженным молоком, повышая ее уверенность в способности кормить ребенка, и помогая ей чувствовать связь с другими, вместо изолированности из-за уникальности ее ситуации.

Многие не знают, что в Ла Лече Лиге есть много матерей, которые кормили детей исключительно сцеженным молоком.  Среди них женщины, которые, сцеживали молоко потому, что вышли на работу, для недоношенного ребенка, для ребенка с путаницей сосков или для двойняшек.  Независимо от причин сцеживания, матери, посещающие группу, располагают практической информацией и знают кормлении детей сцеженным молоком «на полную ставку».  Например, они могут поделиться хитростями кормления ребенка в путешествии, особенных ночных кормлений, сцеживание в больнице, или сцеживание с маленькими детьми дома.  Наиболее важно то, что они могут сказать необходимые слова поддержки: «Я была в твоей ситуации, я прошла через то, что испытываешь ты», те слова, которые женщина не сможет услышать больше нигде.

Если Лидеры внимательны в создании приятной доброжелательной атмосферы для всех матерей на собраниях Ла Лече Лиги, их усилия принесут плоды  — уверенные женщины, приходящие на собрания снова и снова, взлелеянные в духе материнской взаимопомощи.

Заключение

Кормление сцеженным молоком — явление нового тысячелетия.  Такое кормление просто не могло существовать ранее без современной технологии, которая сделала продолжительное сцеживание возможным.  В прошлом лидеры сталкивались со сложными проблемами материнской заботы и кормления грудью, и учились работать с разными матерями, которые приходили к ним за помощью, в то же время, оставаясь преданными философии Ла Лече Лиги – история повторяется с матерями, кормящими детей сцеженным молоком.  Поддержка и поощрение этих особенных женщин и их детей, а так же наблюдение за ростом любви в их отношениях, поскольку они учатся в Ла Лече Лиги материнской заботе посредством кормления грудью, может сделать нас более сильной, и даже более сострадательной организацией.

Заметка редактора: После основательного обсуждения мы остановились на  термине «женщины, кормящие сцеженным молоком» для описания матерей, которые выбирают (по любой причине) сцеживаться и кормить своих детей, используя альтернативы кормлению грудью.  Эта терминология может показаться неудобной.  Поскольку была необходимость разграничить отличие кормления у груди и кормления сцеженным молоком, мы также старались избегать термин «грудное молоко», так как он не обозначает тип молока, а скорее его источник.  Поскольку данная статья одна из первых, описывающих матерей, кормящих сцеженным молоком, и их определенным потребностям,  мы старались не обидеть чувства этих матерей.  Безусловно, они заслуживают уважения и поддержки их Геркулесовых усилий, чтобы кормить собственным молоком своих детей.  Мы приветствуем ваши отзывы и мысли.

Спасибо Джилл Ландис за новаторскую, и заставляющую задуматься, статью!

Джилл Ландис живет в Цинциннати, Огайо, США, с мужем, дочкой Эммой (4 года) и сыном Авери, родившимся 3 апреля 1999 года.  Джилл вступила в ЛЛЛ в октябре 1996 года.  В настоящее время Джилл ведет собрания как лидер ЛЛЛ в группе Блю Эш-Кенвуд в г. Цинцинатти.  Джилл пишет: «До рождения детей я училась в аспирантуре на факультете французского языка при Пенсильванском Университете в августе 1996 года.  Мой сын, Авери, родился с синдромом Пьера Робина.  Я сцеживалась в течение 19 месяцев на данный момент.  Моя цель – кормить сына сцеженным молоком до двух лет (1 апреля 2001 года).  В свободное время я увлекаюсь йогой, ходьбой и вегетарианской кулинарией.

Библиография

Clark-Vickers, M. Setting the stage for acceptance. LEAVEN, 28:3, May-Jun 1993; 42-43.

Del Gigante, L. Thoughts about LLLI’s mission, goals, and philosophy. LEAVEN, 29:3, May-Jun 1993; 39, 45.

Good Mojab, C. Congenital disorders: Implications for breastfeeding. LEAVEN, 35:6, Dec 1999-Jan 2000; 123-28.

Jones, L. In a League of their own. LEAVEN, 33:6, Dec 1997-Jan 1998; 139-40.

Kendall-Tackett, K. Breastfeeding and the sexual abuse survivor. LEAVEN, 33:2, Apr-May 1997; 27.

THE LEADER’S HANDBOOK, Revised Edition. Schaumburg, Illinois: LLLI, 1998; 3.

Mohrbacher, N. and Stock, J. THE BREASTFEEDING ANSWER BOOK, Revised Edition. Schaumburg, Illinois: LLLI, 1997; 2-3, 7-10, 13, 170-88, 245-47, 296-313.

Oswalt L. Confessions of a bottle-feeding Leader. LEAVEN, 33:6, Dec 1997-Jan 1998; 135.

Whelan, J. Helping mothers when you have strong feelings about their choices. LEAVEN, 34:6, Dec 1998-Jan 1999; 130.

THE WOMANLY ART OF BREASTFEEDING, 6th Ed. Schaumburg, Illinois: LLLI, 1997; 35-6, 283-94, 335-60.

Значение учета частоты стула новорожденного ребенка

Дениз Бастейн
Опубликовано в журнале LEAVEN, Vol. 33 No. 6, December 1997-January 1998, pp. 123-6

Перевод Оксаны Михайлечко и Наталии Гербеда-Вильсон

Эта статья предоставлена для общего сведения Лидерам и членам Ла Лече Лиги. Обратите внимание на дату публикации и проверьте более свежие источники на наличие новых исследований и медицинской информации.

Понимание, что является нормой частоты опорожнения кишечника для новорожденного – важная составляющая успеха в кормлении грудью. Лидеры могут помочь матерям узнать о норме стула у новорожденных, а также обсудить способы повышения частоты стула в новорожденный период.

«Здравствуйте. Мне дали ваш номер телефона в …роддоме, поликлинике, друзья… и у меня есть несколько вопросов о кормлении грудью…»

Обычный звонок кормящей матери в поисках информации или поддержки. Может быть у женщины сложилась сложная и запутанная ситуация с кормлением, а может быть, она просто звонит узнать, когда будет следующее собрание Ла Лече Лиги. Вне зависимости от причины звонка, есть один вопрос, который я всегда обсуждаю с мамой ребенка младше 6-8 недель – частота стула детей в этой возрастной категории. И вот почему.

До недавнего времени было мало известно о частоте и консистенции стула у детей на исключительном грудном вскармливании. К середине 20-ого столетия большинство младенцев вскармливали домашними смесями на коровьем молоке с ранним введением прикорма. Для такого питания характерен сформированный нечастый стул, который и стал восприниматься как норма. Напротив, частый и неоформленный/жидкий стул, типичный для детей на грудном молоке, иногда ошибочно принимали за понос и, соответственно, лечили, даже такими кардинальными мерами как полное отлучение от груди. Детей  более старшего возраста на грудном вскармливании с нормальным для грудных детей редким стулом, в то же время напрасно лечили от запоров.

Заблужения о стуле грудных детей

В течение десятилетий, Ла Лече Лига и другие защитники кормления грудью распространяли и распространяют информацию об особенностях стула здоровых вскармливаемых грудью младенцев, чтобы успокоить матерей и уберечь детей от ненужного «лечения». К сожалению, многие современные матери и сегодня не знают как выглядит нормальный стул грудного ребенка. Некоторых детей до сих пор по ошибке лечат от запора. И одно из самых тревожащих последствий дефицита информации о стуле грудных детей – многие до сих пор не замечают связи между определенным характером дефекации и возможным недобором веса.

В прошлом, в литературе для матерей, норма стула грудных детей была описана так – частый и жидкий стул, а также упоминалась разновидность нормы – более редкое опорожнение кишечника, до раза в несколько суток. Выходило, что и частый, и редкий стул попадал под определение нормы, а критерии достаточного потребления молока были основаны исключительно на числе мочеиспусканий. В 1980-ых норма была пересмотрена: появилось понятие нормы для грудных детей определенной возрастной группы. Нормой для грудных детей первых 6-8 недель жизни стали многократные ежедневные опорожнения кишечника.

Почему же только количество мочеиспусканий не может служить ориентиром для оценки эффективности сосания ребенка? Давно известно, что состав и количество женского молока изменяются и в течение нескольких недель после родов, и в течение одного кормления. Первое молоко, молозиво, необычайно полезно для здоровья ребенка, а также дает естественный слабительный эффект и способствует быстрому отхождению мекония. Хотя объем молока матери значительно увеличивается в течение  нескольких дней после родов, когда «приходит» молоко,  переход от молозива к молоку занимает несколько недель. Состав переходного и зрелого молока также влияет на частоту стула, типичную для новорожденных грудных детей. В публикации «Lactation Consultant Series Unit 8, p.7» указывается, что «Частота дефекации новорожденных после третьего дня жизни составляет минимум пять раз в сутки, как результат наличия дополнительных жиров в переходном и зрелом молоке, которые увеличивают объем стула ребенка».

Два вида молока

Термины «переднее молоко» и «заднее молоко» описывают разницу между составом женского молока в течение одного кормления. Молоко в начале кормления называется передним. Переднего молока много, и оно отличается относительно низким процентным содержанием калорий и жиров. По мере сосания в молоке возрастает количество жира. Высококалорийное молоко, которое ребенок высасывает под конец кормления, называется задним. Для роста и развития ребенку важно высосать достаточно и переднего, и заднего молока.

Исходя из этих данных, на вопрос «Достаточно ли ребенку молока?» можно ответить вопросом  «Переднего или заднего?»  В первые недели подсчет мокрых подгузников может дать ответ только на первую часть вопроса. Мокрые подгузники свидетельствуют о том, что ребенок высасывает сколько-то переднего молока. Ребенок просто не сможет опорожнять кишечник несколько раз в сутки, если он сначала не высосет достаточное количество переднего молока для поддержания водного баланса организма.

Однако возможно обратное. Режим кормления, неэффективное сосание или другие проблемы с кормлением могут привести к уменьшению количества молока у матери или препятствовать высасыванию достаточного количества заднего молока самим ребенком. В такой ситуации, вполне возможно, что ребенок не обезвожен, так как высасывает достаточно переднего молока, и в то же время ребенок не получает достаточно калорий, потому что недосасывает заднее молоко. Таким образом частое мочеиспускание является достоверным признаком потребления достаточного количества жидкости от высасывания переднего молока. Многократные же опорожнения кишечника – признак получения достаточного количества калорий из заднего молока. Для полной оценки грудного вскармливания в неонатальный период важно учитывать оба условия.

Отсутствие стула в период новорожденности может быть связано с недостаточным потреблением калорий, а также быть симптомом плохого набора веса. Ранее выявление этого признака может сыграть критическую роль и для общего благосостояния ребенка, и для продолжения кормления. В запущенных случаях, недостаток калорий может привести к ослаблению сосания, уменьшению выработки молока и тяжелому обезвоживанию. Несмотря на то, что несложные причины  нехватки калорий можно устранить на любой стадии кормления, легче всего наладить лактацию, позаботиться о достаточной выработке молока и нормальном наборе веса сразу после родов. Чем дольше затягивать с решением проблемы, тем больше времени и усилий уйдет на ее разрешение.

Особенности и характер стула грудных детей

Никогда не помешает обсудить стул ребенка с каждой матерью, которая звонит или приходит на собрания. Если стул ребенка на полном грудном вскармливании зернистый, желтого, горчичного или цвета загара, и ребенок опорожняет кишечник каждый день, Лидер может особо подчеркнуть, что ребенок хорошо и эффективно сосет грудь. Такое наглядное доказательство может заметно ободрить и успокоить мать, которая сомневается, достаточно ли у нее молока.

В то время как родителям иногда трудно разобраться, пописал ли  ребенок в подгузник и сколько раз, грязный памперс не вызывает никаких сомнений. Если мать переживает, что у ее ребенка понос, даже если и не говорит об этом открыто, лишнее напоминание о норме стула у новорожденных только обрадует, успокоит мать и внушит уверенность в том, что у нее достаточно молока, а ребенок здоров и хорошо сосет. Такого рода начало разговора задает благосклонный и доброжелательный тон для перехода к другим вопросам, интересующим мать.

Иногда во время звонка с обманчиво легким вопросом, на прямой вопрос о частоте дефекации мать упоминает заметно редкий стул у ребенка. Редкий стул мог не привлечь внимания родственников или медиков. Нормы частоты опорожнения кишечника более старших детей могли быть ошибочно применены к новорожденному. Редкий стул мог быть принят за запор. Ребенка уже могли лечить от запора, по совету родственников или медработников. В 90-е годы 20 века для лечения запора у грудных детей применяли следующие способы: изменение питания матери; введение в рацион ребенка различных пищевых добавок в дополнение к грудному вскармливанию, например, раствор глюкозы или кукурузного сиропа, фруктовые соки или пюре; различные виды анальной стимуляции, расширения и клизмы с растительным маслом.  Как правило, в таких случаях у детей уже наблюдалась плохая прибавка в весе или же недобор веса был замечен впоследствии.

Если мать во время беседы упоминает, что ее малыш редко опорожняет кишечник, очень важно подробно обсудить частоту мочеиспускания ребенка.  Моча грудного ребенка, высасывающего достаточно молока, —  бледно-желтая, прозрачная.  Объем мочи определяют количеством и весом мокрых подгузников: после третьих суток жизни новорожденный должен заметно мочить 6-8 тряпичных или 5-6 одноразовых подгузников каждые 24 часа.  Для распознавания мокрого подгузника мать может взвесить рукой подгузник, в который налито 30-60 мл воды.  Несмотря на то, что одноразовые подгузники могут быть сухими наощупь, мокрые подгузники заметно тяжелее сухих.

Если у младенца наблюдается недостаточное выделение мочи, необходимо срочно направить мать к врачу.  Даже если количество мочеиспусканий соответствует норме, отсутствие ежедневного стула – повод для беспокойства.  Рут Лоренс, врач, пишет в своей книге «Breastfeeding: A Guide for the Medical Profession»(«Кормление грудью.  Справочник для практикующих медиков») 4-е издание, стр. 273

Если у новорожденного отсутствует ежедневный стул, врач должен убедиться, что с ребенком все в порядке.  Это означает оценку диуреза, относительную плотность мочи (удельный вес), а также характер и организацию кормления.  Цель обследования – распознать потенциальный недобор веса до усугубления ситуации.

Далее в тексте др. Лоренс рассказывает о возможной необходимости внести небольшие изменения в организацию кормления для увеличения потребления  ребенком богатого жирами заднего молока.

Как Лидер может помочь маме?

Лидеры должны быть особенно деликатны во время обсуждения вопроса о стуле новорожденного. Обратившаяся за помощью мать может расстроиться, что кормление не заладилось.  Пользуясь навыками консультирования и информацией из разделов «Задаем вопросы» и «Делимся информацией» книги Breastfeeding Answer Book («Кормление грудью.  Вопросы и ответы.»), Лидер может поддержать разговор в положительном ключе.  Достаточно поделиться информацией о том, что простые изменения организации кормления могут повлиять на количество и качество высасываемого молока.  Улучшение навыков кормления дает быстрые результаты – уже в течение 24-48 часов у детей с редким стулом можно заметить учащение опорожнения кишечника.  Положительный подход к проблеме дает возможность обсудить план в деталях.

Лидер может начать с краткого объяснения основных правил кормления грудью,  а именно описания типичного числа кормлений (10-12) в сутки и превращения переднего молока в заднее в течение одного кормления, а также важности  поощрения сосания, чтобы ребенок активно сосал одну грудь для получения достаточного количества молока, а значит и достаточного объема питательного заднего молока.  Во время такого обсуждения мама может вспомнить какие-то особенности кормления, которые не позволяли ребенку досасывать жирное молоко.  См. ниже «Возможные препятствия» для более подробного описания этих особенностей.

Как только мама разберется в сложившейся ситуации, она может запросить информацию (или Лидер может сама предложить) о способах поощрения сосания для увеличения потребления заднего молока, чтобы увеличить частоту стула и прибавку в весе.  Краткая информация по этим вопросам содержится в листовках Ла Лече Лиги Is My Baby Getting Enough? (No. 457) (Хорошо ли сосет грудь мой ребенок?) и Establishing Your Milk Supply (No. 469) (Как наладить кормление).

Прибавка в весе

Если ребенок еще не был на приеме у врача, и прибавка в весе с рождения неизвестна, Лидер может порекомендовать маме проверить вес ребенка.  Взвесить ребенка можно, не записываясь на прием к врачу в районной поликлинике.  Не каждая мать пойдет проверять вес сразу же; кто-то будет ждать уже назначенного приема к наблюдающему врачу. В любом случае, мать будет морально готова к известию о малом наборе веса. На приеме мама может описать врачу трудности с кормлением, которые могли повлиять на набор веса, а также упомянуть, что она уже проконсультировалась с Лидером ЛЛЛ и изменила технику кормления. Если прибавка в весе все-таки оказывается низкой, маме стоит настоять на регулярной и частой проверке веса в течение какого-то времени, пока она будет налаживать кормление.

Если врач рекомендует временный докорм из-за слишком низкой прибавки в весе, докорм сцеженным после кормления высококалорийным молоком матери должен рассматриваться в первую очередь.  В The BREASTFEEDING ANSWER BOOK («Кормление грудью.  Вопросы и ответы»), стр.134 указано:

Мать и педиатр должны установить объем необходимого докорма. Важно довести до сведения матери, что для поддержания нормального веса ребенку требуется приблизительно 60-75 мл питания в сутки на каждые 454 грамма веса ребенка. Для компенсации недобора веса могут потребоваться дополнительные 30-60 мл питания в сутки на каждые 454 грамма веса тела ребенка.

Для избежания риска, сопряженного с использованием искусственных сосков, мать  может прибегнуть к альтернативным методам кормления. Кормление при помощи системы дополнительного кормления SNS стимулирует сосание у ребенка и способствует выработке молока у матери.  Другие возможные методы кормления  — кормление из пипетки, шприца, ложки или маленькой чашки. Если молоко стояло в холодильнике достаточно долго и появились сливки, подскажите маме, что можно в первую очередь дать ребенку более жирную верхнюю часть молока.

Если у женщины возникли дополнительные сложности с налаживанием кормления, Лидер может перенаправить ее к другим специалистам в областях медицинской и социальной поддержки. Столкнувшись с трудностями в кормлении, некоторые женщины решают прибегнуть к докорму смесями или полному отлучению от груди. В таких случаях Лидер должна направить маму к врачу за рекомендациями по кормлению смесью.  Особенно важно поддержать маму в этот момент и проявить уважение к ее решению.

Исключения из правил

Несмотря на существующие нормы опорожнения кишечника для новорожденных детей на полном грудном вскармливании, существует несколько вариаций нормы.  Редкий стул у здорового ребенка с набором веса в пределах нормы считается допустимым.  В книге The BREASTFEEDING ANSWER BOOK описаны критерии оценки подобных случаев.  Допускается потеря веса в 5-7% от веса при рождении до четвертых суток жизни ребенка, затем набор веса идет со скоростью 115-230 и более грамм в неделю.  Если ребенок опорожняет кишечник с промежутком в несколько дней, объем стула должен быть значительным. Учитывая факт, что редкий стул в период новорожденности считается симптомом недостаточности молока или неэффективного сосания, целесообразно пройти осмотр у врача, чтобы убедиться, что с ребенком все в порядке, а также внимательно следить за набором веса.

Кормление грудью защищает детей от заразных заболеваний, но грудные дети все же болеют.  Двенадцать-шестнадцать опорожнений кишечника за сутки в сочетании с отталкивающим запахом стула являются симптомами поноса.  Новорожденные страдающие поносом нуждаются в медицинском наблюдении.  Чрезвычайно важно продолжать кормить грудью особенно во время болезни.

Частый зеленый и водянистый стул на протяжении какого-то времени может быть симптомом аллергии на пищу или лекарство, которые поглощает или сам ребенок, или кормящая мать.  Внимательный анализ лекарств, домашних средств, пищи и напитков может обнаружить причину такой реакции.

Зеленый, водянистый и пенистый стул на протяжении отрезка времени может быть следствием недостаточного поглощения заднего молока.  Стул при этом выходит под большим напором.  Такое состояние называется дисбаланс переднего и заднего молока или «синдром переизбытка молока».  Ребенок может также страдать от коликов и медленно прибавлять в весе.  Помимо этого, у матери может быть слишком много молока или мать может описывать мощный прилив молока во время кормления.  Симптомы этого состояния быстро исчезают, если применяются методы улучшения контроля ребенком притока молока и увеличение количества высасываемого заднего молока.

Распространение информации

В течение более десяти лет публикации ЛЛЛ описывают норму стула грудных детей. Мы осознаем, что любое общественное мнение трудно изменить, и представление о нормальном стуле новорожденных детей не исключение.  Лидеры играют важную роль в изменении общественного представления о стуле новорожденных грудных детей, распространяя информацию среди беременных и молодых мам.  Раннее выявление редкого стула у новорожденного и стратегии по увеличению потребления общего количества молока, и заднего молока в частности,  могут значительно повлиять на длительность кормления грудью для данной матери.

Нет ничего страшней и удручающей, чем услышать на первом приеме у врача, что ребенок не набирает вес. Если мать знает заранее о возможности плохого набора веса, а также имеет доступ к информации о признаках достаточности молока, а в случае неполадок с кормлением — как исправить ситуацию, половина дела защиты и поддержки кормления сделана.

Способы увеличения потребления объема общего и заднего молока 

Для увеличения вероятности частого ежедневного стула, хорошего набора веса и эффективного сосания необходимо:

  • совместное пребывание матери и ребенка в роддоме, телесный контакт матери и ребенка и свободный доступ к груди.
  • чтобы первое прикладывание и продолжительное сосание без прерывания, по возможности, произошло в первые 30-60 минут после рождения.
  • поощрение активных и продолжительный кормлений 10-12 раз в сутки.

Почти непрерывное кормление грудью в первые часы и дни после рождения, дает новорожденному хорошую разминку во время сосания мягкой груди для подготовки сосания более полной и тяжелой груди после прихода молока. Частое сосание способствует потреблению большего объема молозива, стимулирует быстрое отхождение мекония и хорошую выработку молока.

В течение первых недель после рождения:

  • Поощряйте активные продолжительные кормления 10-12 раз в сутки.
  • Обратите внимание на правильное прикладывание к груди и захват груди ртом ребенка, чтобы ребенку было легко и удобно сосать.
  • Слушайте, как и сколько ребенок глотает.
  • Для стимуляции прилива молока, кормите грудью в спокойной атмосфере и не на голодный желудок.
  • Если ребенок засыпает во время сосания, поговорите с ним, слегка потеребите или погладьте его для возобновления активного сосания.
  • Так как предложение второй груди стимулирует активное сосание, попробуйте несколько раз менять грудь во время одного сеанса кормления.  Четыре и более смен груди в кормление хорошо стимулируют потребление заднего молока.

Препятствия для успешного кормления грудью и потребления заднего молока  

Следующие обстоятельства могут привести к редкому стулу, повышению уровня билирубина и/или плохому набору веса.

  • Задержка первого кормления на более чем 30-60 минут после рождения.
  • Раздельное пребывание матери и ребенка в роддоме, которое мешает часто и спокойно кормить.
  • Кормления по режиму или случайные кормления (прим. переводчика Н.У. – кормления не тогда, когда ребенок проявляет признаки желания сосать, а когда кто-то иной, чем ребенок, решает, что пришло время кормить), число которых меньше чем 10-12 кормлений в течение 24 часов.
  • Искусственно ограниченная продолжительность кормлений, которая приводит к уменьшению общего времени сосания и невозможности высосать заднее молоко.
  • Докорм новорожденного чем-либо, помимо молозива и грудного молока.
  • Использование любого вида искусственных сосков.
  • Неудобные позы для прикладывания и кормления.
  • Прекращение кормления во время активного сосания и глотания, даже для смены груди.
  • Кормление происходит в слишком напряженной стрессовой обстановке, которая не дает маме или ребенку расслабиться.
  • Родительские методы успокоения ребенка, направленные на отсрочку кормлений, например,  укачивание, ходьба, поездки в автомобиле, детской коляске, сосание соски, докорм,  оставление ребенка плакать, чтобы приучить засыпать самостоятельно.
  • Специальный или непроизвольный перерыв между любыми двумя кормлениями дольше чем 4-6 часов.
  • Предположение, что кормление закончено, если ребенок пососал из каждой груди.

Если у грудного новорожденного младше  6-8 недель отсутствует желтый зернистый стул, а также если он не опорожняет кишечник несколько раз в сутки, Лидер может порекомендовать матери:

  • Проверить динамику набора веса и общее состояние ребенка у врача
  • Научиться кормить в удобной позе так, чтобы ребенок эффективно захватывал грудь – рот ребенка сдавливал молочные синусы, а не сосал сосок.
  • Кормить так, чтобы ребенок мог высасывать как можно больше высококалорийного заднего молока.
  • Принять меры по увеличению выработки молока, увеличение продолжительности каждого кормления и  общего количества кормлений в сутки.
  • Немедленно обратиться к врачу, если ребенок мочит менее 6-8 тканевых или 5-6 одноразовых подгузников в сутки или объем мочи незначителен.

Библиография

Desmarias, L. and Brown, S. Inadequate Weight Gain in Breastfeeding Infants: Assessments and Resolutions. LLLI Lactation Consultant Series Unit 8. New York: Avery, 1990.

Eglash, A. Breastfeeding promotion in the community setting: managing the 24 hour discharge. ABM News and Views: The Newsletter of the Academy of Breastfeeding Medicine, Spring 1995.

Lawrence, R. Breastfeeding: A Guide for the Medical Profession. St. Louis, Missouri, USA: Mosby 1994, 272.

Mohrbacher, N. and Stock, J. BREASTFEEDING ANSWER BOOK. Schaumburg, Illinois: LLLI, 1997.

Neifert, M. and Seacat, J. A guide to successful breastfeeding. Contemporary Pediatrics 3:6, 1986.

Рутинное взвешивание мешает кормить грудью

17 июля 2009г. В журнале «Канадская медсестра» было опубликовано исследование о влиянии рутинного взвешивания на грудное вскармливание.  Матерей и детей разбили на две группы.  В контрольной группе детей взвешивали на второй или третий день после рождения после выписки из роддома.  В экспериментальной группе взвешивание проводилось на пятый день после рождения.  Статистически значительной разнице в весе детей обнаружено не было.  Зато было обнаружено статистически значимое увеличение докорма искусственными заменителями грудного молока в группе, которую взвешивали на второй-третий день, как принято в медицинской практике сегодня, но не в экспериментальной группе, которую взвешивали на пятый день.

Данное исследование показывает на то, что даже кажующиеся безобидными процедуры могут отрицательно влиять на грудное вскармливание.  Любые меры помощи и поддержки кормящим должны применяться осознанно, на основании веских показаний и с учётом соврменных научных данных.  Нужно осознавать, что любая процедура может помешать кормить грудью, а значит повредить здоровью ребенка и матери в целом.

Thomson T, Hall W. Waiting to be weighed: a pilot study of the effect of delayed newborn weighing on breastfeeding outcomes. Can Nurse. 2009 Jun;105(6):24-8.

Влияние культуры на младенческий сон

Влияние культуры на биологию младенческого и детского сна. Как создать всеобъемлющую модель в науке о детском сне.

Джеймс Дж. МакКенна к.н.
профессор антропологии
директор лаборатории по изучению поведения сна матери и ребенка
Университет Нотр Дам

Опубликовано в «Сон и дыхание у детей.  Эволюционный подход» (Sleep and Breathing In Children: A Developmental Approach JLoughlin, Jcarroll, CMarcus, (Eds.) Marcell Dakker 2000, страницы 199-230). Оригинал статьи

статья в pdf формате

Примечание.  Это научная статья, справочный материал для тех, кто работает с родителями, а не для самих родителей, хотя некоторые родители могут найти ее интересной. Резюме статьи в третьей части.

Перевод Наталии Гербеда-Уилсон
Редакция Татьяны Манковой

1. Вступление.

«… когда мы даем советы, мы стараемся  учитывать влияние культуры на ту информацию, которой мы делимся с родителями.  Мы напоминаем себе, что большинство проблем у детей, с которыми приходится сталкиваться педиатру (трудности засыпания в одиночестве, ночные пробуждения, требование родительского внимания или кормление грудью ночью), становятся проблемами только в условиях определенных представлений о детском сне в нашем обществе, но не относительно более общей нормы поведения ребенка. Рекомендации педиатров о переходных объектах, кормлении грудью и совместном сне могут неосознанно склоняться к традиционным евроамериканским взглядам на воспитание детей, особенно касательно засыпания и поведения ночью.  Следовательно, когда профессиональные медработники советуют родителям делать или не делать те или иные вещи касательно детского сна, они должны осознавать свои собственные культурные ценности, внимательно изучать культурные и семейные обстоятельства жизни своих пациентов, а также оценивать реакцию родителей на детское поведение во время сна»(1).

«Кто с кем спит – не только личное дело каждого.  Организация сна – это социальный обычай, также как погребение умерших, проявление благодарности за подарки, семейная трапеза или уважение обычая моногамного брака, который (для участвующих в нем) сопряжен с моральным и социальным значением для репутации и положения в обществе». (2)

«В клинической педиатрии совместный сон – политическая бомба.  Затроньте тему, и вам каюк.» (3)

В этой главе я рассматриваю культурные предпосылки наших представлений о том, что является «нормальным, здоровым и желанным» младенческим сном, а также показываю взаимосвязь между научными исследованиями, культурными ценностями, беспокойстве о морали и обустройством сна, характерном для западного общества.  В статье выдвигаются конкретные биологические и физиологические доказательства, которые подтверждают мнения Sadeh and Anders(4, 5) и Anders (6) о том, как важно осознавать, что такое «уместный» младенческий сон, учитывая социальные и физические обстоятельства,  в которых спит ребенок.

Для наглядности я отобрал разные данные, которые показывают, как  культура влияет на родительские решения, в том числе и относительно организации сна. В свою очередь, решения родителей запускают каскад взаимосвязанных изменений, которые влияют на биологию и поведение членов семьи.  Я думаю, что медики не справляются с задачей объяснить своим клиентам то, что детей можно растить по-разному, что существует больше, чем один подход к воспитанию детей.   Я также считаю, что широко принятая сегодня модель исследований научно несостоятельна для того, чтобы включить альтернативы существующей модели сна (когда ребенка почти не кормят грудью или кормят искусственными заменителями грудного молока и малыш спит один).  Разнообразие организации и обычаев сна сильно влияет на развитие младенческого сна в первые годы жизни.  Идея о том, что организация сна влияет на развитие детского сна, идет вразрез с упрощенным культурным определением эволюции младенческого сна, которое подразумевается под широко принятой (традиционной) моделью.

Ни один другой вопрос, связанный с родительством, не был так часто неверно истолкован и грубо упрощен, как вопрос совместного сна родителя и ребенка.  Новые данные в науке о совместном сне освещают, насколько часто культурная идеология и суждения (а также забота о морали) принимаются за научные данные.  Например, данные об одиночно спящих младенцах на искусственном вскармливании до сих пор лежат в основе определений и исследований клинически «нормальных» циклов сна-бодрствования младенцев.  Эти данные продолжают быть золотым стандартом, относительно которого родители и профессионалы оценивают развитие младенческого сна, несмотря на значительные контекстуальные различия, которые могут сделать такого рода сравнения необоснованными.  Любая другая организация сна, какой бы здоровой она ни была, почти не рассматривается.

В статье предствлены новые данные из области психологии, которые дают возможность предположить, что необходимость одиночного сна для развития «независимости» младенцев от родителей сильно переоценивается.  Новые данные из области биологии указывают на факт, что исследователи младенческого сна недооценивают важность кормления грудью и близости матери в регуляции физиологии младенческого сна, и, таким образом, удовлетворения потребностей младенца в ночное время.  Когда у нас есть данные о лишь одном виде организации сна и мы предполагаем, что существует всего один контекст развития здорового младенческого сна (т.е. одиночного), исследования педиатрического сна становятся заложниками западного этноцентризма.

В заключении я подчеркиваю, что для создания эффективного партнерства между родителями и медработниками в нашем многокультурном обществе, медицина педиатрического сна должна признать культурные предубеждения в области исследования сна в целом и клинических интерпреций и рекомендаций в частности.  Сегодня  в западном обществе происходит невиданное ранее слияние культур.  Клиническим практикам и исследователям особенно важно расширить горизонты мышления о том, из чего состоят обычаи уместного и желанного детского сна, потому что организация сна занимает значительное место в медицинской практике.  Если не сделать этого сейчас, точность науки педиатрического сна и эффективность оказываемой медицинской помощи будет сильно ограничена.

2.  Культура и детский сон.

Более десяти лет назад Lozoff и ее коллеги  описали, как важно влияние местной культуры, которая включает в себя ценности медработников и семьи, на младенческий и детский сон (1).  Красноречивые цитаты в первых абзацах этой статьи указывают на решающую, если не основную, роль, которую играют личные убеждения, опыт и общественные ценности в педиатрических исследованиях.  Влияние культуры заметно и в советах, которые дают родителям в ответ на их вопросы и переживания о детском сне ночью.  В разных культурах существуют разные представления о том, как, где и почему должны спать младенцы и дети, а также о том, что такое «нормальный» сон и «проблемы со сном». (2, 7, 8)  Этнографические исследования разнообразия обычаев сна важны, потому что эти данные позволяют установить, насколько человеческая биология и развитие сна подвержены внешним манипуляциям и контролю.  Местные обычаи и традиции играют значительную роль в организации детского сна как в индустриальном обществе, так и в обществах охотников-собирателей. (9-14)

Даже внутри одного и того же общества структура младенческого и детского сна и социальные ценности и отношения, которые на нее влияют, неоднородны.  Как следствие, существенные отличия неожиданно разделяют подгруппы общества. (15, 16, 17)  Например, Anders and Taylor (8) отмечают, что не все в нашем обществе рассматривают неспособность младенца или ребенка проспать «всю ночь» в одиночестве как «проблемный сон».  Большинство представлений о «проблемном сне» основываются на культурно построенных определениях и ожиданиях или определениях и ожиданиях самих родителей, а не на биологии человеческого детеныша.  В реальной жизни эволюция младенческого сна проходит по невероятно разным сценариям в разнообразных семейных условиях, где младенческое питание и ночное родительство, родительские потребности и цели варьируются.  В свою очередь, все эти составляющие кратко- и долгосрочно влияют на процессы развития.  В то же время широкая общественность и профессионалы не обращают внимания на правомерность всех этих вариаций.  Общество продолжает защищать и пропагандировать единственный вариант обустройства сна (cf. 18)

2a)  Как социальные ценности и культурные цели влияют на обычаи младенческого сна?

Существование критической зависимости между культурными идеологиями, которые лежат в основе обычаев сна, и желаемыми результатами развития (даже когда они не достигаются), четко заметно при сравнении азиатских, гватемальских и американских ценностей, представлений о младенцах при рождении и желамых результатов развития.  Например, в Японии, где родители и дети спят вместе, ценятся взаимозависимость и групповая гармония.  Christopher описывает это так: «почти у всех японцев есть глубокая уверенность, что индивидуальная удовлетворенность возможна только в групповом контексте, чувство, которое как и вкус к зависимости, совершенно очевидно уходит корнями в детские переживания» (19).

Американских детей учат полагаться на себя и проявлять  индивидуальность, заставляя их спать в одиночестве.  Японских детей учат «добиваться гармонии с группой», и, следовательно, спать с родителями.  Эти наблюдения соотносятся с разными представлениями о «природе» новорожденного младенца, желаемыми результатами воспитания и предположениями о том, какая именно организация сна необходима для достижения этих результатов.  Например, Caudill and Weinstein (20), которых цитирует Shand (21) утверждают следующее:

«В Японии младенец рассматривается как отдельный от матери биологический организм, для развития которого ребенка с самого начала  нужно вовлекать во взаимозависимые отношения с другими людьми. В Америке младенца считают зависимым биологическим организмом, который для его развития нужно сделать более независимым от других людей». Kawakami (23, цит. 24) описывает разницу между американцами и японцами так: «Отношения американской пары мать-дитя состоят из двух индивидов… Отношения японской пары мать-дитя состоят только из одного индивида, так как мать и ребенок нераздельны».  Японские младенцы и дети обычно спят рядом с матерями на футонах, при этом наличие жилой площади мало влияет на такую организацию сна.  В целом дети спят с отцом или другими родственниками до 15 лет (24, 25).

Подобно японцам матери племени Майя из Гватемалы не верят в раздельный сон младенцев, детей и родителей.  Более того, даже взрослым гватемальцам так трудно спать в одиночестве, что при отсутствии родственников, одинокие гватемальцы нередко ищут друзей, с которыми можно вместе спать (24).  Услышав, что американских младенцев заставляют спать самих по себе, женщины Майя выразили «шок, неодобрение и сожаление», а также посчитали этот обычай «равным пренебрежению родительскими обязанностями». (24)  Подобная оценка сильно отличается от мнения Ferber из США, который пропагандирует, чтобы всех младенцев приучали к одиночному сну.  В своей популярной книге How To Solve Your Child’s Sleep Problems («Как решить проблемы со сном у ребенка») Ferber побуждает матерей, которые эмоционально склонны спать со своими младенцами, задуматься о собственном психическом здоровье.  Он советует: «Если вы предпочитаете спать с ребенком, внимательно разберитесь в своих чувствах…». (26)

Исследование гватемальских женщин (Майя) является одним из лучших кросс-культурных (сравнительных) исследований детского сна на сегодняшний день.  Morelli и др. рассмотрел группу американских матерей, (белых) представительниц среднего класса и современных женщин племени Майя (Гватемала) и обнаружил, что все 14 матерей Майя спали в одной кровати со своими младенцами и 8 детей постарше спали с отцами.  Ни один из младенцев в американской группе не спал с матерью на регулярной основе.  Родители Майя уверены, что совместный сон родителей и детей – единственно «разумный» способ спать, в то время как американцы в выборке Morelli предпочитали спать рядом с новорождеными и младенцами в отдельных кроватях, «чтобы слышать, как они дышат» (24), при этом американцам было неудобно спать вместе детьми в одной кровати.  По достижении детьми 3-6 месяцев, американские родители уже не думали о них как о беззащитных существах.  Боясь помешать развитию независимости и автономии у ребенка, большинство американских родителей в наблюдаемой группе перемещали ребенка спать в отдельную комнату.

В другом исследовании, проведенном в Австралии, матери-иммигрантке из Вьетнама рассказали о синдроме внезапной детской смерти (СВДС).  Женщина до этого никогда не слышала о подобном феномене.  Она предположила, что «…  обычай спать вместе с ребенком может предотвращать смерть.  Если мать спит с ребенком, она никогда не спит глубоко.  Она замечает изменения в дыхании.  Младенцев нельзя оставлять одних.»  Вдобавок в вышесказанному, другая мать из Вьетнама добавила: «Дети слишком важны, чтобы оставлять их без присмотра» (27).

Ученый Wilson (28) исследовал (на китайском)  сорок китайских матерей в университетском роддоме Гуагжо. Более 66% опрошенных молодых матерей намеревались спать вместе новорожденными в супружеской кровати. Все матери в опрошенной группе планировали укладывать детей спать рядом со своей кроватью.  Одна из опрошенных женщин высказала общее мнение многих участниц опроса: новорожденный «слишком мал, чтобы спать в одиночестве», и что «детям нравится спать вместе с родителями».  Другая китаянка сказала исследователю, что «…родительское дыхание влияет на младенца, и поэтому совместный сон полезен для ребенка», а также, что совместный сон позволяет матери «слышать малыша» и следить «не перегрелся или не переохладился ли ее ребенок». (28)

2b) Является ли формирование нравственности одной из функций сна?

Работа культурного психолога Shweder и его коллег из Чикагского университета удивит многих (второй абзац).  Ученые четко объяснили, что забота о «нравственных качествах» (которые означают в данном контексте предпочтение/заботу об определенных человеческих качествах/поведении и результате в виде определенной личности/ характера) глубоко сидит в нашей культуре и отражает представления об уместной организации сна вне зависимости, научны ли эти представления или основаны на народных поверьях (2).  Кросс-культурные сравнения ученых выявили, что когда родители решают организовать сон определенным образом, они всерьёз озабочены, насколько нравственно допустима та или иная организации сна, а также руководствуются обычаями, которые, по их мнению, ведут к определенным нравственным чертам характера.  По крайней мере изначально предполагается, что не только определенные «виды» обустройства сна  приводят к определенными «типам» детей, но также явлются отражением определенных «типов» родителей (например, хороших и нравственных), которых оценивает семья, друзья и общество в зависимости от того, в каком именно месте ребенок спит ночью (2, 29).

Shweder и его коллеги выявили, что забота о трех определенных нравственных вопросах руководит решением, где и с кем позволительно спать некоторым американским детям:  священность и автономность (от детей) отношений между мужем и женой; видимость, что семья делает что-то для предотвращения инцеста; важность обучения детей быть независимыми и полагаться на себя путем насаждения одиночного сна младенца или ребенка.

Преобладание мнения о том, насколько важны вышеупомянутые нравственные качества в некоторых слоях американского общества, помогает разобраться, почему культурно обусловленные «народное» и научное понимание младенческого и детского сна часто перемешаны и подпитывают друг друга.  В науке педиатрического сна, например, очень трудно разобраться, что именно о влиянии обустройства сна на супружеские отношения, развитие личности, уверенность в себе, независимость и/или общую удовлетворенность жизнью пересказывается родителям как научно доказанный факт, а что является не более чем личным суждением советчика (см. 18, 22).

Интересно заметить, что «нравственные» плоды, которые родители пытаются культивировать у своих детей, когда они выбирают определенную организацию сна, контрастируют и противоречат методам контроля сна, к которым родители прибегают для достижения определенных результатов.  Например, американские родители одновременно с независимостью, самостоятельностью и/или автономностью, в среднем, стараются привить детям чувствительность, доброту, доверие и эмпатию (30)  путем насаждения одиночного сна, который, в свою очередь, достигается сначала удалением от ребенка, а потом полным исключением кормлений и контакта с родителями в ночное время(26).  Такого рода эмоциональный конфликт у родителей часто выражается непостоянством насаждения одиночного сна. Чередование некой формы совместного и раздельного сна –  важный феномен, впервые описанный Madansky и Edelbrock как «ответный совместный сон» (31).  Однако по наблюдениям ученых ответный совместный сон только усугубляет противоборство родителей и детей в области сна, и не решает проблемы со сном (31).

2с) Являются ли независимые, довольные жизнью, нравственные дети и взрослые результатом одиночного или социального сна?  Правомочен ли этот вопрос?

Отсутствие систематических исследований о том, как приобретенные младенческие/детские черты характера связаны с рутинным обустройством сна, объясняет, почему общепринятое на Западе представление о том, как  одиночный сон младенцев связан с ранней независимостью, неточно и вводит в заблуждение.  Последние систематические исследования предоставляют доказательства, которые противоречат общепринятым представлениям об одиночном детском сне.  Рассмотрим следующие данные:

*Одномоментное поперечное углублённое исследование Heron (17) выявило следующую тенденцию: дети, которые «никогда» не спали с родителями,  были менее управляемы, менее счастливы и более склонны закатывать истерики.  Более того, ученый обнаружил, что те дети, которым никогода не позволялось спать с родителями, были более пугливы, чем дети, которые всегда спали в родительской кровати всю ночь напролет (17).

*Опрос взрослых студентов колледжей Lewis and Janda (32) показал, что мужчины, которые спали со своими родителям в период от рождения до пяти лет, отличались значительно более высокой самооценкой, были менее подвержены чувству вины и беспокойства, а также отличались более высокой частотой половых контактов.  Мальчики, которые спали вместе с родителями между шестью и одинадцатью годами также отличались более высокой самооценкой.  Среди женщин совместный сон в детском возрасте ассоциировался с меньшим дискомфортом во время физического контакта и проявлений нежности во взрослом возрасте. (В то время как эти качества могут основываться на отношении родителей к детям, полученные результаты совпадают с народными поверьями о том, что совместный сон имеет решающее долгосрочное влияние на психосоциальное развитие).

*Crawford (33) обнаружил, что женщины, которые спали с родителями в детстве, отличались более высокой самооценкой по сравнению с теми, кто не спал с родителями.  Похоже, что совместный сон способствует развитию уверенности, самооценки и интимности, вероятно, отражая принятие ребенка родителями (Lewis and Janda 1988).

*В ходе исследования родителей 86 детей, проходящих лечение в клиниках педиатрии и детской психиатрии (в возрасте от 2-13 лет) при военных базах (дети военного персонала) было выявлено, что учителя более высоко оценивали детей, которые спали с родителями. Основная группа психиатрических пациентов состояла из  детей, которые спали в одиночку.  Авторы исследования утверждают: «Вопреки ожиданиям, среди детей, которые никогда раньше не обращались за профессиональной помощью по поводу эмоциональных и поведенческих проблем, было больше детей из семей, где практикуют  совместный сон.  Одиночно спящие дети чаще обращались за психиатрической помощью, а также ниже оценивались родителями в области адаптивной функциональности.  Подобные данные были обнаружены и среди мальчиков, которых можно назвать «Эдиповыми победителями» (например, мальчиков трех лет и старше, которые спали с матерями в отсутствие отцов).  Эти данные противоречит традиционной аналитической теории» (16).

*В Англии Heron (17) выявил, что одиночно спящие дети менее управляемы (по отзывам родителей), тяжелее переносят неудачи, а также более зависимы от родителей, чем совместно спящие дети!

*В самом большом и систематическом исследовании на сегодняшний день, в котором изучались пять разных этнических групп из  Чикаго и Нью-Йорка численностью 1400 человек, Mosenkis (34) нашел намного больше положительных примеров взрослых среди тех, кто спал вместе с родителями в детстве, среди практически всех этнических групп (Афроамериканцев, пуэрториканцев из Нью-Йорка и пуэрториканцев, доминиканцев и мексиканцев из Чикаго).  Среди всех групп, которые исследовал ученый, особенно четко вырисовалось одно качество: взрослые, которые спали с родителями в детстве, единогласно выразили общее удовлетворение жизнью.

Однако самое главное открытие Mosenkis состояло не в определении причинной связи между обустройством сна в семье и взрослыми качествами характера или мироощущением, а в том, что интерпретация «результата» совместного сна должна рассматриваться в контексте каждой определенной культурной среды и внутри матрицы отношений, которая окружает совместный сон.  В целом, совместный сон в детстве не имеет прямой или простой корреляции ни с каким определенным качеством характера или мироощущением.  Автор исследования пришел к заключению, что у совместного сна нет единой функции.  В то же время, совместный сон в детстве взаимодействует с целым рядом культурных, социальных и развивающихся характеристик родственных отношений (34). Совместный сон является одной из составляющих большей системы отношений, которая влияет на черты характера взрослого человека (34).

2d) Поверья о последствиях нетрадиционной организации сна: наука или религия?

Судя по распространенному мнению, научные доказательства о том, достоверны ли предсказания о результатах того или иного обустройства сна не нужны, при условии, что люди верят в то, во что они верят, или что обещанные результаты отображают, дополняют или каким-то образом поддерживают преобладающие ценности и цели, которые изначально послужили причиной определенному обычаю.  Например, существует мнение, что одиночный детский сон воспитывает более независимых детей, в противовес совместному сну, когда дети спят вместе с родителями.  Проблема кроется в том, что ни одно исследование на сегодняшний день не дало определения понятию «независимость» и как ее измерять. А если независимость можно измерить или если предположить, что независимость можно воспитать в раннем возрасте, можно ли определить причинную связь между этой чертой характера и удовлетворенностью жизнью, компетенцией и ощущением счастья у детей?  Ни в одном исследовании не было выявлено, способствует ли умение спать самостоятельно всю ночь напролет в раннем возрасте появлению других навыков или черт характера, которых нет у младенцев и детей, не спящих в одиночку.

Обсуждение нетрадиционного обустройства сна сводится к обмену предположениями, в то время как научных доказательств того или иного предположения не существует.    Например, бытует мнение, что совместный сон усугубляет проблемы сна у родителей и детей.  Это мнение верно лишь если родители не ценят совместный сон, например, разрешая ребенку спать с ними только тогда, когда проблемы со сном уже «цветут буйным цветом».  Hayes и др. (35) изучали совместный сон среди группы из 51 ребенка трех-пяти лет и обнаружил, что в подгруппе детей, которые плохо спали, 50 детей из 51 спали отдельно от родителей, а именно, все дети, у которых по определению самих родителей, развились нарушения сна, с самого рождения спали в отдельной от родителей кровати.   Нужно заметить, что даже когда родители, спящие вместе с детьми, жалуются на проблемы со сном, это вовсе не означает, что решением этих проблем будет раздельный сон родителя и ребенка.

Функции обустройства детского сна, одиночного или совместного, меняются по мере взросления (36, 37), и/или по мере изменения обстоятельств.  Например, физиологические последствия совместного сна матери с месячным ребенком кардинально отличаются от физиологических последствий совместного сна той же самой матери с тем же ребенком, но спустя тринадцать месяцев, когда когнитивная и психологическая системы ребенка гораздо более зрелы.  Тело матери стимулирует или запускает механизмы регулирования температуры тела месячного ребенка, его дыхания, циклов пробуждения, уровня кортизола и архитектуры сна.  Все это крайне важно, учитывая, что ребенок рождается неврологически незрелым и медленно дозревает вне утробы (38-41). В два, пять или тринадцать лет на первый план выходят психологические апекты совместного сна: то, как дети активно интерпретируют эмоции и родственные отношения во время совместного сна.  Физиологическое влияние в то же время уменьшается.  Полезные, безвредные или пагубные последствия обустройства сна (в любом данном возрасте) будут зависеть не просто от места сна, но и от социального значения и психологического содержания отношений участников.  Социальная значимость и качество отношений находят выражение в семейных взаимодействиях.  Обустройство сна в этом контексте отражает и составляет лишь малую часть этих отношений.  При обсуждении потенциальной ценности нетрадиционного обустройства сна, особенно совместного, чаще всего отсутствуют аналитические отличия обстоятельств сна (42).

3. Откуда возникло общепринятое западное понимание «здорового и нормального» младенческого и детского сна. Есть ли разница между разными способами обустройства сна?

Трудно удержаться от высказывания, основанного на  понятии культурного релятивизма о том, что вне зависимости от того, как и где спят младенцы и дети, каждая из культурно обусловленных стратегий равноценна и правильна.  Такой упрощенный взгляд ошибочен по нескольким пунктам.  Во-первых, он предполагает, что все родители во всех обществах довольны тем, как спят дети, а также, что родители и дети хорошо высыпаются вне зависимости от того, где и как они спят.  Несмотря на то, что трудно провести кросс-культурные сравнения по всему миру, у многих антропологов сложилось мнение, что в целом родители в западных индустриальных культурах значительно менее довольны тем, как спят их дети, по сравнению с родителями в других культурах.  Антропологи также замечают, что в индустриальных странах гораздо более беспокойные и стрессовые обстоятельства ночного сна младенцев и детей (43, 44).

Второе заблуждение заключается в том, что в любом обществе, включая наше, во всех случаях появляется стратегия управления сном, которая подходит абсолютно всем, и что эта стратегия оптимальна для всех, т.е. самая подходящая с точки зрения здоровья, или что она всегда совместима с кратко- или долгосрочными потребностями младенца.  Например, выбор того или иного способа воспитания, которое учитывает интересы родителей, необязательно учитывает интересы ребенка (40). Даже принимая во внимание факт, что современный стиль жизни и/или современный уровень развития техники позволяет эффективно заместить живой родительский уход (контакт, защиту и поддежку), не стоит забывать предупреждение Брунера:«было бы ошибочно сделать вывод, что незрелость человека делает его более гибким для изменений в более старшем возрасте, что человек как вид в природе может приспособиться ко всему… мы ошибемся, если решим, что человеческая способность к адаптации неограничена (45).

Еще одно слабое место релятивистского взгляда заключается в ошибочном убеждении, что внутри любого общества у всех семей одинаковые стремления и ценности, и что предпочитаемый обществом или «идеальный» сон тождествен организации сна на самом деле, на практике в жизни.  Сегодня у нас есть доказательства, что особенно в США и Великобритании существует гораздо большее разнообразие в способах организации сна, чем когда-либо признавалось (16, 46, 47, 48).

Очевидно то, что каждая культура уникальна, и что должна существовать некая совместимость между поведением семьи и обществом, в котором они живут.  Я критикую сообщество ученых в области педиатрического сна, которые не поддерживают или косо смотрят на родителей, которые спят и кормят детей не так, как спят и кормят своих детей сами врачи.  Хочу обратить особое внимание на то, что к сожалению, «наука» о младенческом сне большей частью игнорирует важность присутствия матери как биологического регулятора младенческого сна во время его развития в условиях адаптивного комплекса совместного сна в сочетании с кормлением грудью. Я уверен, создавшееся положение мешает полному пониманию физиологии и развития младенческого сна, и, как следствие, полного понимания этиологии многих расстройств сна у детей и родителей.

Как специалист в области младенческого и детского сна я не пропагандирую какой-то один способ обустройства сна. Напротив, я и мои коллеги предлагаем посмотреть на вопрос так, чтобы дать толчок другим исследованиям и вариантам анализа. Я думаю, что эволюционная перспектива служит более объективным контекстом для понимания, как именно младенец реагирует на разообразные культурнообусловленные обстоятельства сна. (49-51. Эволюция служит своеобразным концептуальным инструментом, с помощью которого можно проследить, как социальные факторы стали преобладать и влиять на биологию и развитие младенческого и детского сна (42).  Антропологи, которые проводят исследования в рамках эволюционной теории, находят, что младенческий сон развивался в непрерывном контакте с матерью, который включает ночные кормления грудью по инициативе ребенка(52,53). Этот факт позволяет нам утверждать, что для понимания общечеловеческой модели циклов сна и пробуждения у младенцев и архитектуры сна, младенческий сон надо изучать в условиях, которые похожи на «среду приспосабливаемости» (54) .

В западной культуре, как было описано выше, практикующие врачи продолжают настаивать на правомерности только одной формы сна, т.е. одиночного.  Все способы управления детским сном сводятся к как можно более раннему уменьшению контакта с родителями и уменьшению кормлений в ночное время.  Широко распространены советы «не позволять детям привыкать засыпать во время еды, в том числе и во время кормления грудью», «не приучать ребенка засыпать, когда родитель успокаивает и ласкает ребенка».  Эти советы в корне противоречат самому контексту эволюции младенческого сна по отношению к родительским эмоциям. На сегодняшний день в США все больше детей кормят грудью.  Если засыпание у груди так широко распостранено, и, как оказывается, биологически правильно, если верить данным кросс-культурных исследований, текущие рекомендации по организации сна не только не подойдут, но даже будут мешать многим матерям.

Современные рекомендации легко понять, если принять во внимание в каком культурном и историческом контексте народилась наука о младенческом сне на Западе.  Медработники изо дня в день сталкиваются с родителями, которым нужно просто и доходчиво объяснить, как решить текущие проблемы одиночного детского сна. Таким образом, опыт медиков чаще всего окрашен и ограничен работой с семьями в кризисных ситуациях.  Врачи почти не встречаются с описаниями неодиночных моделей сна, которые не только работают, но и успешны.  Далее стоит упомянуть, что первые исследования младенческого сна проводились в 50-60-е годы 20 столетия, когда женщины почти перестали кормить грудью, а совместный сон считался чем-то ужасным и неприличным.  Следовательно, если ни совместный сон матери и ребенка, ни кормление грудью не считались допустимыми ни с биологической, ни с культурной точки зрения, ученые естественно приняли одиночно спящих детей на искусственном вскармливании в лабораторных условиях за здоровую норму.

3a) Традиционная парадигма исследований сна не подходит для широкого разнообразия обустройства сна в жизни.

«Существуют гипотезы, что прогрессивная организация ночного сна и пробуждений в младенчестве отображает интеграцию врожденных наклонностей ребенка (темперамент) в процессе взаимодействия с многочисленными ситуациями, возникающими вокруг него.  Такие контекстуальные отношения опосреднованы первичными отношениями младенца, которые отличаются от, но исходят из социальных отношений ребенка с матерью или ее эквивалентом» (6).

В вышеупомянутой цитате Anders (6) предполагает, что сценарии развития «нормального» младенческого сна сильно разнятся и сопряжены с контекстуальными процессами вокруг ребенка.   Например, процессы, которые вовлекают факторы взаимодействия в семье, которые характеризуют природу и структуру взаимодействий социальных отношений между каждым из родителей с младенцем или ребенком в течение дня (58). Если исследователи и практики всерьез отнесутся к предложенной Anders (6) и Sadeh and Anders (4) «транзакционной» модели, которая делает возможным революционный подход к изучению и пониманию развития младенческого сна и для создания всеохватывающей парадигмы, которую я и описывают в этой главе.

Действительно, транзакционный подход далее развивает идею Lozoff и коллег.  Такой подход с самого начала определяет, что развитие «нормального» младенческого сна может отличаться в разных культурных подгруппах, но также от ребенка к ребенку, в зависимости от взаимодействия внутренних и внешних переменных, которые оказывают влияние на каждый развивающийся организм.   Внутренние факторы могут включать (но не ограничиватся только этими факторами) младенческий темперамент, скорость роста и неврологическое состояние (врожденные потребности) при рождении.  Внешние факторы, с которыми взаимодействуют внутренние, могут включать следующие обстоятельства: ребенка кормят грудью или смесью из бутылки, ребенок сосет грудь, когда ему нужно или родитель насаждает ему определенный режим(60), ребенок спит в одной кровати или одной комнате с родителями или в отдельной комнате в одиночестве (61, 62), ребенок спит на спине, боку или на животе (63), к ребенку подходят ночью или родители стараются ограничить любой контакт с ребенком (17), единственный ли это ребенок или у него есть братья и сестры.  Все эти и другие факторы могут заметно изменить траекторию развития младенческого сна.

Harkness et al (64) указывает на то, что традиционные теоретические модели, объяснения, и клинические терапии младенцев с диссомниями и парасомниями все еще основывавются на идее, что онтогенез или созревание младенческого сна, если выразится простым языком, достаточно предсказуем и проходит без сучка и задоринки.   Такого рода источники считают, что изменения в архитектуре младенческого сна, в особенности переход от преобладания активного сна к преимущественно спокойному сну, следует по организованной схеме, которая регулируется эндогенными механизмами.  Например, стабильный «взрослый» сон устанавливается в течение первого года жизни.  Младенец спит дольше и дольше (относительно беспробудно), и у него преобладает более глубокий сон (дельта-волны), который предположительно свидетельствует об увеличении уровня «целостности и зрелости» центральной нервной системы (64).   И вправду, способность младенца самостоятельно заснуть после кратковременного пробуждения во время сна (самоуспокоение) и способность «спать всю ночь» в как можно более раннем возрасте при минимальном участии родителей до сих пор является вехой развития, по которой оценивают и младенцев, и их родителей даже в случаях, когда сами родители не считают спобность «спать всю ночь» чем-то важным.  Использование такого рода критериев для оценки «прогресса развития» может скорее навредить, чем помочь, особенно, если практические условия сна отличаются от условий сна, для которых предназначена такая оценка.

3b) Биологическое значение культурно обусловленного «выбора» обустройства сна и практического осуществления этого «выбора» для ребенка.  Изменение детского «нормативного» развития сна.  

Положение ребенка во время сна и подверженность синдрому внезапной детской смертности (СВДС)

Давайте посмотрим насколько физиология, здоровье и поведение младенца во время сна подвержены влиянию культурно обусловленных решений о том как, где и с кем (если вообще с кем-то) должен спать ребенок.  В то время как Lozoff и ее коллеги и намекали на то, что культура влияет на сон, они даже не могли предположить, насколько особенности организации младенческого и детского сна влияют на развитие и физиологию ночного сна, в том числе и на вероятность смерти ребенка от СВДС. Более того, положение ребенка во время сна оказалась самым важным и единственным фактором в снижении вероятности детской смерти от СВДС (65), хотя причины повышенного риска до сих пор неизвестны.  Сон на спине, а не на животе, мог бы снизить СВДС смертность на 90% в некоторых странах – открытие, которое потрясло исследователей СВДС во всем мире (66). Рекомендация укладывать детей спать на живот возникла из широко принятого убеждения, что сон на животе способствует дыханию и сну у недоношенных детей.  На этом основании решили, что то же самое должно сработать и для доношенных детей.  Помимо этого, врачи боялись, что сон на спине может привести к тому, что ребенок подавится из-за желудочно-пищеводного рефлюкса.  Все это в комплексе привело к рекомендации укладывать детей спать именно на живот (67).

Развиваются ли механизмы пробуждения, необходимые для защиты младенцев во время респираторного кризиса, по той же самой схеме, что и неврологические механизмы, которые отвечают за более длительные промежутки глубокого сна (дельта-волны, стадии 3 и 4)?  Этот вопрос тесно связан с темой подверженности СВДС (68).  Более двадцати лет назад ученые Douthitt and Brackbill (69) обнаружили, что новорожденные спят дольше и глубже, если их положить на живот.  Недавно эти данные подтвердились в исследовании Kahn и др (70): по сравнению с детьми, которые спят на животе, дети, которые спят на спине, просыпаются чаще, кроме того, у них в два раз повышена моторная активность во время сна.  Легко понять, почему данные двадцатилетней давности послужили доказательством того, что детям нужно спать на животе – цель и родителей, и медработников в западных обществах была и остается поощрять сон, а не пробуждения.  Однако существует предположение, что некоторые дети умирают от СВДС именно из-за того, что не могут проснуться достаточно легко или быстро, чтобы остановить кардио-респираторный кризис во время сна, особенно во время глубокого сна, когда порог пробуждаемости выше (68). Это открытие дает основание предположить, что сон на спине безопаснее именно потому, что увеличивает пробуждаемость и моторную активность, сопряженную с ним, несмотря на то, что это вступает в конфликт с культурной практикой поощрения «глубокого» сна среди младенцев как можно раньше после рождения.
Существуют и другие «социальные» предостережения в сфере родительского влияния и контроля, которые снижают риск СВДС.  Mitchell (71) обнаружил, что присутствие ответственного взрослого, который спит в той же комнате, что и младенец, в четыре раза снижает вероятность умереть от СВДС.  Защитное влияние не распространяется на совместный сон с братьями и сестрами. Это открытие наталкивает на идею о том, насколько важную роль играет ответственный воспитатель, чтобы снизить вероятность смерти от СВДС.  Данные исследования Mitchell подтверждаются самым большим британским эпидемиологическим исследованием на сегодняшний день: дети, которые спят сами по себе в отдельной комнате, а также дети, которые спят с курящими матерями, больше подвержены риску умереть от СВДС.  Другие факторы риска включают сон на мягких матрасах, перегревание ребенка от укутывания, а также укрывание головы ребенка одеялом во время сна.  Все эти данные иллюстрирует прямое влияние родительского вмешательства на физиологию младенческого сна (см. Fleming).

Как способ кормления влияет на младенческий сон

Характер ночного сна грудных детей значительно отличается от детей, которых кормят смесью.  В свою очередь, сон детей, которых кормили грудью год и дольше, развивается иначе, чем сон детей, которых кормили только первых три месяца (15).  Oberlander и др. (72) нашел, что сон новорожденных сразу после кормления увеличился на 46%, когда их кормили только смесью на коровьем молоке, и на 118 % по сравнению с кормлением водой или только углеводами.  Помимо этого, последние опросы компании Ross выявили, что 62% современных матерей в США кормят грудью по выписке из роддома (57).  Дополнительные данные указывают на то, что матери-выходцы из стран Латинской Америки кормят грудью как минимум дважды ночью, от полуночи до утра (59).

Ранние данные о младенческом сне основывались исключительно на данных о детях, которых кормили только искусственными смесями или коровьим молоком из бутылок.  Это создает проблемы как минимум для пятидесяти процентов современных детей на грудном вскармливании в США.  И хотя к шести месяцам кормящих остается только 26% женщин, число кормящих в США продолжает расти (59).  Это особенно значимо, т.к., помимо разницы в характере сна при разных способах кормления (грудь против коровьего молока из бутылки), близость к матери во время сна также влияет на частоту и продолжительность кормлений (59).  Материнская близость во время совместного сна в одной кровати в сочетании с кормлением грудью особенно сильно изменяет архитектуру ночного младенческого сна, включая пробуждения и периоды сна.  Таким образом, модели развития младенческого сна в первый год жизни, которые не учитывают способ и частоту кормлений в отношении к обустройству сна, не подходят многим детям.

Более двадцати лет назад Harper и др. (73) выдвинул аргумент, что поведение, связанное с кормлением детей, недооценено как фактор, который регулирует физиологию и архитектуру младенческого сна.  Большинство педиатрических исследований сна не учитывают частоту и способ кормления детей.  Например, ученый и его коллеги выявили, что у вскармливаемых из бутылки одиночно спящих младенцев увеличилась вероятность периода сна с быстрым движением глаз (БДГ), который следует за периодом бодрствования, связанного с кормлением. Эти данные соответствуют результатам исследований мелких млекопитающих.  Ученые предположили, что т.к. БДГ-сон и спокойный сон последовательно следуют друг за другом, изменение относительного распределения БДГ-сна повлекло за собой изменение вероятной последовательности сна.  Лабораторные исследования детей на искусственном вскармливании показали, что кормление влекло за собой цикл БДГ-спокойного сна, в котором процент БДГ-сна увеличивался сразу после кормления, а потом резко падал 20 минут спустя, а процент глубокого сна соответственно увеличивался.  Учение пришли к выводу, что «…интерпретация поведения взаимодействия между матерью и ребенком должна учитывать способ кормления, а именно, что насыщение играет важную роль в регуляции интеграции состояния и кардиологического ответа» (73).

«Выбор» обустройства сна сильно влияет на частоту кормлений грудью, общую продолжительность ночных кормлений и средний интервал между кормлениями.  Например, среди 70 почти исключительно кормящих грудью матерей-выходцев из стран Латинской Америки с детьми возраста 2-4 месяцев, которые спали вместе в одной кровати, средний интервал между кормлениями составлял полтора часа, а когда они спали в разных комнатах (которые находились достаточно близко) – интервал между кормлениями увеличился вдвое (до трех часов).  Помимо этого, во время совместного сна дети сосали грудь в два раза чаще и общая продолжительности сосания была в три раза больше, чем когда они спали отдельно (59).
Такая разница в кормлении является частью более широкого комплекса отличий, каскада взаимозависимых изменений, вызванных присутствием матери.  Совместный сон изменил не только поведение кормления в предполагаемо гомогенной группе кормящих грудью пар мать-дитя, но и схему материнского и младенческого пробуждения (75), архитектуру сна (61), положение матери и ребенка в кровати (77), младенческое респираторное поведение (78) и почти каждый основной параметр, имеющий значение в понимании физиологии младенческого и материнского сна (см. Диграммы 1 и 2, а также обсуждение ниже).

Младенческие и материнские пробуждения, временные соответствия и архитектура сна среди пар мать-дитя, которые спят в одной кровати и практикуют одиночный сон.

«Нужно разработать отдельные нормативные данные для младенцев, которые спят в одной кровати с матерью.  Существующие нормы младенческого сна должны быть пересмотрены с учетом культурного контекста, в котором они возникли» (61).
Мы провели три исследования одной из форм совместного сна, сна в одной кровати, во время которых использовались стандартная полисомнография и инфра-красная фотография.  Мы подсчитали различия в поведении и физиологии пар мать-дитя во время совместного и раздельного сна.  Полученные данные указывают на значительное количество временных соответствий между переходными (котороткими) и более длительными, эпохальными пробуждениями у совместно спящих пар (75).   Мы также заметили, что совместно спящие пары мать-дитя отличаются большим совпадением всех стадий сна (т.е. стадий 1-2, 3-4, и REM).  Такая синхронизация сна неслучайна; синхронизация сна отсутствовала при сравнении циклов сна и пробуждения у детей и произвольно выбранных матерей, которые спали раздельно (50, 79).

Результаты самого крупного исследования показывают, что в общем, совместный сон способствует небольшим переходным пробуждениям младенцев (зарегестрированныхЭЭГ). Это утверждение верно даже для детей, которые обычно спят с матерью, но оказались в условиях одиночного сна.  Такие дети все равно проходят через периоды временного пробуждения чаще, чем дети, которые обычно спят одни (75).  Помимо этого, во время совместного сна снижается количество времени за один эпизод сна, которое ребенок проводит в стадии глубокого сна (стадии 3-4), увеличивается количество сна в стадиях 1 и 2, а также увеличивается общая продолжительность сна (61) за счет того, что младенцы, которые спят с матерями, плачут гораздо меньше по сравнению с ночами, когда они спят раздельно (51).

В ходе исследований мы также отметили высокую степень осознания присутствия детей в кровати у матерей, которые регулярно спят с детьми.  А именно, что по сравнению с матерями, которые спят с детьми, матери, практикующие одиночный сон, испытывают гораздо меньше эпизодов перехлестывающихся пробуждений (во время который ребенок просыпается первым).  Это указывает на то, что матери, практикующие совместный сон, не приучают детей спать с ними, а, наоборот, проявляют большую чувствительность к поведению своих детей (75).
В тоже время матери, регулярно спящие вместе с детьми, просыпались и кормили детей чаще во время совместного сна, но в среднем спали столько же, сколько одиночно спящие матери.  Также регулярно спящие вместе с детьми  матери оценили опыт-практику совместного сна (в лаборатории) по крайней мере также позитивно, как и регулярно спящие в одиночку матери после ночи, когда они спали в обычных условиях сна без детей (76).
В целом, эти документированные различия между условиями совместного и одиночного сна наталкивают на предположение о том, что регулярное присутствие или отсутствие матери в постели с ребенком должно сильно влиять на развитие младенческого сна в первый год жизни.  И эта «нормативная» траектория развития сна не представлена традиционной научной парадигмой.
Регулирует ли культура (совместного сна) дыхание младенца?

В том же самом исследовании Richard et al (78) продемонстрировали что решение спать с ребенком в одной кровати или отселить его в отдельную комнату влияет на разницу в характере ночного дыхания у младенцев.  Например, по сравнению с одиночным сном, для совместного сна более характерны больше эпизодов центрального апноэ, меньше обтруктивных апноэ, и больше периодического дыхания. Во время совместного сна в лабораторных условиях, вне зависимости от рутинной организации сна дома, младенец испытывает больше эпизодов центрального апноэ в течение 1-2 стадий сна и поверхностного БДГ-сна.  Во время совместного сна, среди детей, которые обычно спят отдельно от матерей,  учащаюся эпизоды центрального апноэ в 1-2 и БДГ стадиях сна. Среди детей, которые обычно спят одни, во время сна в одной кровати с матерью увеличелась частота самых коротких апноэ (3-5.9 секунд) в 1-2 стадиях сна.  Среди детей, которые обычно спят с матерями, увеличились апноэ продолжительностью в 6-8.9 секунд во время БДГ сна, а также апноэ в промежутке 9-11.9 секунд во время 1-2 стадиях сна.   Количество эпизодов обструктивных апноэ, наоборот, уменьшилось во время совместного сна, но только среди детей, которые обычно спят в одиночку и отличались низкой частотой  таких эпизодов в целом и в частности в стадиях сна 1-2 и БДГ (78).  Количество периодического дыхания значительно увеличилось в условиях совместного сна.  Дети, которые регулярно спят вместе с матерью, отличаются более высокой частотой эпизодов периодического дыхания, а также более длительной средней продолжительносью таких эпизодов, особенно в стадии БДГ-сна.  Дети, которые обычно спят одни, в лабораторных условиях совместного с матерью сна испытывали учащение периодического дыхания только во время 3-4 стадий сна (78).

Социальные факторы, которые определяют общую продолжительность и длительность средних отрезков младенческого сна.  

Этнографические исследования младенческого сна в разных условиях подтверждают насколько сильно взаимодействие между эндогенными механизмами регуляции у младенца с поведением родителя.  Совершенно очевидно, что в реальной жизни по сравнению с лабораторией общее количество младенческого сна в сутках меняется в зависимости от внешних, а не внутренних факторов.  Например, в недавнем лонгитюдном исследовании детского сна в домашних условиях сравнили 36 американских детей от рождения до 36 месяцев из г.Кембридж, штат Массачусетес с детьми от 6 месяцев до 8 лет из 66 голландских семей из окрестностей Амстердама и Лейдена (Harkness,64). Анализ основывался на родительских записях.  В ходе исследования было обнаружено, что голландские дети спали на два часа больше (15 против 13), чем американские, а также, что проблемы со сном, характерные для американских родителей, были неведомы голландцам (64).  Авторы исследования объяснили эти различия между характером сна американских и голландских младенцев следующим образом.  Основы голландского родительства покоятся на столпах “трех R”: rust (отдых), regelmaat (регуляция) and rein held (чистота).  Три R представляют комплекс социальных ценностей, на которых основывается и какими оправдывается контекст одиночного и продолжительного сна.  Harkness и др.(64) описывают идеи и «этноисторию», которыми руководствуются голландские родители в воспитании детей.  Например, голландцы думают, что детям нужно много спать, а также,что нужно избегать чрезмерно стимулировать детей днем и ночью.  Детей укладывают спать очень рано.  Помимо этого, в отличие от американцев, голландцы не волнуются о том, достаточно ли стимулируется детский интеллект днем.  Они, напротив, обеспокоены чрезмерной стимуляцией детей днем, которая может мешать детям спать ночью (64).

В исследовании Elias и др. (15) сравнил развитие сна младенцев у матерей со стандартным подходом к материнству (которые был определен как соответствующий рекомендациям Др.Спока по уменьшению кормлений и контакта с матерью ночью) и матерей, которые практиковали уход, рекомендованный Ла Лече Лигой, международной здравоохранительной организацией, которая пропагандирует продолжительное грудное вскармливание, физический контакт с матерью и совместный сон.   Среди младенцев, которые получали стандартный минимальный контактный ночной уход, средний максимальный отрезок сна увеличился от в среднем 6.5 часов в 2 месяца до 8 часов в 4 месяца и до более чем 8 часов в течение второго года жизни.  Среди детей матерей Ла Лече Лиги(ЛЛЛ) в 2 месяца самый длинный средний период сна был 5 часов, и только после 20 месяцев самый длинный период сна увеличился до более чем 5 часов.  По сравнению с продолжительным отрезком сна детей со стандартным уходом, дети у матерей ЛЛЛ спали более короткими отрезками и чаще просыпались ночью.
Помимо разницы в продолжительности отрезков сна, общая продолжительность сна в сутки отличалась у двух групп детей.  Дети в группе Ла Лече Лиги спали в общей сумме 15 часов в сутки в 2 месяца, 12.5 часов в 4 месяца, и немногим больше 11 часов к двум годам.  Дети со стандартным уходом спали по 13-14 часов в сутки на протяжение всего двухгодичного периода наблюдения (15). Elias и др. сделали вывод, что статус кормления и отлучения от груди имеют огромное влияние на развитие характера сна.  В исследовании эти два фактора были причиной 67 процентов колебаний в продолжительности отрезков сна (см. также 80, 81).

Эти данные сопоставимы с данными из исследованиях о детях из других культур, где родители спят с детьми и практикуют уход и кормление в ночное время, похожие на уход матерей, который рекомендует Ла Лече Лига.  Например, ученые Super and Harkness (43) выявили, что в течение первого года и дольше существует значительная разница между ночным поведением детей племени Кипсигис в Кении и детей из Лос-Анджелеса в США.  В течение восьми лет ученые документировали данные о циклах сна-пробуждения и схеме питания десяти младенцев из племени Кипсигис в определенные дни в течение суток.  Данные для сравнения с детьми из Лос-Анджелеса были предоставлены Parmelee, Wenner and Schultz (82). Дети из племени Кипсигис сосали грудь на протяжение всей ночи, спали рядом с матерями в однокомнатных хижинах.  Американские дети спали в одиночестве в отдельных комнатах или кроватях.  В то время как американские дети спали в среднем 8 часов ночью к 16 неделям, кипсигисские дети просыпались каждые 3-4 часа до 8 месяцев, возраста когда исследование завершилось.   Также было обнаружено, что к 3-4 месяцам американские дети спали на два часа в сутки дольше (43).

Сосание пальца и транзиторные объекты

Winnicott (83) первый описал использование детьми «вспомогательных средств для засыпания» как составляющую процесса, во время которого дети учаться засыпать самостоятельно.  В отсутствие родителя или человека, к которому ребенок привязан, маленький ребенок находит «особый предмет» (одеяло, любимую игрушку, плюшевую зверушку), которому приписываются особые качества.  Эти предметы успокаивают маленького ребенка, если он просыпается или когда он засыпает (4). В западных культурах транзиторные объекты настолько  распространены, что современные психологические модели развития детей предполагают, что их использование является естественной стадией развития ребенка.  Использование транзиторных объектов не является повсеместной практикой, а зависит от социального контекста отхода детей ко сну и пробуждения ото сна. В своем обзоре Wolf and Lozoff (84) сообщают, что среди американских детей возраста 1-3 лет (средний возраст 21.7 мес), которые засыпали в присутствии взрослого, гораздо меньше случаев сосания пальцев или использования «предметов привязанности» (одеяло или кукла), привычки, которые дают чувство безопасности в отстутствии родительского контакта.

В Японии и Корее, где совместный сон родителей с детьми является нормой, дети не сосут пальцы ночью и не используют транзиторные объекты. Одним из самых убедительных доказательств  того, что сосание пальцев это результат одиночества среди маленьких детей, является исследование турецких детей, 96% которых сосали пальцы от года до 7 лет.  Этих детей оставляли спать в одиночестве.  А все дети, которые не сосали пальцы (большинство в выборке для исследования) имели какую-либо форму физического контакта со взрослыми во время засыпания в младенчестве, такую как держание на руках или кормление грудью.  Даже в американской выборке, если родители укладывали детей спать, дети с меньшей вероятностью сосали пальцы по сравнению с детьми, которые засыпали в одиночестве.  (85, 86, ссылка в 84).

Среди современных Майя не существует никаких особых приготовлений ко сну, ритуалов или специальной одежды для сна.  Дети Майя почти никогда не прибегают к использованию транзиторных объектов при засыпании.  Младенцы засыпают или на руках у матери, или во время сосания груди.  Лишь один ребенок, по наблюдениям Morelli и др. (24), пользовался особым предметом во время засыпания.  Ученые объясняют это тем, что дети Майя засыпают с людьми, которые проводят с ними время днем, и «никакие уговаривания не нужны для того, чтобы младенец уснул» (24).

Культура, включая и медицинские взгляды, влияет на родительские решения: в каком положении и где спит ребенок, как, чем, когда и как часто его кормят, будет ли ребенок спать один или с матерью, а также на родительские представления об уязвимых местах и слабостях детей.  В свою очередь, родительские решения влияют на поведение и физиологию младенческого сна.  Это включает архитектуру младенческого сна, пробуждения, чувствительность к присутствию матери, дыхание, количество кормлений, количество сна, продолжительность плача в ночное время, сосание пальцев и использование транзиторных объектов.  Наличие этих документированных и взаимозависимых эффектов поддерживает «транзакционную модель», предложенную Anders (6), которая рассматривает характер младенческого сна через призму  «транзакций» между внешними и внутренними факторами. Аnders выдвигает гипотезу «что прогрессивная организация ночного сна и пробуждений в младенчестве отображает интеграцию врожденных наклонностей ребенка (темперамент) в процессе взаимодействия с многочисленными ситуациями, возникающими вокруг него.  Такие контекстуальные отношения опосреднованы первичными отношениями младенца, которые отличаются от, но исходят из социальных отншений ребенка с матерью или ее эквиалентом».

Как одиночный детский сон и негибкие родительские ожидания влияют на сложности вокруг младенческого и родительского сна

Биология младенческого сна меняется гораздо медленнее, чем культурные ценности, которые влияют на нее.  Это наталкивает на предположение, что оптимальные условия младенческого сна могут совсем не поощряться культурой, в которой обитает семья младенца.  И вероятно, что широко принятые способы регуляции младенческого сна подходят для какой-то группы младенцев и детей и совсем не подходят для другой, которая отличается эмоционально и физиологически.  Более того, некоторые семьи могут начать примерять широко принятые нормы развития сна на своих детей, когда в их ситуации эти нормы могут быть совершенно неприменимы.  Это, в свою очередь, может привести к выводам о собственной некомпетенции как родителей или же к разочарованию ребенком, который отказывается соответствовать этим нормам.  Именно такая ситуация складывается в таких развитых странах, как США, Великобритания и Австралия, где 35% детей (или каждый третий здоровый ребенок) испытывают трудности  с засыпанием или сном после того, как их приучили спать в одиночестве (17, 35, 87). Такой высокий процент служит примером того, что, возможно, уверенность в правильности наших ожиданий и представлений о том, как должны спать дети, необоснованно завышена.  Это не свидетельство некомпетентности родителей, а скорее отсутствие гибкости в интерпретации и применении советов, которые дают медработники.

Если родители социализированы строго придерживаться определенных представлений о детском сне, можно предположить, что, в отсутствие гибкости в ожиданиях и представлениях, предсказуема относительная вероятность того, что у ребенка будут проблемы со сном.  Чем более устойчивы родительские представления о детском сне, тем более вероятно, что родители будут жаловаться на проблемы со сном у ребенка (17, 80). И, как верно подметили Anders and Taylor (8, and also 4,5), ночные пробуждения являются проблемой только для родителей, которые думают, что дети должны спать всю ночь в четко определенном возрасте.
Лишь сто лет назад в относительно небольшом числе мировых культур родители и медработники озаботились проблемой о том, как именно надо усыплять детей.  И только  в западных культурах существует представление, что детям необходимо «научиться» спать, в данном случае, в одиночестве и без контакта с родителем.  В большинстве культур мира детский сон – это нечто, что происходит само по себе.  Harkness и др. пишет: «…в конце концов, все нормальные дети во всем мире будут спать всю ночь, будут спать меньше по мере взросления, будут засыпать и просыпаться примерно в то же время, что и другие члены семьи, и что рано или поздно они научаться засыпать и просыпаться без помощи матерей и отцов. Четыре основные стадии поведения младенческого сна обусловлены стадиями развития» (64).

4) Совместный сон родителей и детей.  Политическая бомба?  Почему вопрос совместного сна такой взрывоопасный?

«…Если ребенок сильно плачет или заболел, то его можно взять к себе в кровать на ночь или две.  Но вообще лучше избегать брать детей к себе в кровать» (26).

«…Родители должны быть строги и уверены, когда отсылают  ребенка в отдельную кровать.  Родители должны научиться не обращать внимание на плач во время засыпания.  Иногда дети плачут по несколько часов или рвут от плача.  В таком случае родители должны быстро переодеть ребенка, сменить постельное белье, уложить ребенка снова в кровать и уйти » (56).

«…если ребенок спит с вами в одной кровати, то он может запутаться и перенервничать, вместо того, чтобы расслабиться и успокоиться.  Даже ребенок в возрасте 1-3 года может перевозбудится от совместного сна»   (26).

«…советы родителям против совместного сна чрезмерно упрощают подход к этому вопросу» (88)

Совместный сон родителя и ребенка – общий термин, который описывает множество разнообразных комбинаций сна, когда мать (или человек, который выполняет роль матери) спит недалеко, в пределах протянутой руки, от ребенка.  Такая организация сна позволяет улавливать и отвечать на такие взаимные стимулы, как звук, движение, запах, прикосновение и визуальные образы.  Совместный сон является универсальным контекстом развития младенческого сна.  Этот контекст возник и развился как подходящий для человека как вида в природе.  Для большинства современных матерей и детей грудное вскармливание и совместный сон матери и ребенка – это не выбор, а неизбежная и неразделимая реалия.  Этот факт предполагает, что любая попытка понять биологическую физиологию младенческого сна и проблемы со сном у детей, которая не принимает во внимание связей между совместным сном матери и ребенка ночью, кормлением грудью и неврологическим статусом ребенка (включая и его эмоциональные потребности), будет неверной, неполной и фундаментально ошибочной.
Сон родителя и ребенка в одной кровати – всего лишь одна из разновидностей совместного сна.  Другие формы включают совместный сон на футоне, а также сон ребенка рядом с матерью, но на иной поверхности.

Например, если ребенок спит в корзинке или гамаке над матерью или сбоку от матери, или когда мать и ребенок спят рядом на подстилке на полу.  Совместный сон не приводит к одному предсказуемому результату ­–положительному, безвредному или отрицательному.  Точно также как не существует одного предсказуемого результата одиночного сна.  Физиологические и психологические последствия зависят от возраста ребенка, а также от социальных, физических и эмоциональных обстоятельств вокруг совместного сна.

4a) Отрицательное проявление культурных и научных предрассудков против совместного сна.  Социальная критика. 

Идея совместного сна родителей и детей как одного из правомочных и нормальных обстоятельств сна до сих пор не прижилась на Западе, вероятно, из-за большого числа мнимых проблем, которые связывают с совместным сном. Эти проблемы редко документируются или систематизируются, однако популярная литература и периодика для родителей выставляют совместный сон или однобоко как редкое, исключительное явление, или полностью игнорируют его, или же освещают возможные проблемы, которые могут случиться, а могут и не случиться, если родители спят с детьми.  Иногда практика совместного сна открыто критикуется, иногда критика завуалирована (18).  Среди распространенных причин, по которым рекомендуют раздельный сон родителей и детей, ­­­­­­­­­­­– сохранение и лелеяние отношений между супругами, развитие индивидуальности и автономности ребенка, страх инцеста или удушения во сне, повышение социальной компетентности у ребенка, усиление половых и гендерных различий, удовлетворенность жизнью всех членов семьи (47, 29).

Вместо того, чтобы рассматривать проблему, которая, возможно, возникла из-за совместного сна, как просто проблему, которую нужно решить, мнимая проблема становится аргументом против практики совместного сна, словно эта проблема универсальна для всех семей, которые спят с детьми.  Проблемы совместного сна выставляются как неразрешимые проблемы, хотя их также легко решить, как и проблемы, возникающие из-за одиночного сна.  В литературе то и дело пишут, что совместный сон приводит к проблемам в браке, хотя недавнее шведское исследование опровергло эти домыслы (89); или что совместный сон является причиной ревности между братьями и сестрами (может быть это и причина, но она точно не единственная).  Более того, без учета мнения родителей, совместный сон описывают как «плохую привычку», от которой «трудно избавиться».  Или что совместный сон запутывает ребенка, мешает ему сформировать здоровую сексуальность и эмоциональность, или что совместный сон перевозбуждает ребенка.  Однако ни одно из этих утверждений не сопровождается доказательствами того, как, когда и при каких обстоятельствах это происходит (26).
Некоторые источники утверждают (26), что ребенок должен спать один, чтобы развить самостоятельность, научиться справляться с одиночеством или приобрести качества, которые приводят к самодостаточности.  Как и в других случаях, никаких доказательств или описания механизмов, которые приводят к вышеуказанным результатам, нет.  Однако, читателей убеждают, что одиночный сон – единственный способ добиться подобных результатов.
Беспокойство о безопасности детей, безусловно, стоит на первом месте причин, по которым медработники советуют избегать спать вместе с детьми. Нужно отметить, что современные кровати не делают с учетом детской безопасности.  Удушение и синдром внезапной детской смертности (СВДС) почти невозможно различить. Именно эти две причины часто выдвигают как аргумент против совместного сна (71).  Совместный сон плохо сочетается с мягкими матрасами; матерями, которые курят; взрослыми, которые употребляют лекарства или наркотики, которые притупляют сознание.  Совместный сон не подходит родителям, которым претит эта идея.  Однако давайте различать ситуации, когда совместный сон в одной кровати следует избегать,  и не предполагать, что все случаи совместного сна опасны.  У нас есть лабораторные (49, 59, 61, 75.76, 90, 91), домашние (46) и эпидемиологические исследования СВДС, которые показывают явную разницу между опасным и безопасным совместным сном (см. Fleming в этом собрании).

Совместный сон и сон в одной кровати не тождественны опасным условиям сна, хотя современные дебаты о совместном сне выявляют, что сам процесс совместного сна, т.е. мать и ребенок лежат рядом друг с другом, часто подменяют на опасные условия сна (92,93.) Преувеличенный страх удушения или присыпания младенца во сне отчасти происходит из культурной истории Запада.  В течение последних 500 лет многие нищие женщины Парижа, Брюсселя, Мюнхена и Лондона (и многих других городов) признались на исповеди католическим священникам в том, что они удушили своих младенцев во сне, чтобы хоть как-то контролировать размер семьи (94, 95, 96). Под предводительством священников, которые угрожали отлучением от церкви, штрафами и тюремным заключением (за убийство), родителям запретили брать детей в свою кровать.  Такое историческое наследие западной истории, вероятно, слилось воедино с изменяющимися социальными нравами и обычаями (нарождение таких ценностей, как неприкосновенность личной жизни (privacy), самостоятельность, индивидуализм) и дало основу философскому обоснованию современным культурными поверьям.  На основании устоявшихся культурных поверий гораздо легче найти недостатки совместного сна, чем обратить внимание на его возможные преимущества.
Распространение понятия «романтической любви» в Европе, а также убеждение о важности супружеских отношений, вероятно, способствовало разделению спальных помещений. Существует гипотеза, что физическое обособление, в особенности отца детей, способствовало утверждению мужского авторитета и его способности быть наставником религиозных и моральных ценностей (96, 97).

Как и многие другие вопросы, связанные с отношениями между людьми, совместный сон родителей и детей может поставить перед нами задачу поиска решений, которые позволят обеспечить безопасность, а также личное время для родителей.  Однако, существование этих задач не значит, что это аргументы против совместного сна.  Для сравнения, тысячи родителей покупают книги о том, как решить проблемы, связанные с одиночным сном, но никто не выдвигает это как довод против одиночного детского сна.
Ученый Kuhn (98) заметил, что научные парадигмы изменяются медленно и не без сопротивления.  Прения, которые окружают совместный сон и ценность сна матери с ребенком, могут быть частично объяснены тем, что новая парадигма не сразу и необязательно легко принимается теми, кто посвятил всю свою жизнь исследованию нормальности одиночного младенческого сна, и некритически принимали идеи о пагубных последствиях, которые приписываются совместному сну родителей и детей. Исследователи, медики и родители подвержены одному и  тому же опыту, обусловленному культурой, в которой они живут.  Такая общность значит, что мало кто из них спал с родителями в детстве, а это в свою очередь сильно влияет на восприятие практики совместного сна как удобного или психически комфортного поведения (99). Может быть, способность ценить все разнообразие способов воспитания детей появится только тогда, когда иммигранты неевпропейского происхождения станут преобладать в Западных странах.  Если посмотреть на современные демографические данные, то вопрос не в том, изменится ли парадигма, а в том, насколько скоро это произойдет.

4b) Совместный сон/сон в одной кровати в западных обществах.  Как часто?  Когда?  Никто не знает ответы на эти вопросы.   

Совместный сон родителей и детей являет собой универсальную и естественную для нашего вида в природе модель сна детей во всем мире.  Barry and Paxson (10) провели опрос о практике сна в 186 независимых обществах.  Эта выборка является репрезантативной для всех основных известных на сегодняшний день типов культур в мире.  Из 119 культур с надежными этнографическими данными о близости родителя к ребенку во время ночного сна, в 76 культурах (64%) матери спали в одной кровати с ребенком.  В 20% случаев отец спал вместе с матерью и ребенком.  Ни в одной из этих культур родители не изолировали ребенка перед сном или для сна.  Ребенок всегда находился в так называемой сенсорной близости к другому человеку, но необязательно спал на той же самой поверхности.

Совместный сон детей и родителей в США почти не исследован, а имеющиеся данные уже устарели.  Это довольно сложный вопрос для сбора точной информации.  Не все американские родители делятся информацией о том, что они спят вместе с детьми.  Страх осуждения и родительские представления о том, что совместный сон не является нормой в американской культуре приводит к тому, что данные о преобладании совместного сна в США занижены (58, 99, 100).  Еще недавно популярые книги и журналы пугали родителей психологическими последствиями совместного сна.  И эти страхи оправданы.  Опрос педиатров в 1984 году показал, что 94% относятся неодобрительно к совместному сну.  Хотя сегодня это процент, скорее всего, значительно ниже, отрицательное мнение о совместном сне все же преобладает (88).

И все же, учитывая вышесказанное, даже среди индустриализированных западных культур разнообразные формы совместного сна не так редки.  Например, Abbott (29) обнаружил, что в восточном Кентукки (Аппалачиа) совместный сон родителей  и детей преобладает среди белых американцев, которые «не обращают внимание на мнение врачей, а верят в то, что ребенку и матери лучше всего быть вместе».  Одна из респонденток заметила: «Молодые матери отказываются от одного из самых больших удовольствий, которые создал Бог – радость от сна с малышом, радость от кормления малыша во сне» (29). Abbot утверждает, что практика совместного сна в восточной части штата Кентукки – это стратегия родителей в данной подгруппе, способствующая выработке взаимозависимости.  Как сказала одна женщина в опрошенной группе: «…как вы рассчитываете удержать детей в своей жизни, если вы начинаете их жизнь с того, что отталкиваете их…» (29).

В исследовании с детальной библиографией совместного сна родителей и детей среди городских жителей американского города Кливленд Lozoff et al. (88) обнаружила, что 35% бедных белых и 79% бедных черных регулярно спали со своими детьми, чей возраст варьировался от 6 месяцев до 4 лет.  Anders and Keener (36) отслеживали ночной сон сорока новорожденных и обнаружили, что между временем, когда младенца уложили в кроватку и временем, когда его оттуда вытащили утром, в 2-4 недели младенец проводил менее 20% времени вне кроватки.  После 20 недель (5 месяцев) и до первого дня рождения ребенка дети проводили менее 3% ночного времени вне кроватки.
Из 150 матерей в районе города Кливленд 71% матерей сказали, что они не спали с детьми в течение месяца перед интервью.  65% сказали, что они не предоставляют никакую форму физического контакта во время укладывания детей спать (88).  Однако то, что говорят родители и то, что они делают – две разные вещи.  Например, в том же самом опросе менее 35% матерей сказали, что они «строго» придерживаются вышеуказанных методов, когда ребенок все же просыпается ночью, болеет или напуган.

Исследователи Madansky and Edelbrock (31) выявили схожие различия между белыми и негритянскими семьями в пригороде г. Бостон Ворчестере.  Большинство родителей в выборке, 55%, сообщили, что их 2-3-летние дети спали в родительской кровати как минимум раз за последние два месяца, а 14% сказали, что дети спали с ними несколько раз в неделю.  76%  негритянских семей спят с детьми по сравнению с 53% белых. Негритянские семьи склонны спать с детьми более двух раз в неделю, чем белые, 50 и 21 процент соответственно.

Недавнее исследование совместного сна в Гарлеме Schacter-Fuchs et.al. (48) выявило, что 20% испано-американцев спят с детьми всю ночь минимум три раза в неделю, по сравнению с только 6% белых семей.

Среди матерей американской организации по поддержке грудного вскармливания, Ла Лече Лиги, совместный сон с младенцами и детьми – норма.  Ла Лече Лига пропагандирует частое прикладывание к груди, продолжительное грудное вскармливание и тесный контакт родителей и детей. Исследование Elias et.al. (15 ) выявило, что 60-90% детей в Ла Лече Лиги спят с матерями в возрасте 2-13 месяцев.  Совместный сон как форма заботливого родительства – один из способов компенсировать время, которое родители проводят без детей в дневное время, особенно в семьях высшего среднего класса.  «Когда я сплю с малышом, я восполняю время, которое я и мой муж не могли провести с ребенком днем.  Мы возвращаемся домой с работы только вечером. Совместный сон дает мне возможность заботиться о малыше», — поделилась работающая мама из южной Калифорнии.

Среди семей среднего и высшего классов (белых) совместный сон перестал быть табу, которым он был еще 10 лет назад  (46). Более половины американских матерей кормят грудью в 3-6 месяцев или дольше(57), и неудивительно, что все больше женщин спят с детьми или поблизости от детей, чтобы облегчить ночные кормления.  Кормление грудью способствует совместному сну (100). Однако страх критики со стороны педиатров, семьи и друзей не дает возможность спокойно обсуждать ночное родительство, если оно отличается от принятых «норм»  (88, 99, 101).
4c) Подпольщики совместного сна.  Изменение демографии семей, которые практикуют совместный сон.  Дорогая редакция!
Антропологические исследования в Великобритании также подтверждают данные о том, что намного больше родителей в западных странах спят с младенцами и детьми, чем об этом говорят.   Ball and Hooker (46) изучали общину белого рабочего класса на северо-востоке Англии.  Ученые обнаружили, что когда родители отвечают на вопрос о месте сна ребенка ночью, они часто описывают место, куда ребенка укладывают спать или где ребенок «должен» спать, а не то, где «дети проводят большую часть ночи»!

Ball and Hooker сняли ночное поведение родителей на инфракрасную камеру в родительской спальне.  В дополнение было проведено два опроса – до рождения ребенка и когда ребенку исполнилось 2 месяца.  В ходе исследования было выявлено, что если бы ученые конкретно не спросили, перемещались ли дети в течение ночи с одного места в другое, то, вероятно, половина детей, которые спали  с родителями, не были бы выявлены(46).  Отношение к правомерности выбора «спать с детьми» меняется на Западе.
Возможно, совет ведущей рубрики советов в американских газетах Абигейл ван Бурен (Дорогая редакция!) отражает то, куда движется популярная культура в этом вопросе.  Недавно в рубрику «Дорогая редакция!» поступило письмо от мужчины под названием «Слишком тесно в кровати».  Мужчина жаловался на то, что его жена настаивает на совместном сне с их 16-месячной дочкой.  Редактор ответила: «Дорогой «слишком тесно в кровати»!  В некоторых культурах принято спать с детьми до 12-13 лет.  Ребенок приспосабливается под родителей… Девочка может научиться спать в своей кровати, если вы решите научить ее этому»(102).

5. Заключения. Рекомендации.  Мысли напоследок.

«Люди осмысливают свое окружение сквозь призму социальных предубеждений.  Выведение этих предубеждений наружу поможет понять, какие вопросы политики можно разрешить, а какие нет» (103).

Lozoff и ее коллеги были правы.  Культура и медицинская практика сильно влияют друг на друга.  Я осознаю, что культурные предрассудки в науке не обесценивают научные методы или открытия.  Однако, предрассудки заставляют ученых постоянно задавать все новые вопросы, задумываться о том, какие вопросы обходятся стороной и почему.  Такие размышления должны анализировать, какие культурные предпосылки лежат в основе, направляют и, в конечном итоге, ограничивают интерпретацию данных.  Стремление ученых к объктивности, конечно же, не может полностью устранить интеллектуальные предрассудки.

В своем эссе я заново пересматриваю открытия, сделанные более десяти лет назад Lozoff и ее коллегами.  Lozoff  и ее коллеги(1) предлагают отдавать себе отчет о наших собственных, евро-американских предрассудках о правильных обычаях вокруг детского сна, про которые можно услышать на приеме у любого педиатра.  Моя работа основана на работе этих ученых.  Я привлекаю внимание к тому, как определенные идеологии влияли и продолжают влиять и ограничивать и практику, и исследования педиатрического и клинического сна.  Расширяя рабочие модели детского сна и поощряя более широкое понимание разнообразия детского сна родителями, исследователями и пратиками, я предполагаю, что у нас будет больше шансов найти подходящие решения проблемы детского сна, принимая во внимание особенности конкретной семьи, обустройство сна и потребности конкретных детей и их родителей.

Я не хочу очернить работу моих коллег.  Мои исследования возможны благодаря и их работе.  Я осознаю, что и у меня есть предрассудки, обусловленные обучением и исследовательский опытом (в антропологии).  Именно поэтому критически важно сравнивать разные подходы с точки зрения разных областей науки.  Такого рода сравнение выявляет невысказанные предположения в той или иной науке и дает возможность осознать предрассудки и ограничения в той или иной области.  Все это попросту значит, что ни одна наука не способна найти все ответы на все вопросы.

Учитывая вышесказанное, вот наиболее важные моменты, предложенные в этой статье. 
1) Врачи-педиатры должны быть готовы давать рекомендации относительно детского сна, которые подойдут родителям из разных культур, с разными подходами и отношением к воспитанию и желаемыми результами воспитания.  Педиатр должен уметь рассказать родителям о широком разнообразии режимов сна и питания среди детей, даже если родители предпочтут вариант,  с которым не согласен сам врач.  Во время консультации следует обсудить все плюсы и минусы всех способов организации сна, а также рассказать о правилах безопасности того или иного способа.
2) Проблемы связанные с нетрадиционным обустройством сна, таким как совместный сон, не являются аргументами против правомерности совместного сна.  Существование «проблем», связанных с таким обустройством сна не означает, что их нельзя решить, а также, что эти проблемы свойственны и неизбежны при этом обустройстве сна.
3) Сильная незрелость человеческого детеныша при рождении делает социальный уход за ним (включая обустройство младенческого сна) тождественным физиологической регуляции.  Среда сна человеческого младенца – невероятно важный и уникальный аспект, который часто не принимается во внимание ни традиционными моделями сна, ни педиатрами, ни практикующими специалистами в области сна.
4) Педиатры и практикующие специалисты в области сна не должны автоматически предполагать, что уменьшение числа кормлений как можно раньше после рождения является благом, особенно если мать не изъявила желания уменьшить число ночных кормлений.  Последние исследования показывают, насколько важно кормление, в том числе и ночью.  Родители должны получить достоверную информацию, а не личный совет, чтобы принять информированное решение.
5) Вне зависимости от того, где родители хотят, чтобы спали их дети, надо начать объяснять родителям, что биологически и физиологически младенцы и дети рассчитаны на сон рядом с родителями.  Совершенно нормально, если какие-то родители решат спать вдали от детей.  Однако, следует объяснить родителям, что неспособность ребенка «спать всю ночь» или легко засыпать самостоятельно не нужно рассматривать как недостаток ребенка или манипуляцию со стороны ребенка.  Подобные объяснения помогут предотвратить негативную самооценку родителей, а также оценку поведения детей как ненормального или странного.

6) Научно обоснованный дружелюбный к пользователю подход к проблемам младенческого и детского сна и возможным решениям этих проблем требует деликатного подхода к правомерности разного выбора, который делают родители.  Транзакционная модель, описанная  Anders (6) and Sadeh and Anders (4, 5), может направлять исследования и клиническую практику в новом тысячелетии.   Транзакционная модель приспособлена как к биологическому, так и социо-культурном влиянию на развитие сна.  Более того, предложенная модель рассматривает биологию, общество и культуру как единое целое. Такой подход поможет задать новые вопросы, и тем самым показать, как выбор под влиянием культуры влияет на младенческий сон и потенциально провоцирует значительные физиологические регуляторные проявления, которые могут спасти жизнь ребенка.

Библиография

1.Lozoff B, Wolf A, Davis NS. Sleep problems seen in pediatric practice. Pediatrics 1985; 75:477-483.
2. Shweder R, Jensen LA, Goldstein WM. Who sleeps by whom revisited: A method for extracting moral goods implicit in practice. In: Goodnow JJ, Miller PJ, Kessel F, eds. Cultural Practices As Contexs For Development. San Francisco: Jossey-Bass, 1995: 21-40
3. Shifrin, D. A nod to family togetherness. In: Feeney S. New York Daily News, August 1997, p. 32 (Pers. comm).
4. Sadeh A, Anders T F. Infant sleep problems: origins, assessment, interventions. Inf Ment Health J 1993; 14 (1):17-34.
5. Sadeh A, Anders T. F. Sleep disorders. In C. H. Zeanah, eds. Handbook of Infant Mental Health. New York: Guilford Press, 1993:305-316.
6.Anders TF. Infant sleep, nighttime relationships, and attachment. Psychiatry 1994; 57:11-21.
7. Anders TF, Eiben LA. Pediatric sleep disorders: a review of the past 10 years. Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry 1997; 36(1):9-20.
8. Anders TF, Taylor TR. Babies and their Sleep environment. Children’s Environments 1994; 11(2):123-134.
9. Balararian R, Raleigh VS, Botting B. Sudden infant death syndrome and post- neonatal mortality in immigrants in England and Wales. BMJ 1989; 298:716-20.
10. Barry H III, Paxson LM. Infancy and early childhood: cross-cultural codes. Ethology 1971; 10:466-508.
11. Chisholm JS. Navajo Infancy. Hawthorne, N.Y.: Aldine, 1983.
12. LeVine R, Dixon S, LeVine S. Child Care and Culture: Lessons from Africa. Cambridge: Cambridge University Press, 1994.
13. LeVine R. A cross-cultural perspective on parenting. In Fantini MD, Cardenas R, eds. Parenting in a Multicultural Society. San Diego: Academic Press, 1980.
14. Whiting JWM. Environmental constraints on infant care practices. In Munroe RH, Munroe RL, Whiting JM, eds. Handbook of Cross-Cultural Human Development. New York: Garland STPM Press, 1981:155-164.
15. Elias MF, Nicholson N, Bora C, Johnston J. Sleep-wake patterns of breast-fed infants in the first two years of life. Pediatrics 1986; 77(3):322-329.
16. Forbes JF, Weiss DS, Folen RA. The co-sleeping habits of military children. Military Medicine 1992; 157:196-200.
17. Heron P. Nonreactive Co-sleeping and Child Behavior: Getting a Good Night’s Sleep All Night Every Night. Masters Thesis, University of Bristol, Bristol, United Kingdom , 1994.
18. Godfrey, AB, Kilgore A. An approach to help young infants sleep through the night. Zero ToThree 1998;19 (2):15-21.
19. Christopher RC. The Japanese Mind: The Goliath Explained. New York: Linden Press/Simon and Schuster, 1983.
20. Caudill W, Weinstein H. (1969). Maternal care and infant behavior in Japan and America. Psychiatry 1969; 32:12-43.
21. Shand N. Culture’s influence in Japanese and American maternal role perception and confidence. Pschiatry 48:52-67, 1985.
22. Brazelton T. Parent-infant co-sleeping revisited. Ab Initio. 2:1, 1990.
23. Kawakami, K. Comparison of mother-infant relationships in Japanese and American Families. Paper presented at the meetings of the Inter.Soc. Study of Beh. Dev., Tokyo, Japan, 1987.
24. Morelli GA, Rogoff B, Oppenheim D, Goldsmith D. Cultural variation in infants’ sleeping arrangements: questions of independence. Developmental Psychology 1992; 28:604-613.
25. Caudill W, Plath DW. Who sleeps by whom? Parent-child involvement in urban Japanese families. Psychiatry 1966; 29:344-366.
26. Ferber R. Solve Your Child’s Sleep Problems. New York: Simon and Schuster, 1985.
27. Yelland J, Gifford S MacIntyre M. Explanatory models about maternal and infant health and sudden infant death syndrome among Asian-born mothers. 1996, 175-189
28.Wilson, E. Sudden Infant Death Syndrome (SIDS) and Environmental Perturbations in Cross-Cultural Context. Masters Thesis. University of Calgary, Calgary Alberta, 1990
29. Abbott S. Holding on and pushing away: comparative perspectives on an eastern Kentucky child-rearing practice. Ethos 1992; 20(1):33-65.
30. Lewis M, Havilland J. The Handbook of Emotion. New York: Gulford Press, 1993.
31. Mandansky D, Edelbrock C. Co-sleeping in a community of 2- and 3-year-old children. Pediatrics 1990; 86:1987-2003.
32.Lewis RJ, LH Janda. The relationship between adult sexual adjustment and childhood experience regarding exposure to nudity, sleeping in the parental bed, and parental attitudes toward sexuality. Arch Sex Beh 1988; 17:349-363.
33. Crawford, M. Parenting practices in the Basque country: Implications of infant and childhood sleeping location for personality development.Ethos 1994, 22;1:42- 82.
34. Mosenkis, J The Effects of Cxhildhood Cosleeping On Later Life Development.
Masters Thesis. University of Chicago. Chicago, Ill, 1998
35. Hayes MJ, Roberts SM, Stowe R. Early childhood cosleeping: parent-ccchild and parent-infant interactions. Inf Men Health J 1996;17:348-357
36. Anders TF, Keener MA. Developmental course of nighttime sleep-wake patterns in full-term and premature infants during the first year of life: I. Sleep 1985; 8(3):173-192.
37. Weissbluth M. Naps in children: 6 months-7 years. Sleep 1995; 18(2):82-
38. Hofer Myron. Parental contributions to the development of offspring. In: Parental Care in Mammals. Gubernick David, P Klopfer, eds. New York: Academic Press, 1981:77-115.
39. Hofer M. The Roots of Human Behavior. San Francisco: W. H. Freeman, 1981.
40. McKenna JJ. An anthropological perspective on the sudden infant death syndrome (SIDS): The role of parental breathing cues and speech breathing adaptations. Medical Anthropology 1986; 10:9-53.
41. McKenna JJ. (1995). The potential benefits of infant-parent co-sleeping in relation to SIDS prevention: overview and critique of epidemiological bed sharing studies. In Sudden Infant Death Syndrome: New Trends in the Nineties. TO Rognum, ed. Oslo: Scandinavian University Press, 1995:256-65.
42. McKenna JJ. SIDS in cross-cultural perspective: is infant-parent co-sleeping protective? Ann Rev in Anthropo 25:201-216,1996.
43. Super CM, Harkness S. The infant’s niche in rural Kenya and metropolitan America. In L. L. Adler ed. Cross Cultural Research at Issue. New York: Academic Press, 1987:47-56.
44. Konner M. Super C. Sudden infant death syndrome: an anthropological hypothesis. In Harkness S, Super C, eds. The Role of Culture in Developmental Disorder. New York: Academic Press, 1987:95-108.
45. Bruner, J. Nature and uses of immaturity. Amer Psych.1972 27 687-708.
46.Ball, H and Hooker, E The North Tees Colseeping project: the first three years. American Anthropologist in press
47. Medoff D, Schaefer CE. Children sharing the parental bed: a review of the advantages and disadvantages of co-sleeping. Psychology A Journal of Human Behavior1993; 30(1):1-9.
48. Schachter FF, Fuchs ML, Bijur PE, Stone RK. Co-sleeping and sleep problems in Hispanic-American urban young children. Pediatrics 1989;84:522- 530.
49. McKenna JJ, Thoman E, Anders T, Sadeh A, Schechtman V, Glotzbach S. Infant- parent co-sleeping in evolutionary perspective: Implications for understanding infant sleep development and the Sudden Infant Death Syndrome (SIDS). Sleep 1993;16:263-282.
50. Mosko S, McKenna JJ, Dickel M, Hunt L. Parent-infant co-sleeping: the appropriate context for the study of infant sleep and implications for SIDS research. Journal of Behavioral Medicine 1993;16(3):589-610.
51. McKenna JJ, Mosko S, Richard C, Drummond S, Hunt L, Cetal M, Arpaia J. Mutual behavioral and physiological influences among solitary and co-sleeping mother-infant pairs: implications for SIDS. Early Human Development 1994;38:182-201.
52.Konner MJ. Evolution of human behavior development. In RH Munroe, RL Munroe, JM Whiting, eds. Handbook of Cross-Cultural Human Development. New York: Garland STPM Press, 1981:3-52.
53. Konner MJ, Worthman C. Nursing frequency, gonadal function and birth spacing among !Kung hunter-gatherers. Science 1979; 207:788-791.
54. Bowlby, J. Attachment and Loss, Volume I. London: Pergamon, 1959.
55. Cuthbertson J, Schevill S. Helping Your Child Sleep Through the Night. New York: Doubleday, 1985
56. Douglas J. Behaviour Problems in Young Children. London: Tavistock/Routledge, 1989.
57.Ross Mothers Survey (1997). Published and available through Ross Laboratories. Ross Products Division of Abbot Laboratories
58. Kaplan SL, Poznanski E. Child psychiatric patients who share a bed with a parent. Journal of American Academy of Child Psychiatry 1974;13:344-356.
59. McKenna J, Mosko S, Richard C. Bedsharing promotes breast feeding, Pediatrics 1997:100:214-219
60. Pinilla T, Birch LL. Help me make it through the night: behavioral entrainment of breast-fed infants’ sleep patterns. Pediatrics 1993;91(2):436-444.
61. Mosko S, Richard C, McKenna J, Drummond S. Infant sleep architecture during bedsharing and possible implications for SIDS.» Sleep 1996;19:677-684.
62. Fleming P, Blair P, Bacon C, Bensley D, Smith I, Taylor E, Berry J, Golding J, Tripp J. Environments of infants during sleep and the risk of the sudden infant death syndrome: results of 1993-1995 case control study for confidential inquiry into stillbirths and deaths in infancy. British Medical Journal 1996; 313:191-5.
63. Kahn A, Picard E, Blum D. Auditory arousal thresholds of normal and near- miss SIDS infants. Dev Med Child Neurol 1986;28:299-302.
64. Harkness S, Super C, Keefer CH, van Tijen N, van der Vlugt E. Cultural Influences on sleep patterns in infancy and early childhood. Meeting of the Amercian Association for the Advancement of Science, Atlanta, Februaru 1995.
65. Guntheroth WG, Spiers P. Sleeping prone and the risks of the sudden infant death syndrome.J Amer Med Assoc 1992; 2 :359-363.
66.Rognum TO, ed. SIDS in the 90s. Oslo: Scandinavian University Press, 1995.
67.Fleming P, Blair P.Safe environments for infant sleep: community and laboratory investigations or folk wisdom? Symposium on Breast Feeding, Parental Proximity and Contact in Promoting Infant Health. Univeristy of Notre Dame, South Bend, 1998
68.Sterman MB, Hodgman J. The role of sleep and arousal in SIDS. In: PJ Swartz The Sudden Infant Death Syndrome. New York: New York Academy of Sciences, 1988: 48-61
69. Douthitt TC, Brackbill Y. Differences in sleep, waking and motor activity as a function of prone or supine resting position in the human neonate. Psychophysiology 1972;9:99- 100.
70. Kahn A, Grosswater J, Scottiaux M, Rebuffat E, Franco P, Dramaix M. Prone or supine position and sleep characteristics in infants. Pediatrics 1993:91:1112- 1115.
71. Mitchell EA, Thompson JMD. Cosleeping increases the risks of the sudden infant death syndrome, but sleeping in the parent’s bedroom lowers it. In: Rognum TO Sudden Infant Death Syndrome in the Nineties. Oslo: Scandinavian University Press, 1995, 266- 269.
72. Oberlander TF, Barr R, Young S, Brian JA, Short, TR. Effects of feed composition of sleeping and crying in newborn infants. Pediatrics 1992, 90; 5: 733-740.
73. Harper, R, Hoppenbrouwers T, Bannett D, Hodgman J, Sterman MB, McGinty DJ. Effects of feeding on state and cardiac regulation in the infant. Dev Psychobiol 1976, 10; 6 :507-517.
74. Mosko SS, Richards C, McKenna JJ, Drummond D, Mukai D,. Infant sleeping position and the CO2 environment during co-sleeping: the parents contribution. Amer J Phys Anthro 1997; 103:315-328
75. Mosko S, Richard C, McKenna J. Infant arousals during mother-infant bedsharing: implications for infant sleep and SIDS research. Pediatrics. In press.
76. Mosko S, Richard C, McKenna J. Maternal sleep and arousals during bedsharing with infants. Sleep 1996;20(2):142-150.
77. Richard C, Mosko S, McKenna, J . Sleeping position, orientation, and proxmity in bedsharing Infants and mothers Sleep 1996 19:667-684.
78. Richard C Mosko S, McKenna J. Apnea and periodic breathing in the bedshaaring infant. Amer J Applied Phys 1998 84;4:1374-1380
79. McKenna JJ, Mosko S, Dungy C, McAninch P. Sleep and arousal patterns of co-sleeping human mothers/infant pairs: A preliminary physiological study with implications for the study of Sudden Infant Death Syndrome (SIDS). American Journal of Physical Anthropology 1990;83:331-347.
80. Spock B. Baby and Child Care New York: Pocket Books, 1968.
81. Minturn L.and Lambert WW. Mothers of Sleep Cultures: Antecedents of Child Rearing. John Wiley and Sons: New York, 1964.
82. Parmalee AH, Wenner An, Schultz HR. Infant sleep patterns: From Birth to Sizteen weeks of Life. J. Ped 1964. 65: 576-582.
83. Winnicott, DH Transitional objects and transitional phenomena. In: Collected Papers of D.W. Winnicott. Basic Books: New York. 1958, 23-45.
84. Wolf AW, Lozoff B. Object attachment, thumbsucking, and the passage to sleep. Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry 1989;28:287-292.
85. Ozturk M, Ozturk OM. Thunbsucking and falling asleep. Br J Medical Psychol 1977;50:95-103.
86. Litt CJ. Children’s attachment to transitional objects. American Journal of Orthopsychiatry 1979;51:131-139.
87. Wolfson A, Lacks P, Futterman A. Effects of parent training on infant sleeping patterns, parents’ stress, and perceived parental competence. Journal of Counseling and Clinical Psychology 1992;60(1):41-48.
88. Lozoff B, Wolf AW, Davis NS. Co-sleeping in urban families with young children in the United States. Pediatrics 1984;74(2):171-82.
89. Klackenberg, G. Sleep behaviour studied longitudinally. Acta Paediatr Scand 1982; 71:501-506.
90.Young J, Pollard KS. Blair P, Fleming PJ, Sawczenko A. Sleep position, proximtiy, Orientation and Physical contact betwen mother-infant pairs: a longitudinal study of room-sharing and bed-sharing Early Human Development, in press.
91 Fleming, PJ Infant sleep pysiology: does mum make a difference? Ambulatory Child Health 1998:4 (Suppl 1):153-154
92.McKenna J. Bedsharing promotes breast feeding and the AAP task force on infant postioning and SIDS. Pediatrics 1998:102;3:663-664
93. Hauck F, and Kemp J. Bedsharing promotes breast feeding and the AAP tak force on infant postioning and SIDS. Pediatrics 1998:102;3:662-663
94. Flandrin J-L. Families in Former Times: Kinship, Household and Sexuality. New York: Cambridge University Press, 1979.
95. Kellum BA. Infanticide in England in the Later Middle Ages. History of Childhood Quarterly: The Journal of Psychohistory 1974;1(3):367-388.
96. Stone L. The Family, Sex and Marriage in England, 1500-1800. New York: Harper and Row, 1977.
97 Aries P. Centuries of Childhood. New York: Vintage, 1962.
98. Kuhn TS. The Structure of Scientific Revolutions. University of Chicago Press: Chicago, 1962
99. Hanks CC, Rebelsky FG. Mommy and the nighttime visitor: a study of occasional co-sleeping. Psychiatry 1977;40:277-280.
100. Mitchell, EA, Scragg L, Clements M. Factors related to infant bedsharing.NZ Med J 1994;107: 466-467.
101. Oleinick MS, Bahn AK, Eisenberg L, Lilienfeld AM. Early socialization experiences and intrafamilial environment: a study of psychiatric outpatient and control group children. Psychiatry 1966;15:344-353.
102. Dear Abby Column. Chicago Tribune, January 27, 1998
103. Douglas M, Wildarsky A. Risk and Culture. University of California Press: Berkeley, 1982.

