грудное вскармливание, Книги и статьи, Кормление подросшего ребенка, Роды. Начало грудного вскармливания., Стиль жизни и грудное вскармливание, Сцеживание, Удивительные свойства грудного молока, Что делать, если...

Эволюция кормящей матери

Автор: Дайана Вест, США
Перевод: Юлия Бахтина
Редакция: Галина Грошева, Галина Неупокоева, Екатерина Локшина
Корректор: Софья Трошина

Материнство после операции по уменьшению груди

фото Canva.com

Когда я забеременела в первый раз, я точно знала одно: кормить грудью я не буду. К тому моменту я перенесла операцию по уменьшению груди, и мой хирург сказал, что грудное вскармливание для меня невозможно. Операцию мне делали в 25 лет. О муже, тем более о детях, тогда ещё и речи не было, поэтому слова хирурга не показались мне чем-то важным. Я подумала: ну ладно, я буду использовать смесь – какая в общем-то разница?!

фото Canva.com

Во время ожидания первого ребёнка я просто пропускала главы про грудное вскармливание во всех книгах для беременных, более того, я запланировала сделать операцию на ноге на следующей после родов неделе, ведь мне не приходилось беспокоиться, что лекарства проникнут в грудное молоко.

Но… у Природы было иное мнение на сей счёт. Сын Алекс появился на свет после долгих родов и трех часов вытуживания под эпидуральной анестезией. Только увидев его, я почувствовала непреодолимое желание приложить сына к груди. Не имело значения, что “я не смогу кормить”. Я просто хотела, чтобы он был у груди, несмотря ни на что. Он успешно взял грудь, и в моем сознании произошёл сдвиг: я внезапно поняла, что хочу кормить его грудью. Я видела, что у меня есть молозиво (раннее молоко). Так, может, хирург ошибался? Может, я всё же смогу кормить? Мне захотелось хотя бы попробовать. Я прикладывала сына к груди, как только мне казалось, что он этого хочет. Я не забуду слова свёкра: “Мамуля, да у тебя получается!”

фото Canva.com

В конце первого долгого дня больничная медсестра настойчиво предложила забрать Алекса в детское отделение, чтобы я могла выспаться. Она выглядела абсолютно уверенной в том, что это самый лучший вариант. Нехотя я согласилась. С момента, как сын покинул мои руки, они словно заныли от опустошённости. Я лежала, не в силах заснуть, в то время как мой муж, Брэд, спал глубоким сном на соседней кровати. Через час мучений я надела тапки и отправилась в детское отделение. Как только я оказалась там, медсёстры воскликнули: “Слава Богу! Он плакал не замолкая с тех пор, как его принесли сюда!” Я взяла сына на руки, устроилась в кресле-качалке и кормила до тех пор, пока он снова не стал выглядеть счастливым и довольным, и забрала его в свою палату. Когда мне захотелось спать, я разбудила мужа, чтобы он подержал сына, пока я сплю. Так мы и менялись, пока нас не выписали из больницы на следующий день. За эти первые дни Алекс больше не заплакал ни разу.

Алекс хорошо брал грудь, я не чувствовала никакой боли, однако, через несколько дней он так сильно потерял вес, что мы поняли: он не получает достаточно молока, и ввели смесь. Педиатр дала мне визитку консультанта по грудному вскармливанию, так я попала к ней на прием. Консультант познакомила меня с новым способом докорма – через систему докорма у груди, когда ребёнок получает смесь во время кормления грудью. Я была в восторге от такого способа, потому что так я чувствовала себя, как будто полностью кормлю грудью.

Спустя некоторое время ежедневного использования системы докорма у груди я поняла, что не всегда удобно кормить таким способом. Поэтому мы частенько давали сыну просто бутылку. Не представляя, что есть какая-то разница, я использовала самые модные соски для бутылок, которые рекламировались как идеальные для грудного вскармливания и имеющие наилучшую ортодонтическую форму, хотя на мои соски это совсем не было похоже. Примерно в три месяца Алекс стал отказываться брать грудь, предпочитая “ортодонтические” соски и бутылки, смесь из которых текла гораздо быстрее. Он начинал кричать каждый раз, когда я предлагала грудь.

У меня не было достаточно знаний, чтобы преодолеть то, что, как я позже узнала, было отказным поведением у груди. Но я так хотела кормить грудью и давать сыну своё молоко, что начала сцеживаться несколько раз в день. В большинстве случаев у меня получалось сцедить около 60% от его дневной потребности. Но были и дни, когда грудь была наполнена молоком, а Алекс кричал от голода и нетерпения, пока я мучительно сцеживалась… Мне до боли хотелось кормить сына грудью, но я знала, что он закричит, как только я предложу ему грудь. Это разбивало мне сердце.

