Как наладить грудное вскармливание тройни

Автор: Татьяна Хотенко

Материал подготовила Елена Ликурцева

Редактор: Катя Локшина

Я считаю, что подготовка – это половина успеха, поэтому ещё до рождения детей детально изучила информацию про правильное прикладывание, механизм вырабатывания грудного молока, сосание, а также про специфику налаживания ГВ недоношенных. Помимо знаний я заранее запаслась гаджетами для сцеживания и гв нескольких детей сразу (профессиональный двойной электрический молокоотсос, подушка для вскармливания двойни, майка для сцеживания, система для грудного вскармливания недоношенных младенцев sns, всякие приспособления для небутылочного вскармливания детей —  ложки, одноразовые шприцы, силиконовые накладки на грудь).

Как наладить грудное вскармливание тройни и всех победить – моя история

Грудное вскармливание тройни
Грудное вскармливание тройни

Начало

О своём желании кормить тройню грудным молоком эксклюзивно я заранее, до родов, оповестила вовлечённых людей: перинатологов, неонатологов, медсестёр, вообще всех помощников. Я писала для этого план родов и послеродового ухода. В этом плане, в частности, был запрет на докорм детей из бутылок.

Вопреки советам некоторых источников сцедить молозиво за несколько дней до родов и хранить его в холодильнике для того, чтобы его хватило на всех, я не стала этого делать, чтобы не вызвать преждевременную родовую деятельность.  Вместо этого я начала сцеживать молозиво сразу после того, как пришла в себя после операции, а именно через семь часов, и за два часа смогла нацедить молозиво, которого хватило на троих.

Если советовать что-то другим мамам тройняшек, то это, в первую очередь, начать стимулировать лактацию сразу, как это становится возможным.

Если вдруг всё сложилось в вашу пользу: тройняшки крупные, большой срок, нет проблем с развитием близнецов и по крайней мере первые двое из троих лежат головой вниз, то можно рожать вагинально и, соответственно, выкладывать детей на грудь сразу после родов, не перерезая пуповины, — это мощнейший стимулятор грудного вскармливания. Если, как и у большинства многоплодных беременностей, проблемы есть, то вскоре после кесарева нужно начинать сцеживаться, можно прямо в кровати, на боку.

На второй, третий и — зачастую — четвёртый день после родов молозива может стать меньше (это нормально, ведь то, что скопилось в груди до родов, вы выкачали в первый день!), потом количество его растёт, и приходит молоко. Многодетные мамы, которые кормили одняшек и потом тройню отмечают, что с тройней молоко может прийти позже, чем обычно. Хорошо запастись на это время донорским молоком: многие больницы настаивают на докорме детей в это время, и именно в эти дни чаще всего вводят смеси. Донорское молоко, даже от женщины, кормящей «взрослого» (а не только что родившегося) младенца однозначно лучше смесей.

Если недоношенный ребёнок не берёт грудь или вяло сосёт, мало высасывает, персонал часто рекомендует накладки. С ними, действительно, грудь брать легче, но зачастую дети сильно привыкают к накладке и без неё есть уже отказываются, отучать порой приходится несколько недель. У меня такое было с самым крупным. Самый мелкий долго лежал в кювезе, кормить грудью его я начала позже и всегда давала сначала просто грудь, без накладки, а потом уже, через минуту-другую, надевала накладку, чтобы он мог побольше высосать. С отучением от накладки у него проблем не было.

С несколькими младенцами на раннем этапе гв времени не хватает ни на что, только сидеть и кормить-кормить-кормить. Сцеживание может показаться более простым выходом: то, что слабенький тройняшка будет высасывать минут сорок, мощный двойной молокоотсос сцедит за десять минут. Однако через несколько месяцев ситуация изменится на прямо противоположную: дети станут сильнее, грудное вскармливание будет занимать гораздо меньше времени и самое главное — не нужно будет вставать ночью, потому что если спать с детьми вместе, кормить грудью можно прямо в постели.