Кормление двойни. Как это бывает.

Нина Архипова
г.Красногорск, Россия

Поскольку роды меня очень утомили, а детей было двое, младенцев в родзале к груди не приложили. Они сразу же заснули под теплой лампой и спали все время, пока нас не перевели в палату. Каждая рожавшая женщина знает, как обессиливают роды. Буквально не можешь поднять руку или ногу. Однако, будучи стрелянным воробьем, я начала понемногу разминать затекшие члены, как пишут в плохих романах. Цель у меня была одна: надо добраться до детей и немедленно покормить. О важности первого молозива для младенцев написано много, не буду повторяться. Через какое-то время мне удалось доползти до детей и предложить им грудь. Я рожала в роддоме с совместным пребыванием мамы и детей, потому что считаю такой вариант наиболее благоприятным для налаживания полноценного грудного вскармливания. А грудное вскармливание для младенцев значит очень многое, — ни одна смесь не предложит моим детям уникальных белков, выработанных моим телом точно под них.

Первая из двойни, Ульяна, весила на момент родов 2300. В реальности это выглядело так: укладываете ребенка животом на ладонь, с одной стороны ладони свешиваются обтянутые кожей ножки, с другой — головка. Котенок, одним словом. Такого сильно желания покормить ребенка мне испытывать доселе не доводилось. Взяла грудь она правильно, сразу сильно, что умилило меня до невозможности: котенок отчаянно хотел жить!  Второй ребенок, Дуня, 2900, была не так обрадована вечерней побудкой, плохо взяла, сразу же начала давиться, хныкать, в общем, оказалась крепким орешком. На ночь Ульяну забрали, чтобы посмотреть за ее состоянием: все-таки ребенок маловесный, да еще и это дурацкое оболочечное прикрепление.

Моим родным были даны подробнейшие инструкции на предмет передачи еды: полкило козьего сыра, свежайший кефир со сроком годности 3 суток, хлеб, свежее масло, котлеты, много воды, яблоки. Получив утром продукты, я принялась жрать. Нет, ЖРАТЬ. Учитывая, что в столовке еда, мягко говоря, диетическая, а мне нужно было много молока (и быстро!), еда и массаж груди были самым верным средством для стимуляции лактации. Первые две недели я пила по 3-4 литра воды в день, чтобы компенсировать потерю жидкости в родах и помочь организму с лактацией. Вся еда была разбита на 6-8 порций, помимо столовского питания я ела по три бутерброда с сыром и маслом, запивала все это стаканом кефира и закусывала парой-тройкой котлет. Через два часа после еды прием пищи повторялся. Детей прикладывала каждый час-полтора. Молока не было, но молозиво было хорошего такого желтого цвета. Однако вес у детей падал. Это нормальное явление, но маловесность Ульяны внушала тревогу: запасы для похудения у нее напрочь отсутствовали. Неонатолог предложила дать смесь и участить интервал прикладывания до получаса. Скрепя зубы, я согласилась, Ульяна радостно слопала грамм тридцать этой бодяги, а ночью пришло молоко. Все-таки, диета и массаж груди дали свои плоды, как и частые прикладывания. Весь день мы наблюдали за тем, как растет вес детей, кормила я их так же часто.

Практически это выражалось в том, что я ела свои бутерброды и котлеты с кефиром, тут же кормила одного ребенка, потом второго, потом опять что-то ела, потом опять кормила одного ребенка за другим. Марафон длился двое суток. ночью интервалы были побольше, я прикладывала детей с интервалом в 1,5 часа. Шли четвертые сутки без сна.

Сами кормления были довольно специфические. Малыши были маленькие, поэтому много съесть за один раз они не могла. Их хватало на 5 минут сосания, потом они впадали в спячку. Я в это время прикладывала вторую. Через пять минут она тоже впадала в спячку, зато просыпалась первая, снова на 5 минут. После чего просыпалась вторая, сосала пять минут и отрубалась. В итоге, одно кормление занимало у меня примерно около часа-полутора. потом я делала полчаса перерыв, и все повторялось снова. И снова. И снова. Я жрала, пила и кормила. Отоспаться я планировала дома, пока же мне категорически нужна была прибавка в весе, чтобы покинуть гостеприимные стены роддома.
Дуня продолжала плохо есть, сползала на кончик груди, глотала воздух, давилась, фыркала, откашливалась, но продолжала жрать кактус — сосать. Не дать ей разбить грудь я считаю показателем своего профессионализма в области кормления грудью.  Если бы мой первый ребенок исполнял такое же, я бы кормила ее смесью, потому что грудь у меня бы отвалилась. В конце второго дня стало ясно, что мои усилия не прошли даром: дети восстанавливались, нас начали готовить к выписке. Детские медсестры к нам ходили как на экскурсию, по-моему. Еще бы: безумная мамаша с лихорадочным блеском в глазах, которая бегает по палате с сиськой наперевес, не зная усталости, — это не очень частое зрелище.

В целом, могу сказать, что я получила массу позитивных подкреплений от персонала роддома в налаживании ГВ: и врачи, и медсестры, и даже санитарки подбадривали, поддерживали и выражали готовность помочь. Но смесь исправно приносили, при этом. Впрочем, есть такая штука, как система, но и в ней есть личный выбор. Согласно нормам по докорму меня поставили на довольствие, но кормить ли своих детей смесью — решала уже я. Пока динамика набора веса оставалась положительной, детей у меня забрать не могли, а уж чем я их кормлю, — мое дело.
Я пробовала кормить их одновременно, для этого уложила младенцев на пеленальный столик и наклонилась над ними, как волчица над Ромулом и Ремом. Скажу сразу: мне не понравилось. Во-первых, отвалилась спина. Во-вторых, дети сосали совершенно по-разному, контролировать их было невозможно, из-за чего Дунька давилась сильнее обычного. Кормить обеих я еще пару раз пыталась, когда они одновременно устраивали бучу, но потом перестала, т.к. это требовало слишком много усилий с моей стороны. Значительно удобней было кормить их по очереди. Если они требовали грудь одновременно, мне удобней было прерывать их кормление через каждые несколько минут, для того, чтобы чередовать младенцев, благо первое время они и сами были не готовы сосать подолгу.

Сейчас, когда им полгода, я все еще кормлю их грудью. Да, прямо сейчас. Сосут они уже как обычные дети, от нескольких минут до получаса, интервал — примерно 2-3 часа. Дунька уже не давится, она это переросла где-то к трем месяцам. Есть тоннами я перестала, но все равно рацион мой похож на рацион мужчины, исполняющего тяжелую физическую работу. В свой вес я вернулась почти сразу после родов, а вот за последний месяц набрала килограмм-другой лишнего веса, но тут уж сама виновата: тянет на сладкое. Дети набирают вес по нормам, но все-таки мелковаты по сравнению с детьми их возраста. Впрочем, я думаю, это компенсируется чуть позже. Да и носить их в слинге значительно легче, чем будь они по 8 кг каждая.
Из роддома нас выписали на третий день, как обычно. Неонатолог очень за нас порадовалась и призналась, что не до конца верила в успех мероприятия. Ну что ж, это было приятное разочарование, я полагаю.

Грудное вскармливание двойни. Наш опыт.

Ольга Соколова
г.Новокуйбышевск, Россия
15 июня 2011 года

В том, что я буду кормить своих двойняшек грудью, я не сомневалась, учитывая опыт долгокормления со старшим ребенком, цену и «прелести» жизни на искусственном вскармливании и отсутствие регулярной помощи с детьми дома. Другое дело, что заранее трудно было представить себе детали процесса: слишком много неизвестных и не на чем потренироваться.

Я сама — родившаяся до срока двойняшка. Мы с братом в роддоме грудь не взяли, информации и врачебной поддержки было мало. Маме приходилось сцеживаться нам, пока получалось. Однако вопреки опасениям мои младшие появились на свет на сроке почти 39 недель без каких-либо проблем, весили 2540 и 2700 г. Это было очень кстати, так как матчасть на случай возможных трудностей я знала нетвердо — рассчитывала разобраться на месте, если будет нужда. К груди малышей приложили еще в родзале. Прикладывались они отлично, только одну приходилось тормошить: очень долго и крепко спала. Впоследствии выяснилось, что у нее такой темперамент: более спокойная, более организованная в отличие от похожей на старшую, возбудимой и висящей на груди сестры, по которой я ориентировалась. (Чтобы успокоиться на счет спящей, я считала мочеиспускания.)

Оказалось, что одновременно двоих младенцев реально кормить по требованию даже без помощи и без специальной подушки. Последняя мне в итоге так и не понадобилась, чему я была рада: помимо громоздкости, дополнительного времени на надевание и плохой в нашем случае сочетаемости с голопопыми детьми, мне она была широка в талии и низка. Знаю, впрочем, что очень многих она выручила.

Чтобы приложить к груди двоих сразу, одного ребенка я помещала в сгиб одной руки, потом этой, полусвободной, и другой, свободной, руками брала второго. (Предварительно его нужно положить рядом, чтобы дотянуться.) Младенцы располагаются на коленях подобно букве V. Ножки одного ребенка лежат на ножках другого — нам это никогда не мешало, даже когда дети заметно подросли. Приятно, что при этом можно еще держать в руках книжку и читать ее старшей. Можно одеть небольшую куклу или слепить фигурку из пластилина.

Поочередное прикладывание меня тоже сильно выручало, особенно в первые дни, когда надо было внимательно следить за захватом. Но даже крепко и долго спящих новорожденных не всегда удавалось кормить только друг за другом.

Высвободить время мне помогало свободное пеленание. Первые месяца полтора я пеленала на дневной сон — так младенцы не будили себя ручками, а я делала необходимое по дому и занималась старшей дочкой. А на ночь пеленала даже до полугода. Тогда, уложив младших, я могла помочь заснуть старшей, а позже она и сама стала укладываться без проблем. Малыши скоро научились освобождаться от пеленок к середине ночи и до утра спали спокойно без них.

Ночью я в первое время кормила двоих сразу так же, как днем, сидя. Но младшие не всегда просили приложиться одновременно и ели не ночи напролет, поэтому я высыпалась и высыпаюсь — отдельное спасибо совместному сну.

Когда малышам было месяцев пять, у меня наконец получилось кормить лежа. При этом один ребенок находился сбоку, в сгибе моей руки, а другого я свободной и полусвободной руками клала себе на живот. Скоро освоили еще один вариант — оба ребенка по бокам. Как оказалось, это выполнимо даже для очень маленькой груди. Да и прикладываться без моей помощи дети научились. Словом, стало и того проще.

Еще из серии «невозможное возможно» — одновременное кормление младенцев в машине. Сидя на заднем сиденье между автокреслами, я клала одного ребенка себе на колени, брала на руки второго, потом забирала с колен первого. Одновременно можно кормить и в двух слингах с кольцами в положении «голова к кольцам» (дети под мышками у мамы: , если хорошо подтянуть нижний бортик. Другой вариант — два длинных шарфа с многослойной намоткой вертикально или горизонтально, каждый ребенок сдвинут на «свой» бок мамы. Но в основном вне дома младшие просили есть по очереди. Если одна двойняшка была примотана спереди шарфом, то, чтобы покормить вторую, мне нужно было достать примотанную — заранее это для меня не было очевидным. Если же один ребенок спереди в слинге с кольцами, то, сдвинув его вбок, можно приложить второго, не вынимая первого.

Другие известные мне способы приложить к груди сразу двоих младенцев:

  • дети кладутся на две обычные подушки по бокам мамы или свернутое в валик одеяло, обернутое вокруг ее туловища;
  • мама наклоняется над пеленальным столиком или стоит на четвереньках на кровати или полу.

Сейчас младшим уже год, у них нормальный вес, и развиваются они даже с опережением, как в свое время старшая. И меня всегда расстраивают утверждения о том, что двойне исключительно из-за количества детей необходим как минимум докорм (не путать с прикормом, который у нас начался после 6 мес.). Такое я не раз слышала и от врачей, в том числе в детском отделении местного роддома. Поэтому я при каждом подходящем случае, знакомым и не очень, говорю, что кормлю детей грудью.

Сайт работает на WordPress | Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