фото Canva.com

Хуже всего было то, что у Алекса обнаружилась сильнейшая аллергия на стандартную смесь. Все его тело покрылось кровавыми расчёсами, его рвало от любой смеси, кроме одной (по космической цене), гипоаллергенной и с предварительно расщеплённым белком. Это было очень дорого для нас, но другого варианта не было вовсе. Так продолжалось до тех пор, пока я не встретила онлайн одну женщину, которая дала мне несколько литров своего замороженного молока. Мы купили морозилку, чтобы сохранить молоко, и старались растянуть его настолько, насколько это было возможно. Мы вынуждены были докармливать сына смесью до двухлетнего возраста, потому что аллергия возникла и на длинный список продуктов прикорма.

Я была настроена кормить сына своим молоком так долго, как это было возможно, продолжая сцеживаться с его рождения до 14 месяцев, когда я забеременела вторым ребёнком и сцеживание стало слишком болезненным. Во время долгих часов сцеживания, я начала читать веб-ресурс “Usenet Newsgroups” (одна из первых площадок в интернете, где можно было находить других людей, интересующихся грудным вскармливанием). Я провела много времени, читая статьи и общаясь с другими кормящими мамами. Пятеро из нас (все после операции по уменьшению груди) начали мейл-рассылку для женщин, которые пытались кормить грудью после подобной операции. Мы назвали группу “BFAR” – BreastFeeding After Reduction, кормление грудью после операции по уменьшению груди. Я начала вести сайт bfar.org, чтобы делиться накопленной информацией. Список адресов в нашей рассылке рос и расширялся, постепенно став форумом на сайте bfar.org и группой в Facebook.



Встреча-группы-ЛЛЛ-Уфа

Сестра мужа советовала мне не связываться с Ла Лече Лигой, говоря, что они слишком радикально настроены. Однако, друзья советовали обратиться именно к ним, так я и решила сходить на встречу ЛЛЛ. Я переживала, что другие кормящие грудью матери будут осуждать меня за кормление ребёнка из бутылки. В действительности я встретила поддержку и восхищение тем, что продолжаю сцеживаться, несмотря на то, что ребёнок отказывается от груди. Все отнеслись с пониманием к моей ситуации, ведь я не могла производить достаточно молока из-за уменьшенной молочной железы. После встречи несколько матерей подошли ко мне и сказали, что считают меня “героем”, не жалеющим сил для кормления ребёнка грудным молоком. Я даже прослезилась от этих слов.

Я научилась чувствовать глубокую связь со своими детьми, даже когда не могла приложить их к груди. Я чувствовала, что материнство было самым правильным способом проживать день за днем, хотя некоторые дни были по-настоящему трудными. Я радовалась общению с кормящими матерями, которые с открытым сердцем приняли меня как одну из них.

Я настолько чувствовала себя частью этой группы, что стала активно в ней участвовать и даже подала заявку, чтобы стать консультантом-волонтёром ЛЛЛ. Конечно, моя заявка была вежливо отклонена, потому что у меня не было достаточного опыта по кормлению ребёнка непосредственно грудью. Я полностью поняла этот довод и была готова ждать, чтобы вновь подать заявку после кормления следующего ребёнка в течение минимально необходимых 9 месяцев.

Фото Canva.com

Когда я вновь забеременела, я была настроена сделать всё возможное, чтобы грудное вскармливание сложилось более успешно. Я заказала всевозможные лактогонные травы, известные в то время, купила две системы докорма у груди, взяла в аренду два профессиональных молокоотсоса. А затем я приняла решение, которое, возможно, имело самое большое значение: я решила рожать с акушеркой в родильном центре в городе Бетесда, Мэриленд (не связанном с больницей, но неподалёку от неё, чтобы иметь возможность обратиться туда в случае затруднений). Я хотела, чтобы мои роды прошли без медикаментозного или другого медицинского вмешательства.

Роды начались примерно неделю спустя плановой даты и развивались настолько стремительно, что мой второй сын Бен родился через 20 минут после того, как мы приехали в родильный центр, без каких бы то ни было медикаментов. Он тут же взял грудь и больше её не выпускал. Удивительно, но он не потерял ни грамма веса. Молоко пришло к концу второго дня, и Бен стал набирать и набирать вес. Я всё ждала, когда же понадобится докорм смесью, но этого так и не произошло. Бен так быстро рос, что всё младенчество его вес находился у верхней границы нормы. Я была готова к нехватке молока, но получила приятный сюрприз!