Идеальный с точки зрения позиций вариант для начала, пока идёт отработка прикладывания и дети учатся захватывать грудь, кормить их по одному, чтобы на каждом можно было сосредоточиться. Однако из-за того, что в первые месяцы они очень подолгу сосут, выгоднее, конечно, кормить по двое. Я кормила на подушке для гв двойни, в больнице — на стуле без подлокотников, дома — на футоне на полу.  Кормить без твёрдой, плотной подушки двоих сразу по моему опыту в первые месяцы реально тяжело: концентрируешься не на том, чтобы был правильный захват груди и пр., а на том, чтобы удержать обоих. Немного легче, если держать детей крест-накрест.

Где?

Безопаснее всего кормить на уровне пола — оттуда некуда падать. Недостаток этого способа — нет поддержки спины, а дополнительное достоинство — можно кормить на подушке двоих сразу и третьего качать на плече, если он проснулся и орёт. Я одно время для поддержки спины пыталась использовать напольный стул для гв, но не прижился, с подушкой неудобно было.

Самый приятный для мамы способ кормить двоих сразу — на большом, широком диване, где можно откинуться. Такое место бесценно по вечерам, когда дети начинают сосать грудь практически нон-стоп, и когда спина реально устаёт от сидения по нескольку часов подряд. Эти вечерние (у некоторых мам бывают почти ночные, у других — ранним вечером; у меня было примерно часов с 9) висения на груди — не потому, что детям не хватает вашего молока, как, возможно, вам скажут глупые родственники или медсёстры. Если проанализировать, то «ведьмин час», на который приходится самый ор, часто совпадает по времени с периодами детской активности в утробе, а позднее — в 2-3 года, — с беготнёй и желанием побеситься после ужина перед сном.

Грудное вскармливание тройни
Грудное вскармливание тройни

Многие мамы троен кормят грудью двоих одновременно, а третьему в это время дают бутылку со сцеженным молоком. Это неплохой способ, но с моей точки зрения, он исключает главное достоинство грудного вскармливания тройни: возможность со временем перестать сцеживаться вообще. Я изначально была нацелена строго на гв и кормление по первому чмоку, а не по крику, и поэтому ситуаций «двое едят, третий орёт» у меня не было, кроме как по вечерам.

График, взвешивание и добавки

Мои дети родились на 33й неделе, поэтому после операции находились в реанимации и получали питание через зонды. Медсёстры, узнав о моём желании кормить всех троих и стремясь облегчить мне кормление грудью дома после выписки, с рождения попытались посадить детей на разный по времени график: т.е. двоих кормили одновременно, а третьего — на пятнадцать-двадцать минут позже. Теоретически это был верный ход, но на практике, как и любая попытка режима в ГВ, он не сработал: дети осознали, что сначала будут кормить только двоих, а третьего — попозже, но не поняли, что этим третьим всегда должен быть один и тот же;) Оно и к лучшему: чтобы молока из груди всем в тройне доставалось одинаково, очерёдность младенцев нужно менять, и тот, кто оказался последним в предыдущий раз, в следующий должен быть накормлен в первую очередь.

По поводу графика — конечно, грудью нужно кормить не по режиму, а по требованию, причём не по крику, а раньше, когда младенец только завозился и зачмокал. Плача будет гораздо меньше, а молока — гораздо больше. Именно поэтому с младенцами нужно всё время находиться рядом; есть, пить рядом с ними, и отходить только на время их дневного сна на улице, если они спят крепко.

По поводу взвешивания. В больницах оно чаще всего обязательно до и после каждого кормления грудью. Моих детей врачи просто не хотели выписывать до тех пор, пока они не начнут регулярно высасывать по скольку-то (50? 70? — уже не помню точно) граммов молока за раз. Дома, по моему мнению, весы не особенно нужны, и пригодятся лишь на первых порах. Важно не стать их рабыней: есть мамы, которые взвешивают детей каждый день. Гораздо эффективнее оценивать общую картину набора веса за неделю, скажем, а также считать пописы и наблюдать за детьми (вялые или активные).

И последний момент, который обычно обсуждается при выписке: добавки в молоко. Недоношенным, критически маловесным детям, пока они на зондах, дают чистый протеин, так называемый «усилитель человеческого молока», чтобы они быстрее набирали вес. Вторая добавка — железо. Его ребёнок накапливает в последние недели перед рождением, недоношенным детям железа обычно не хватает. Естественный вопрос, который встаёт — как давать это всё дело при гв. Моё решение было — отказаться от усилителя после выхода из больницы, принимать железо самой, плюс давать его детям из мягкой чашки в смеси со сцеженным молоком. Если бы я сейчас повторяла опыт гв тройни, то, наверное, отказалась бы и от железа, — врачи сказали мне, что после передела рынка лекарств нынешние бренды жидкого железа очень малоэффективны, плохо усваиваются.

Сцеживание и прикорм

Когда грудное вскармливание тройняшек успешно налажено, главный вопрос, который встаёт следующим — когда же перестать сцеживаться? Мой ответ на это — когда дети будут готовы и когда реально надоест. Даже если тройняшки высасывают достаточно молока и докармливать их уже не нужно, сцеживаться, хотя бы раз-другой в день, для матери тройни совсем небесполезно: можно запасти молока в морозильнике и использовать его потом в прикорме. Мне, впрочем, никогда не удавалось наморозить больше пары литров: наступала зима, дети спали в коляске на улице по многу часов, грудь переполнялась, я боялась, что тройняшки проснутся суперголодными и кормила их в коляске из бутылочки в полусне.

Я окончательно бросила сцеживание в 4 месяца, когда была полностью уверена, что даже моя девочка-малоежка нормально набирает вес исключительно на груди. Наступило абсолютное счастье: я более-менее (насколько это вообще возможно с тройней) высыпалась, все напасти времён установления грудного вскармливания прошли, кормить было легко и приятно. Помимо прочего, я чрезвычайно гордилась и вообще ощущала себя героем.

Несколько портили картину лишь педиатры, которые рекомендовали вводить прикорм в четыре месяца («мы всем недоношенным рекомендуем в четыре!»). То есть выходило, что и крошечным 27-недельникам (фактически, одномесячным!) и крупным 36-недельникам (фактически четырёхмесячным) надо вводить прикорм в одно и то же время? Глупость!

Мне больше нравился подход доктора Сирса, который рекомендует вводить прикорм недоношенным детям в шесть месяцев+столько недель, на сколько раньше ребёнок был рождён. Однако эта рекомендация была сделана для одняшек, с тройней ситуация могла повернуться по-разному.

В целом, когда ребёнок начинает тянуться к еде, то можно давать пробовать взрослую еду. Если ввести прикорм слишком рано, то наступит адский ад с запихиванием кашек в детей; если нет — всё будет более-менее спокойно, в идеале ребёнок будет питаться с родительской тарелки. Хотя грязищи, конечно, не избежать в любом случае.

В результате моя лично ситуация сложилась следующим образом: в пять реальных месяцев (напомню, дети родились на 33й неделе) то один, то другой начали терять по нескольку десятков граммов. Эти потери не были постоянными, то есть вес, в целом, рос, цифры падали лишь периодически. В шесть и шесть с половиной реальных (4,5 и 5 фактических) я начала предлагать еду, которую ела сама; двое заинтересовались, мелкий переждал ещё две недели. В 7 и 7,5 реальных месяцев все уже ели бананы и картофельное пюре у меня с тарелки. Специально для детей я готовила в основном мясо, разбивала блендером в кашицу, добавляла грудное молоко и кормила с ложечки. Качественную говядину, как источник белков, настоятельно рекомендовали все педиатры, и это один из немногих пунктов, по которым я была с ним полностью согласна: как, интересно, прикармливали своих детей северные пещерные женщины? Разжёвывали мясо и клали младенцам в рот!

Грудное вскармливание, между тем, продолжалось. В 7-9 месяцев дети высасывали всё молоко из груди уже не за сорок, а за десять минут. ГВ было идеальным способом утешить заплакавшего ребёнка и уложить спать: дети засыпали на груди за десять-пятнадцать минут, в результате на укладывание всех троих (дневной сон и вечером) уходило меньше получаса.

Впрочем, чем легче становилась моя материнская жизнь, тем тяжелее мне казалось кормить. В 9 примерно месяцев наступил первый кризис ГВ, совпавший с очередным витком младенческого роста: дети постоянно требовали грудь, а мне казалось, что я уже больше не могу, не могу, не могу! Именно тогда я сделала первую попытку отселиться на ночь (мы спали все вместе, на футоне, буквой Ш). Она была неудачной: дети просыпались ночью и плакали, не найдя мамы рядом; мне приходилось вставать и идти… В результате через две ночи этих вставаний мы опять начали спать вместе, и всё пришло в норму. Количество кормлений, однако, сократилось, и в дальнейшем это правило: не прекращать гв, а сокращать, — осталось основным во время кризисов. «Не могу-не могу-не могу больше» — это нормальное состояние, которое случается со всеми матерями, а тем более с матерями тройняшек, и во время этих кризисов, мне кажется, важно не сдаться, не потерять достигнутое. Видоизменять процесс — да, сам факт наличия кризиса говорит о том, что надо что-то менять.

Когда дети начали сами, без груди засыпать днём, я попробовала убрать вечерние кормления. Примерно через месяц мне это удалось; тогда же я начала спать отдельно сначала иногда, а потом примерно половину количества ночей. ГВ оставалось днём и ранним вечером; предутренние кормления дети в основном просыпали. Последним от предутренних кормлений отказался самый мелкий, тот, кто дольше всех был в реанимации.

Грудь оказалась незаменимой, когда дети болели (мои болели очень редко, поэтому мне было тяжело, я совсем не привыкла, — и, в довершение картины, обычно болела вместе с ними). Был эпизод (месяцев в 9, насколько я помню) когда моя девочка болела розацеей и полностью отказывалась что-либо есть и пить(!) три дня подряд; вообще. Брала только грудь. Лишь на четвёртый день мне удалось скормить ей немного арбуза. Что было бы с ребёнком, если бы он был не на груди — мне даже страшно подумать.

Грудное вскармливание тройни
Грудное вскармливание тройни

Я кормила приблизительно до двух с половиной лет и 2+7. Объясняется это несколькими факторами.

Во-первых, то, что с таким трудом налаживалось, глупо и жалко бросать слишком скоро.

Во-вторых, ГВ после года — универсальный инструмент, с помощью которого можно успокоить ребёнка, наладить контакт с несговорчивым двухлеткой, уложить спать, — ну и накормить, конечно, в любом месте, в любое время и безо всяких затрат.

В-третьих (и этот аргумент самый главный), на втором и третьем году ГВ особенно заметно, как оно влияет на здоровье, дети действительно болеют меньше; иммунитет получает сильную защиту, которой хватает на годы.

И в-четвёртых, кормить грудью тройню — это очень круто! ГВ — мощный стимулятор гордости и чувства превосходства. Как сказала английская певица и актриса Джеки Клюн в своей книге «Экстремальное материнство»: «Я снималась в «Жителях Ист-Энда», была ведущей концертов и пела в Альберт Холле, я записала две пластинки, у меня было шесть персональных концертов, — и ничто из этого списка не принесло мне такого удовлетворения». А ведь тётенька кормила свою тройню всего лишь пять месяцев, да и то в основном сцеживалась и докармливала смесью!

ГВ тройни — мощный убийца чувства родительской вины. С тремя маленькими детьми часто кажется, что им что-то недодали, что им не хватает мамы, не хватает внимания и времени, — и в результате родитель чувствует себя виноватым, хотя и понимает, что по-другому в его ситуации было невозможно. Так вот каждый раз, когда это чувство появлялось, я смотрела на своих детей и вспоминала, что они всегда были со мной, что никогда в своём доме у них не было заменителей мамы: сосок, бутылок со смесью, нянек… Мои дети получили лучшее из всего, что вообще возможно, и бесплатно! Я уже сделала для них всё самое главное, и в самые важные, — первые — годы; не упустила шанс, несмотря на все преграды. Что бы ни случилось дальше в жизни, этой основы уже не испортишь.

На самом деле, конечно, чем дольше, — тем лучше, но у каждой мамы и каждого ребёнка своё «дольше» индивидуально, более того — оно индивидуально у каждого из тройни. Один из трёх может уже отлучиться, а остальные двое — кормиться вовсю.

Мягкое завершение ГВ

Способы мягкого завершения ГВ тройни такие же, как с одняшкой. Основной — не предлагать грудь, но и не отказывать. Я, когда начала процесс, не отказывала вообще; через месяц примерно начала говорить «нет», — «нет, мама устала», «нет, мама не хочет», — и если не было крика, то этим всё и завершалось; максимум — недовольной рожицей. Крика и истерик я не допускала. Спали мы часто вместе, но на ночь я надевала плотную майку, под которую забраться было нелегко — и попыток кормиться становилось всё меньше.

Самым первым отвалился самый крупный и самый «грудной» из моих детей (кстати, вопреки мифу о том, что жадный до груди ребёнок будет сосать «до армии», и поэтому его-де надо отрывать сразу и насильно). Ему просто хватило!

Примерно в это время я подумала: что я делаю? Зачем сокращаю ГВ? А что, если я его совсем потеряю? А вдруг молоко уйдёт? И с удвоенной силой начала кормить оставшихся на груди двух. Третий иногда подходил, прикладывался, но тут же бросал. В общем, оказалось не так страшно.

Кризис этот скоро прошёл, сожаления я больше не чувствовала и перестала предлагать грудь совсем. Вскоре отвалилась моя девочка. А вот самый мелкий парень (который уже не был таким мелким и сравнялся с девочкой в весе и росте) активно просил грудь и кормился ещё два месяца; видимо, ему нужно было.

На момент публикации этого текста моим детям уже пять с половиной лет. Болеют они до сих пор редко; я думаю, в этом сыграли роль два фактора: ГВ и отсутствие в их жизни детского сада.
Я кормила тройняшек до двух с половиной лет и двух лет восьми месяцев. Молоко у меня было до трёх детских лет; благодаря долгому, растянутому на несколько месяцев завершению грудного вскармливания никакого физического дискомфорта я не испытывала. До сих пор этот опыт — ГВ тройни — один из самых уникальных в моей жизни. Другого такого шанса у меня не будет, и я рада, что не упустила предоставленную судьбой возможность.

Будни семьи с тремя малышами

Ольга Соколова, г.Новокуйбышевск, Россия. 15 июня 2011 года

Сразу напишу, что жизнь с двойняшками и старшим ребенком у нас лучше и проще, чем я могла представить заранее. До того, как родились малыши, я держала в уме вероятность досрочных родов и/или кесарева и поэтому невозможность или трудности отдельного проживания и самостоятельного ухода за детьми сразу после родов; вероятность медицинских проблем с малышами и проблем с кормлением; невозможность выйти одной с детьми из дома и вообще быть мобильной. Но все сложилось хорошо, хотя мы, конечно, и в ином случае справились бы, только по-другому и другими силами.

Сон

Первое время малыши спали в переносных шезлонгах — днем и в первый ночной сон. Потом я начала выкладывать их на туристические коврики. Они, как и Варя в свое время, все время были у меня на виду, и мне не надо было за них волноваться. На нашем большом матрасе у меня было устроено «гнездо», куда я садилась кормить: пара подушек под спину, клеенка и фланелевая пеленка, на которую я садилась с голопопыми малышами. Там мы с Варей много читали, пока младшие ели или спали у меня на руках.

В первые месяц-полтора я пеленала днем — малыши крепче и дольше спали, а я делала дела и занималась Варей. До полугода пеленала и на ночь — тогда, усыпив в восемь вечера младших, я спокойно укладывала Варю. Потом она стала неизменно и легко засыпать сама, зато ей начали мешать младшие: приходится отгонять их от нее. Воспринимаю укладывания как ежевечернюю рабочую смену — так проще оставаться спокойной (последнее вообще трудней всего — если это получается, все остальное проще).

Днем где-то до полугода малыши спали более-менее одновременно — это было время нашего чтения с Варей. Потом режим, который они себе установили, разладился: теперь откладываю их по отдельности, на животик, чтобы спали крепче. Если не засыпают, возвращаю на пол играть.

Сильно помогает ночной совместный сон с близнецами — в другое время нет возможности прикорнуть: Варя перестала спать днем еще до рождения младших. Под каждый свой бок кладу по двойняшке, а Варя спит в кроватке со снятым бортом, приставленной у меня в ногах. Туда она безболезненно перешла сразу после появления младших.

Первые трудности — колики

Трудно было во время вечерних колик у Люси — в первые полгода. Я каждый вечер сидела и держала на руках их с Надей (та подхватывала вслед за сестрой), а Варя строила из кубиков, играла сама в сюжетные игры, листала книги и фотоальбомы…

Когда к Люсиным коликам прибавились Надины проблемы с животом (училась справлять естественные надобности), приходилось несколько раз класть в слинг кричащую Люсю и заниматься с Надей на пеленальном столе. Пережили.

Чтобы Варя не оставалась голодной, пока я занимаюсь маленькими, у нее на столе всегда есть перекус (сушки, фрукты) и вода.

Домашние дела

Домашние дела делаются при малышах. Особенно интересна им уборка: ползают или ходят за мной, «помогают». Конечно, и теперь иногда бывает нужно несколько раз приложить их к груди, успокоить, пока, например, готовлю завтрак. Пришлось привыкнуть, что элементарные бытовые дела — накрыть на стол, собраться на прогулку, искупать всех — занимают теперь сильно больше времени. Стараюсь относиться к этому как к данности.

Пока маленькие не поползли, с Варей можно было заниматься чем угодно. Потом пришлось убрать мелкие и непрочные игры, зато она теперь может часть времени играть с сестрами; ей и самой интересны малышовые книжки и игрушки. Лепит или рисует теперь за высоким столом.

Сложно было, когда младшие встали у опоры. Я заранее рассчитывала, в какой последовательности мне мыться, чтобы успеть выскочить, если кто-нибудь упадет на пол в ванной; на кухне малыши опрокидывали на себя стулья… Но они растут и становятся более ловкими.

Старшая дочка – мамина помощница

Начинающих ползунов Варя развлекала в комнате сама, пока я быстро-быстро мылась: катала перед ними машинки, качала неваляшки… В первые месяцы помогала одевать: подавала одежду. (Затем они поползли и стали все растаскивать — пришлось убирать от них. Потом Варя научилась собирать за ними одежки, пока я одеваю кого-то из них.) Я стараюсь привлекать Варю к своим делам — это еще один способ проводить с ней больше времени, да и она помогает с удовольствием.

Болезни

Прошлой зимой малыши и Варя успели несколько раз переболеть простудой. Но они не всегда заболевали одновременно, поэтому была возможность помочь отдельно самой страдающей. Болели, как правило, с разной силой, поэтому не все требовали серьезной помощи. Когда было совсем тяжело, одну я приматывала за спину и разбиралась с остальными. Более длительный сон малышей во время болезни тоже был кстати.

Выходим из дому

Вне дома я сначала носила младших в двух слингах. Потом, месяцев с трех, когда дети стали понимать и видеть, что я рядом, даже когда я не держала их на руках, я начала пользоваться слингом и одинарной легкой (я живу на 5-м этаже без лифта) коляской «лицом к маме» с лежачим положением — в нее еще удобно сложить нужные вещи для долгой прогулки. По необходимости меняла детей местами, прикладывала к груди, вынимала размяться. Для недолгого ношения я помещала одну двойняшку в слинг на бедро или живот, а другую брала просто на руки — на плечо или второе бедро.

Хочу сказать, что родительство и быт у нас сейчас организованы не хуже, чем тогда, когда Варя была одна. И в основном мы справляемся сами.

 Что мне помогает оставаться спокойной с тремя малышами

1. Попытки все заорганизовать — в моем случае верный путь к срывам. Подход «Младшие будут спать во столько-то, я должна успеть то-то… Иначе «все плохо».» — не работает. Мне легче, когда представлю жизнь с детьми бурным потоком, а я стараюсь в нем рулить. Банально говоря, расслабиться и получать удовольствие.

2. Мантра: «Они, хоть их и несколько, маленькие, а я взрослая, сильная, умная.» (А если еще недостаточно по своим меркам умная, то учусь.)

3. Визуально: представить себя Матерью Природой, древней статуэткой с пышными грудями и бедрами. Тогда легче хранить невозмутимость. Ибо приличествует внешности.

4. Когда совсем туго: мантра: «Все живы-здоровы и рядом со мной.»

5. Недавно придумала воспринимать детей как тройню, хотя одна «тройняшка» на три года старше младших. Это помогает справляться именно с ней — этому я до сих пор постоянно учусь.

Игра на три поля

Бренда Кодл
г. Биксби, штат Оклахома, США
Источник: журнал NEW BEGINNINGS, т. 13, № 1, январь-февраль 1996 года, сс. 9-11

Перевод Ольги Соколовой. Редакция Алии Васильченко и Наталии Гербеда-Вилсон

Эта статья была адаптирована для русскоязычной аудитории.

В ноябре 1993 года мы ждали рождения пятого ребенка. Мы — это я, мой муж Томми и наши четверо детей: Миранда 7 лет, Меган 6 лет, Дрю 4 лет и Тай двух лет.
Я всегда носила дольше положенного срока, рожала довольно легко, быстро возвращалась домой после родов и кормила по требованию сразу после рождения ребенка. Еще с первенцем мы открыли для себя совместный сон, и каждый следующий ребенок был желанным соседом в нашей постели, пока он не перебирался в свою собственную кровать в районе трех-четырех лет. Я кормила тандемом три пары детей, и все дети сами постепенно переросли потребность сосать грудь.  Мы совсем не волновались, знали к чему готовиться и были уверены, что как и раньше, все опять опять пройдет гладко.

На пятом месяце беременности мой живот был такой большой, как будто бы я была уже на седьмом месяце! Мы решили сходить на УЗИ, чтобы проверить не вынашиваю ли я двойню, но я не очень переживала, потому что до этого у нас рождались крупные дети, и я в самом деле думала, что у нас родится еще один крупный малыш.

Во время УЗИ врач почти сразу же заметила две головки. У меня от радости выступили слезы радости: я всегда хотела близнецов. Но спустя минуту-другую лицо врача изменилось, и я испугалась, всё ли в порядке с детьми. Врач заверила меня, что дети в полном порядке, и сказала: «Я не хотела торопиться, не убедившись наверняка. У вас будет тройня! Вот тут видно трех малышей, каждый в своем отдельном плодном пузыре.”

Тройня!!! Кто бы мог подумать! Радость от осознания, что с детьми все в порядке, смешивалась с волнением от неожиданной новости. Смогу ли я доносить до срока? Как же я смогу кормить грудью? Я сильно переживала, что не смогу кормить, то есть любить своих детей так, как получилось со старшими детьми.

Не успели мы переступить порог дома, как я бросилась искать хоть какую-то информацию о кормлении троен. Сначала несколько человек сказали, что тройняшек наверняка придется кормить по режиму, вести четкий письменный учет прикладываний и непременно докармливать. Не могу сказать, что мое сердце было на месте, когда я всё это услышала. Но я не отчаивалась и позвонила лидеру Ла Лече Лиги, которая дала мне номер телефона Моники, женщины, которая кормила тройняшек без докорма.  Не откладывая в долгий ящик, я позвонила Монике и узнала, что тройняшки ничем не отличаются от одного ребенка или двойняшек — их точно так же можно кормить по требованию и спать вместе с ними в одной кровати.  У нас с мужем появилась надежда, что мы справимся и сможем воспитывать детишек так, как мы привыкли и как мы считаем нужным.

И вот пришел день, когда на 36-ой неделе родились наши малыши — Бред весом 2554 г, Мэйси — 2611 г и  Ной — 2043 г. Из-за трудностей с дыханием Ноя сразу же забрали в отделение интенсивной терапии новорожденных (ОИТН), а Брэд и Мэйси лежали со мной и  отлично брали грудь. Все мое время было занято кормлением Брэда и Мэйси, поэтому для Ноя у меня получалось сцеживать немного молозива, но этого было мало. На третий день меня с Брэдом и Мэйси выписали и перевели в оплаченную не страховкой, а из нашего кармана палату над ОИТН, чтобы я была поближе к Ною. На четвертый день в больницу пришла моя лучшая подруга Мэри. У меня освободилось время для регулярных сцеживаний. Мы быстро перевели Ноя исключительно на грудное молоко, но сына кормили через зонд, а для выписки домой нужно было, чтобы Ной двое суток сосал грудь или пил молоко из бутылки.

Я без устали ходила в ОИТН каждый раз, когда Ной просыпался, и пыталась приложить его к груди, но он был такой крошечный (1816 г), что у него не хватало силенок как следует пососать грудь. На шестой день мы решили накормить Ноя грудным молоком из бутылочки с соской для недоношенных детей. Поскольку ему не приходилось насасывать прилив, то казалось, что из бутылочки он съедает больше молока. И все равно мы стремились как можно быстрее выписаться домой, потому что дома кормить грудью было бы намного проще.

Томми или я навещали Ноя каждый раз, как он просыпался, и правдами и неправдами увещевали его съесть всю положенную порцию молока. Когда врач увеличил объем питания на 10 кубических сантиметров, медсестра, которая всеми силами поддерживала нас и желала нам скорейшей выписки, позвонила мне в 2 часа ночи, чтобы узнать, не хочу ли я донести недостающее молоко, чтобы не докармливать Ноя смесью. Конечно же, я на крыльях полетела с добавкой молока для моего малыша!

На утро седьмого дня Ной смог есть из бутылки! Ему больше не нужен зонд! Мы затаили дыхание: продержится ли он два дня?

Утром девятого дня Томми пошел покормить Ноя, пока я кормила Брэда и Мэйси. Примерно через сорок пять минут Томми примчался обратно. Ной выпил все молоко, и педиатр дал добро на выписку!  Нашей радости не было предела — наконец-то мы сможем пойти домой с тремя крошечными, но здоровыми малышами!

Приехав домой, я устроилась поудобнее в постели со всеми тремя детьми и, не откладывая в долгий ящик, приложила Ноя к груди. Педиатр полностью поддержала меня в намерении не давать Ною бутылки. Так как малыш весил всего 1816 грамм, было критически важно быть уверенными в том, что Ною хватает питания, поэтому мы договорились, что я буду взвешивать его каждый вечер. Чтобы Ною было легче сосать, я начинала кормить Брэда и Мейси. Когда они насасывали хороший прилив, я давала грудь Ною, и уже через несколько дней он смог брать грудь и хорошо сосать без помощи братика и сестрички. Естественно, что с набором веса при таком положении дел проблем не было.

Чем отличалось воспитание тройняшек от других детей? Первым четырем детям мы старались не давать пустышки, но с тройняшками был выбор или слушать, как они плачут в машине, или дать им пустышки. Когда им было по четыре месяца, и кормление было хорошо налажено, мне было удобнее давать детям пустышки, чтобы они не плакали, когда я вела машину.
Примерно в шесть месяцев мы дали детям сок, но он им не пошел. От сока у детей расстраивался желудок, поэтому мы решили, что сок им не нужен.  В шесть с половиной месяцев мы постепенно ввели прикорм, но до года дети оставались в основном на грудном вскармливании. Они начали есть обычную еду с аппетитом около года. Мне удалось кормить тройняшек грудью без докорма смесью до введения прикорма и даже дольше!

Не скажу, что мне было легко. Бывали минуты, когда я думала бросить все и отлучить детей от груди, но все плохое быстро проходит, а хорошее остается. В трудное время меня очень сильно поддерживал муж, Мона, которая сама выкормила тройню, а также Рене — местный лидер ЛЛЛ.

Сейчас Брэду, Мэйси и Ною двадцать месяцев. Они выросли счастливыми и здоровыми грудничками. Совсем недавно я стала немного ограничивать прикладывания к груди, но надеюсь, что отлучать от груди я пока не буду.

Что дало мне лично кормление тройняшек?  Я думаю, что больше всего кормление грудью помогло мне как следует узнать каждого малыша как отдельного человека, самостоятельную личность.

Какой урок я вынесла из этого опыта? Кормление грудью можно наладить, даже если несколько малышей родились в один день. Я рада, что мне не пришлось кормить смесью лишь потому, что у меня родилось несколько детей.

Сайт работает на WordPress | Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