Безусловно, были дни, когда Бен плакал так сильно и долго, что я начинала думать: «А не дать ли ему смесь?» Затем я глядела на его пухлые складочки и понимала, что плачет он точно не от голода. Так он обошёлся без смеси и ни разу не ел из бутылки. В течение 12 недель у меня очень-очень болели соски, но постепенно они зажили, и боль прекратилась. Никто не мог сказать, почему же мне так больно, захват выглядел вполне нормальным. Уже позже я выяснила, что у Бена была короткая уздечка, но к счастью, это никак не сказалось на количестве молока, которое он мог высасывать.

Фото Canva.com

Опыт кормления без смеси и системы докорма оказался раем на земле. Я забыла о том, что такое бутылки, эти ужасные ортодонтические соски и дорогие банки смеси. Кожа Бена была чистой и гладкой, у него не было никакой аллергии на прикорм. Самым приятным в материнстве с Беном была возможность успокаивать ребёнка у груди, растить его, прикладывая тогда, когда казалось нужным – так, как требовали все мои инстинкты ещё с первого дня в больнице с Алексом.

Через грудное вскармливание и знакомство с Ла Лече Лигой я пришла к новому подходу в родительстве, который принципиально отличался от воспитания с помощью наказаний, в котором растили меня. Я научилась чувствовать глубокую связь со своими детьми, даже когда я не могла кормить их. В те дни именно материнство приносило мне наибольшее удовлетворение, хотя некоторые из этих дней были тяжелыми. Я узнала о сообществе кормящих матерей, которые искренне приняли меня в свои ряды.

Когда Бену было около года, я вновь подала заявку, чтобы стать консультантом-волонтёром ЛЛЛ, и была принята. Я быстро завершила обучение и была аккредитована. Я стала очень активной ведущей местной группы, продолжая активную деятельность на сайте BFAR (кормление грудью после операции). Я кормила Бена почти до трёх лет, когда забеременела в третий раз.

Фото Canva.com

Мне понадобилось два года, чтобы написать книгу “Определяя собственный успех: грудное вскармливание после операции по уменьшению груди”. Мы заканчивали редактировать последние страницы в те дни, когда я должна была родить. Я просила младенца посидеть в животе ещё немного, пока мы закончим с редактированием, и он согласился. Роды наступили три недели спустя ПДР, когда книга уже была закончена.

Фото Canva.com

Квинн родился в том же родильном центре. Тем не менее, в отличие от Бена, он не смог взять грудь сам, несколько дней мне приходилось применять пальцевое кормление. Мне потребовались определённая настойчивость и абсолютная вера в то, что ребёнок по своей природе нуждается в грудном вскармливании, а ещё много времени, проведенного в тесном контакте кожа-к-коже, чтобы Квинн в конце концов взял грудь и после этого успешно кормился. У меня не было проблем с сосками, Квинн прекрасно набирал вес, ни разу не получив смесь или молоко из бутылки.

Так как это был наш последний ребёнок, то я решила дать ему самоотлучиться без всякого давления с моей стороны (хотя я ограничивала продолжительность сосания во время ночных кормлений). Однажды, когда Квинну было примерно четыре с половиной года, я поняла, что уже неделю он не прикладывался к груди. Я попросила его взять грудь последний раз, чтобы зафиксировать это в своей памяти. Квинн радостно согласился и больше никогда не просил грудь. Дни грудного вскармливания были окончены. Но в глубине души я всегда буду считать себя кормящей мамой. Это стало важной частью моей самоидентификации и пропуском в сообщество кормящих матерей.

Фото Canva.com

Через несколько лет я подсчитала всё время, которое я кормила или была беременной. У меня получилось 11 непрерывных лет. Неплохо для матери, которая и не планировала кормить грудью!

Примечание. Правила аккуратного и безопасного сбора и хранения донорского молока являются ответственностью банков молока, Международная Ла Лече Лига просит матерей внимательно изучить эти правила. В зону ответственности консультантов-волонтёров ЛЛЛ не входит лицензирование, предоставление рекомендаций, доступ к банкам молока. Федерация Питания и Медикаментов (FDA) США не поддерживает частный обмен донорским молоком, особенно через интернет, так как такое молоко не проходит через специальный контроль на инфекции и другие загрязнения.
ССЫЛКА НА ПОЛИТИКУ ЛЛЛ В ОТНОШЕНИИ ДОНОРСКОГО МОЛОКА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *