Международный фотопроект о кормлении грудью в общественных местах

Анна Ремиш, автор журнала Mommy’s Mag, при поддержке Ла Лече Лиги сделала красивый ролик о кормлении в общественных местах, использовав фотографии из посвящённого этому  проекта  Public Breastfeeding Awareness Project («Знакомим общество с кормлением грудью в публичных местах»).

Авторы фото любезно дали разрешение на использование их работ в ролике, и только в ролике (не в других работах и не в скриншотах с него)*.

Сам фотопроект посвящён кормлению в общественном месте. Фотограф  Лейлани Роджер (Leilani Rogers) пишет, что она живет в г. Остин (Техас), который считается дружественным к кормлению. В городе действует законодательство, защищающее кормящих, и можно видеть рекламные щиты, посвящённые кормлению грудью. Казалось бы, обстановка благоприятная для кормящих мам, чего ещё желать? Но не тут-то было!

Сама она кормила грудью своих четверых детей (разные сроки, от полугода до полутора лет), и старалась максимально избегать общественных мест, мысли о кормлении на публике приводили ее в ужас — вдруг кто-то будет на неё глазеть, или, что ещё хуже, критиковать. Как оказалось, подобные переживания были не уникальны.

Одна из фирм-производителей товаров для ГВ в 2012 году проводила опрос о проблемах кормления. И 40% матерей назвали кормление в общественных местах своей основной причиной для беспокойства, связанной с грудным вскармливанием! То есть законы, защищающие матерей, и плакаты, не оказывают достаточной поддержки и защиты.

И тогда фотограф начала свой проект «нормализации» кормления вне дома, который призван поддержать матерей, дать им больше уверенности, и помочь обществу осознать нормальность кормления грудью в повседневной жизни и в общественных местах. Это было спонтанной идеей. Незадолго до Недели ГВ она придумала, что будет снимать мам, кормящих в общественных местах, и использует фото для Недели. В Фейсбуке она спросила своих комментаторов, где вам наименее комфортно кормить? Последовали ответы — в церкви, в продуктовом магазине, у бассейна, на работе, в библиотеке, в кафе. Лейлани пригласила мам и сделала фотографии в этих местах. Отклики были в основном позитивными, некоторые матери писали ей, что фотографии придали им уверенности кормить грудью в этих местах. Конечно, не обошлось и без критики, но в целом мамы чувствовали вдохновение и поддержку от этих фотографий.

Через некоторое время в своей ленте Лейлани заметила, что другие фотографы тоже стали делать подобные фото. И ей пришла идея объединить их в единый проект. В 2014 году подключилось около 50 фотографов из англоговорящих стран, позже присоединились и другие страны. Проект вызвал резонанс в прессе, и не только в США, на его родине, но и в других странах. Многие фотографы имели личный опыт кормления, поэтому этот вопрос имел для них особую, личную важность.

Очень радостно, что есть этот большой проект и он растёт и развивается.

Подробнее о проекте можно узнать здесь.

*Разрешение на скриншот с первого кадра ролика фотограф дала.

Автор:Мария Сорокина

Еще с сайта ЛЛЛ на тему кормления в общественных местах: материалы по тегу «кормление в публичном месте»

Кормление грудью в общественных местах

Автор: Дайан Вессингер, MS, IBCLC

Перевод: Екатерина Горовая

Редакция: Светлана Евграфова, Екатерина Локшина, Мария Сорокина, Мария Яснова

Что изменилось для матерей, кормящих грудью в общественных местах, за прошедшее поколение?

Кормление грудью в общественном месте
Кормление грудью в общественном месте

35 лет назад, когда моему первому малышу было около 6 недель, я сидела в приёмной, ожидая, когда врач меня вызовет. В комнате, кроме меня, был ещё один человек. Это был пожилой мужчина, он сидел напротив меня, а мой малыш как раз проголодался! Я никогда не кормила своего сына вне дома, но я не знала каких-либо других мест в этом здании, где я могла бы покормить. Однако я точно знала, что если я буду ждать, то его тихонькое похныкивание перейдёт в громкий плач, и будет только хуже.

Я сделала глубокий вдох, повернулась немного в сторону, немного приподняла снизу свою рубашку, чтобы оголить грудь и чтобы личико Скотта находилось напротив груди… Удивительно, но выражение лица пожилого мужчины никак не изменилось, он не имел ни малейшего понятия, что я делала. Ну конечно нет! Ему было около восьмидесяти, и вряд ли его мысли занимали потребности 6-недельного малыша. Такие мысли не приходили в голову большинству людей.

Когда я выбрала уединённое место, чтобы накормить моего ребёнка в аэропорту Чикаго, внезапно передо мной выстроилась очередь на посадку, и по крайней мере 100 пассажиров медленно проходили мимо меня и ни один из них, похоже, не заметил нашего кормления.

За годы моего грудного вскармливания двоих детей, некоторые люди всё же замечали. Некоторые мамы подходили ко мне, говорили, как бы они хотели кормить грудью, но у них было мало молока, или о том, насколько они скучают о временах, когда кормили грудью. Никто никогда не выглядел шокированным и даже не смотрел на меня укоризненно. Я уверена, что подавляющее большинство людей просто не замечали складки рубашки над головой моего ребёнка. Один раз пожилая женщина приподняла край моей рубашки, чтобы увидеть лицо малыша, и прямо отпрыгнула назад, будто обожглась, как только увидела, что ребёнок занят едой. “О, моя дорогая, простите!”- сказала она. “Всё хорошо,”- заверила я её, — “мы ведь все так делали! Не так ли?” “Да,” — сказала она, широко улыбнувшись, — “это так”.

Когда я кормила грудью, это никогда не бросалось в глаза, хотя специально разработанной для кормящих одежды 35 лет назад было мало. Я просто носила что-то достаточно свободное, чтобы можно было легко поднять одежду снизу для кормления. Когда я кормила в публичном месте, я также слегка подтягивала на несколько сантиметров вторую половину моей рубашки так, чтобы, если там вдруг образовалось мокрое пятно, оно было бы ниже моего соска, на уровне подгузника малыша. Было очень печально осознавать, что для общества более приемлемо пятно мочи, нежели пятна молока вокруг сосков. Ещё я прижимала руку к груди, которой не кормила, чтобы во время прилива молоко не вытекало из груди. Признаюсь, что, когда я ходила по магазинам, чтобы выбрать себе новую одежду, я проводила специальный тест, смачивая ткань слюной, чтобы посмотреть, видно ли мокрое на одежде. Если тест не был пройден, я не покупала вещь. Но по большей части я кормила моих деток так часто, как они того хотели, и никто никогда не возражал.

Признаюсь, что, когда я ходила по магазинам, чтобы выбрать себе новую одежду, я проводила специальный тест, смачивая ткань слюной, чтобы посмотреть, видно ли мокрое на одежде.

Мои друзья тоже все прошли через это “испытание огнём” много лет назад. Они обнаруживали, что грудное вскармливание на публике было не так уж страшно и совершенно незаметно. Однако, мы иначе понимали “кормления в общественных местах” и то, что называлось “заметно”.

Однажды я пришла на встречу Ла Лече Лиги, где большинство матерей были заняты кормлением своих детей. В середине встречи был перерыв на чай, и все покинули комнату. Остались только одна иностранная студентка и я. Она приложила ребёнка к груди в первый раз с начала встречи, стеснительно улыбнулась мне и сказала на запинающемся английском: “Я впервые кормлю грудью на людях”. Я удивилась: для этой молодой матери, которая была очень далеко от дома, я была “испытанием огнём”.

На другой встрече Ла Лече Лиги, которая проходила в общественном пространстве, женщина, которая столкнулась с проблемами и буквально сражалась за грудное вскармливание с первых дней, сидела рядом с часто открывающейся дверью. Она спокойно расстегнула бюстгальтер и рубашку, но когда она увидела открытую дверь, она сказала: “Ой!”- и опустила рубашку назад. После 4 долгих недель, в течение которых она не видела ничего, кроме своей груди и ребёнка, она просто позабыла, что вокруг есть целый мир, который может увидеть её в полуобнажённом виде. Её “боевым крещением” был трудный путь налаживания грудного вскармливания, и мнение общественности для неё просто ушло на второй план.

Кормление в публичном месте
Кормление в публичном месте

Матери в моём поколении знали способы, как скрыть грудь при кормлении без специальной одежды или приспособлений. Рубашки, которые легко было поднять снизу, вызывали меньше подозрений, чем расстегивающиеся сверху. Свободная ткань сверху и тело малыша снизу закрывали практически все открытые участки кожи. Мамы близнецов могли использовать майки-безрукавки, у которых были достаточно просторные и хорошо расположенные вырезы. Они приподнимали блузку, кормили детей через дырки в майке, тем временем она закрывала живот. Обычные кофты были почти так же эффективны. Даже если блузка была поднята, оголенная кожа закрывалась сбоку краями кофты. Как только слинги стали популярными, матери стали использовать и их, чтобы скрыть грудь при кормлении.

Однако не менее важным, помимо одежды, было то, как мы держим наших младенцев на руках. Мы не держали их в “перекрестной колыбели” или специальными подушками. Тогда не было специальных подушек для кормления. В первые недели грудного вскармливания мы могли использовать некоторые нестандартные и неудобные позиции, но ко времени, когда мы уже были готовы выйти на улицу, большинство из нас уже кормили детей на диванах, кухонных стульях, сидя по-турецки на полу, расхаживая по квартире. Мы были готовы использовать любую доступную мебель, от полок в продуктовых магазинах, до кресел в ресторанах. Мы тренировались дома перед зеркалом или с помощником, а потом делали глубокий вдох и выходили “в люди”.

Конечно, в то время, как некоторые дети могут кушать скромно, другие будут делать это громко и во всеуслышание, показывая всем, что они Обедают. Но в целом, мы воспринимали грудное вскармливание в общественных местах как что-то, что может быть неудобно на первый взгляд, но в дальнейшем не должно отличаться от смены подгузников или установки детского кресла.

Некоторые из нас ловили на себе неодобрительные взгляды, слышали, что должны уйти кормить в другое место, но не было никаких дебатов “за” или “против” в прессе, никаких законов, защищающих или запрещающих это. Подавляющее большинство кормящих женщин, которых я знала, люди просто не замечапи.

Кормление в общественном месте
Кормление в общественном месте

Сейчас, через 35 лет после моих первых кормлений грудью в общественных местах, мамы кормят грудью всё больше и больше, и принимается всё больше и больше законов, защищающих нас. Но, тем не менее, новые мамы во многих странах (включая мою собственную дочь) встречают больше трудностей при кормлении на публике, чем встречалось нам поколение назад.

Я долго думала над этим и решила, что и я сама частично виновата в этом. Я не жаловалась, когда одежда для грудного вскармливания была дорогой, и это подразумевало, что мы должны быть состоятельными, чтобы кормить грудью в общественных местах. Я не поднимала шум, когда видела рекламу накидок и покрывал, на которых нередко красовалась надпись “РЕБЁНКА КОРМЯТ ГРУДЬЮ ПОД ЭТИМ”. Я не возражала против этих палаток, фартуков и других приспособлений, предназначенных, чтобы заработать на неуверенности молодых мам (и закрепить её). Я не возражала против существования этих громоздких подушек для кормления и того, что они породили стереотипные, неуклюжие позы, которые нельзя было применить на публике. Но хуже всего, что я не останавливалась, чтобы поделиться улыбкой и поощрением с каждой кормящей на публике женщиной, которую я видела. Мне было всегда интересно, комфортнее ли ей думать, что никто её не видит, или она с охотой обменяется понимающими взглядами с бывшими членами этого элитного клуба? После многих лет внутренних дебатов я решила, что большинство матерей предпочли бы именно эту короткую поддержку, которую я не оказывала им. Но я начинаю сегодня.

Искусственное вскармливание и кормление из бутылочки до сих пор считается настолько нормальным, что нередко, когда я помогаю женщине, которая сцеживалась и кормила из бутылочки, преодолевая сложности с кормлением в самом начале, она хочет продолжать использовать бутылочку на публике. “И вы хотите создавать такой пример для подражания?”- спрашиваю я её. — “Вы хотите создать впечатление, что малыш ест смесь, после всей вашей тяжёлой работы по налаживанию грудного вскармливания?” “Но ведь в бутылке будет моё молоко,”- говорит она. А я напоминаю ей: “А как любая из этих маленьких девочек или мальчиков, которые видят вас, узнает это? Они уж точно предположат, что обычные люди обычно кормят детей искусственно”. Об этом мамы никогда не задумывались…

Какие же другие способы может использовать мама для кормления ребенка в общественном месте?

Способ 1. Кормящая мать, которая хочет остаться незамеченной, может подумать заранее об укромных уголках в общественном пространстве. Но в этом случае мама может пропустить что-то ─ ужин или беседу, приятное окружение, жизнь. Вместо этого, если немного попрактиковаться и выбрать подходящую одежду, грудное вскармливание может стать совершенно незаметным для окружающих. Однажды я проводила лекцию о грудном вскармливании в аудитории, полной студентов. Я посадила куклу в слинг, и похлопывала и качала её так, будто бы это был реальный ребёнок. Во время моего разговора я также “кормила” 3 раза, каждый раз поднимая свою майку и прижимая рот куклы к моей груди прямо в слинге. Во время одного из таких “кормлений” две девушки во втором ряду хихикнули, но больше никто не отреагировал. Когда я спросила об этом в конце беседы, выяснилось, что больше никто не заметил, что я делала. Даже две девочки, которые сидели так близко, пропустили два из трёх кормлений. Наши действия не так заметны, как мы думаем.

Способ 2. Фокусники знают, что если отвлечь внимание, то можно создать эффект невидимости. На нашем местном фермерском рынке молодая женщина продавала овощи мне и моей матери. Взвешивая продукты, она разговаривала с нами, возвращала нам сдачу, и при этом она несколько раз переложила от одной груди к другой своего подросшего ребёнка. После того, как мы отошли от неё, я спросила свою маму, заметила ли она, что этот подросший малыш кормился. Но при всей суете, которая была на этом рынке, она ничего не заметила!

Способ 3. Матери могут … просто кормить. Этим летом наша местная группа Ла Лече Лиги принимала участие в ежегодном параде нашего города. Перед парадом я бросила взгляд на дорогу и увидела женщину с широким приспособлением, чтобы кормить ребёнка под ним. На полной людей дороге она выделялась из толпы. Совсем не так выглядели участницы парада из нашей группы. Один из двухлеток устал от ходьбы, и мама подняла его на руки и приложила к груди. Один человек поделился своим недовольством с другом, но остальные либо не заметили, либо просто обогатили свой опыт еще одним событием.

Способ 4. Матери могут организовать свои собственные небольшие акции протеста. Моя подруга кормила своего ребёнка на центральной станции в Нью-Йорке. Её отец заметил, что джентельмен, сидевший рядом, чувствует себя некомфортно. “О, ему некомфортно?”- спросила моя подруга улыбаясь, — “Почему, ведь он может просто пересесть?”. В конце концов, убрать с глаз долой кормящую мать можно, просто переведя взгляд, это гораздо проще, чем поднимать ребёнка, мешок с пелёнками, багаж и перемещать это всё на другое место.

Способ 5. Матери могут стоять на своём. В “Кафе для кормящих мам” (ориг.-Breastfeeding cafe) Барбары Берман есть целая коллекция рассказов матерей о кормлении на публике. В том числе есть история молодого официанта, который сказал женщине, что она не может кормить её ребёнка в этом ресторане. “О, дорогой, — ответила мама спокойно и тихо, растягивая слова, — “он не кормится грудью, он просто облизывает мой сосок перед тем, как уснуть!” Официант быстро сбежал.

Способ 6. Матери могут обучать других. Ли Эн — консультант-волонтёр Ла Лече Лиги в штате Нью-Йорк. Также она международный сертифицированный консультант по лактации и мама троих детей. В общем, она не тот человек, с которым стоит начинать спор, если у вас недостаточно аргументов. Однажды она сидела в школьном холле и кормила своего семимесячного малыша, когда услышала, как женщина сказала: “Она не может этого делать здесь!”. Ли Эн заговорила приятным голосом: “На самом деле закон штата Нью-Йорк говорит, что я могу это делать”. “Но ведь здесь дети!” “Да,- сказала она мягко, — “так они узнают, что мы — млекопитающие, а млекопитающие кормят своих детей таким образом.” Глаза этой женщины расширились: “Я не млекопитающее!” “Но у нас есть молочные железы, это делает нас млекопитающими,”- ответила моя подруга. “Ну если у меня будут ещё дети, я не смогу кормить их грудью, потому что у меня диабет” — сказала женщина. “Если ты хочешь помочь своим детям избежать диабета, то стоит кормить их грудью, потому что это на самом деле снижает риск ожирения и диабета”. Женщина снова открыла от удивления свой рот, а потом закрыла его. Наконец она улыбнулась и сказала: “Ну ты просто ошарашила меня этой новостью!” Моя подруга улыбнулась в ответ: “Да, я умею ошарашивать!”. Женщина подошла, пожала Ли Энн руку, представилась, и они провели время за дружеской беседой, пока ждали своих детей.

Способ 7. Если кормящая мать уверена в себе, ведёт себя как ни в чем не бывало, если она не выглядит смущённой, большинство людей либо решат, что на самом деле им показалось, либо поймут, что это не настолько уж и ужасно, Земля не перевернулась от этого. Моя невестка как-то остановилась в публичном месте, чтобы покормить своего трёхмесячного сына Макса, в то время, как несколько подростков проходили мимо. “Вы видели это?”- она услышала от одного из них. “Я думаю, что она кормила грудью,”- сказал другой. И этого было достаточно. Эти мальчики получили один правильный пример грудного вскармливания, который обогатил их представление о мире. Дайте им две дюжины таких примеров, они и вовсе перестанут это замечать.

кормить естественно!
кормить естественно!

Я думаю, что, может быть, публика просто не знала, что делать с нами поколение назад, и мы сами показали им, как это должно быть. А мы-то были заняты плеванием на подол, вырезанием дыр на наших футболках, выбором подходящих рубашек, поиском укромных мест. Это только догадка. 35 лет назад мы были осторожны, скрывались, мы были бы рады с удовольствием испариться. Может быть, мы делали это слишком хорошо.

Так вот мои мысли о том, что произойдет за следующие 35 лет. Конечно, наше общество постепенно привыкнет к кормлению на публике. Сначала мы все стараемся избежать кормления, спрятать его, прикрыть его. Это тот период, когда мы осваиваемся. Так или иначе, мы стараемся приспособиться всеми средствами. Но по мере того, как вы приобретаете уверенность, я надеюсь, вы станете немного более заметными. Давайте сделаем людей настолько привычными к виду кормящих матерей, чтобы они просто перестали их замечать. Давайте не будем тратить слишком много энергии на “дружественные к грудному вскармливанию” логотипы, которые только служат для того, чтобы отделить нас от общества. Вместо этого давайте предположим, что весь мир дружественен к грудному вскармливанию, и попробуем просто сесть и покормить посередине продуктового магазина, вместо того, чтобы бежать и скрываться в углу за ящиками.

Вот ещё одна мысль: а что, если раз в месяц, в число, в которое родился ваш ребёнок, становиться немного более открытой, чем обычно. Покормите на скамейке в церкви, или в кафе на улице, или когда вы прогуливаетесь в парке. Если многие из нас будут кормить в день рождения на публике, то это нежное воздействие может потихоньку “акклиматизировать” публику к виду грудного вскармливания. В дозах, настолько небольших, чтобы не было повода устроить сцену, но и не настолько маленьких, чтобы остаться незамеченными.

Может быть, во мне говорит бунтарский дух. Мне нравится идея этой маленькой революции. Но иметь возможность покормить наших детей, когда и где они хотят — это безусловно та маленькая революция, время которой уже пришло.

Об авторе: Дайен Виссингер, магистр, ведущая встреч (консультант-волонтёр) Ла Лече Лиги с 1985 года, также работает в качестве консультанта по лактации в частной практике в Итаке, штат Нью-Йорк, США. Дайен — популярный писатель и оратор, а также одна из авторов книги “Искусство грудного вскармливания”

Статья опубликована в журнале Ла Лече Лиги для матерей “Кормление сегодня” (“Breastfeeding today”): Breastfeeding in public spaces.

Оригинал статьи 

Почему обязательно нужно, чтобы школьники и подростки видели кормление грудью

Ирина Абрамсон

Редакция Ольги Сапожниковой и Наталии Гербеда-Вилсон
январь 2012 года

Подруга задала мне вопрос о том, разумно ли матери кормить грудью младшего ребенка при двенадцатилетнем старшем. Я долго думала об этом, и вот мои размышления на эту тему.
Когда мы прячем или наоборот показываем кормление грудью двенадцатилетнему школьнику, мы сообщаем ему неявно* очень много информации. В частности, это:

  • информация об уходе за младенцами и маленькими детьми
  • информация о статусе матерей в обществе
  • информация о роли и значимости женской груди

Экскурс в мое подсознательное

Мне повезло — в четырехлетнем возрасте я видела, как моя мама кормила мою младшую сестру, и я поняла, что, во-первых, детей кормят грудью, а во-вторых — у женщин грудь для того, чтобы кормить детей. После пяти лет я больше не видела кормление грудью ни разу, и к переходному возрасту успешно об этом забыла.

Можно считать, что до того, как у меня родился ребенок, я “видела” только одну кормящую женщину. Когда мне было 24-25 лет, мы ездили на лыжный курорт на неделю, и в нашей компании была женщина ненамного старше меня, которая кормила грудью. Почему я поставила слово “видела” в кавычки? Потому что я знала, что она кормит, но кормящей я её никогда не видела. Несколько раз в день она смущенно уходила прятаться в полумраке спальни с наглухо закрытыми шторами, потому что было «нужно покормить ребенка». Вид у неё был такой, как будто ей приходится говорить вслух, что ей нужно поменять тампон.
После этого материнство, по крайней мере материнство с маленькими детьми, в моем сознании ассоциировалось с каким-то очень стыдным физиологическим состоянием. Как будто речь о менструации — очень стыдно, обязательно скрывать, не дай бог, кто-то догадается, зачем я иду в туалет, что у меня в кармане, ужас-ужас!!!

К тому времени я уже давно привыкла оценивать свою грудь с точки зрения сексапильности. Как моя грудь выглядит в футболке? А в свитере? А в этом лифчике? А в том? Она слишком большая? Она слишком маленькая? На неё кто-то пялится? Этот человек представляет для меня опасность? Бывало что, наверно, и представлял. Бывало, что и хватали без разрешения, причем при обстоятельствах, когда я не могла громко возмущаться или двинуть ногой в пах и не выглядеть при этом некультурно.

Какую неявную информацию получает подросток про кормление и уход за младенцами в нашей культуре?
Скорее всего,  подросток в нашей культуре никогда не видит кормление младенца грудью в повседневной жизни. Он не видит кормление детей грудью по телевизору, не видит его на фотографиях в журналах,  не видит на рекламных щитах и на боках проезжающих мимо автобусов. Зато подросток видит очень много изображений младенца с бутылкой в руках или с пустышкой во рту. Практически в каждой ситуации, когда нужно проиллюстрировать понятие «младенец», художник прибегает к образу бутылки с соской или пустышки. Детские книжки пестрят изображениями детей и зверушек с бутылками. Поздравительные открытки, воздушные шарики и детская одежда украшены бутылками и пустышками. В игрушечном отделе куклы крепко сжимают в руках бутылки. Ребенка с бутылкой помещают на обложки книг, посвященных уходу за младенцем, даже если книга называется «грудное вскармливание».

Дети с бутылками появляются даже в рекламе товаров, не связанных с детьми, например, коврового покрытия. И даже в интернетной рассылке «Natural News» (Новости о естественном) под заголовком о чем-то мега-круто-естественном, относящемся к здоровью матерей и детей — мать кормит ребенка из бутылки.

Бутылки заполонили все информационное пространство. Это больше, чем мем (единица передачи культурной информации, распространяемая от одного человека к другому посредством имитации, научения и др.) Ребенок с бутылкой — это монолитный образ.

Учитывая всю смысловую нагрузку посланий, посвященных кормлению детей, которыми нас радостно окружили,  хотите ли вы доверить обществу формирование представления о грудном вскармливании у своих детей, которые в скором будут отвечать за здоровье ваших внуков?

Кормить грудью при двенадцатилетнем школьнике или школьнице жизненно важно, чтобы хоть где-нибудь в этом океане разнообразной неявной информации, в который по самые уши погружены школьники, им встретился образ нормального кормления маленького ребенка. Вопрос кормления грудью поздно и бесполезно поднимать явно первый раз в жизни  в кабинете у гинеколога на 4м месяце беременности.

Какую неявную информацию получает подросток о статусе матерей в нашей культуре?
Молодая мать с маленьким ребенком в нашем обществе — пария. А парии, как известно, обитают изолированно от общества, в резервациях. Нет, конечно же, мы видим множество молодых женщин на улице центра на высоких каблуках, с деловыми сумками, за рулем автомобиля по дороге на работу — и нет сомнения, что у многих из этих женщин в яслях остался ребенок.

Однако эти женщины не выступают в роли матери в общественном пространстве, на публике. Матерями они становятся в личном пространстве, в своем доме или на детской площадке (в резервации). В общественной сфере женщине с ребенком чаще всего не место. Ей не место в ресторане, где кормление грудью или детская возня может потревожить настоящих людей. Ей не место в музее или в магазине, где её вежливо и заботливо подхватят под руку и отведут из общего зала в «очень удобную комнату», где она может на протяжении двадцати минут или полутора часов с удовольствием сидеть и смотреть в стенку, пока ребенок сосет грудь. Её не видно в тех местах, где люди собираются, чтобы отдохнуть или поработать, — потому что она им мешает.

Какое скрытое послание получает подросток? Он замечает, что женщины, родившие детей исчезают, исключаются из общества. Их можно увидеть где-то вдалеке, за высоким забором парка, как в сафари. Но туда, где собираются люди, их никто не приглашает. Это неудобно — они растолкают людей своей коляской, их младенец потревожит окружающих своих плачем, смутит общество намеком на какую-то оголенность и физиологичность. Материнство неудобно и стыдно. Материнство — это там, где тебя никто не видит. Точно так же, как прокладки меняют в туалете. Ни для кого не секрет, что прокладки существуют. Все видели рекламу крылышек по телевизору и хихикали об этом в кулачок в детстве, но когда это происходит с тобой — необходимо прятаться и делать так, чтобы никто не стал свидетелем твоего позора.

Двенадцатилетнему школьнику и школьнице жизненно необходимо видеть матерей с маленькими детьми, которые участвуют в общественной жизни, для того, чтобы знать, что это — не позор, который нужно прятать от чужих взоров на детской площадке или в глубине двора, а нормальная часть жизни. Довольно продолжительная, если в семье несколько детей, и местами прекрасная.

Какую неявную информацию о роли и значении женской груди получает подросток в нашей культуре?

Так или иначе, но двенадцатилетний школьник и школьница в наше время довольно часто видят женскую грудь в разных воплощениях. Те, у кого родители образованные, видят античные скульптуры и картины в музее. Те, кто смотрит телевизор и видит рекламу в журналах и на рекламных щитах в городе, видят женскую грудь в глубоком декольте, в прозрачной облипающей мокрой футболке, обнаженную и прикрытую body paint (роспись по телу, боди-арт), полуобнаженную, выглядывающую из-под символических купальников и распахнутых блузок. Те, кто умеет взламывать родительский код от кабеля (или что там у нас нынче вместо кабеля), могут даже пялиться сколько душе угодно, как проводятся пластические операции по увеличению груди. Те, кто читает журналы, посвященные моде и красоте, видят грудь, затянутую в разнообразие лифчиков, кофт, блузок, платьев и свитеров, с такого ракурса и сякого — и всегда с одной-единственной целью: узнать, как сделать так, чтобы твоя недостойная грудь стала хоть немного похожей на грудь этих правильных женщин.

При всем этом разнообразии культурное значение женской груди во всех доступных подростку контекстах единственное — грудь существует для того, чтобы вызывать у кого-то сексуальное влечение. Грудь даже не должна быть эрогенной зоной для самой женщины — приятные ощущения, связанные с прикосновениями к груди с точки зрения самой женщины, никогда не озвучиваются. Мы видим женскую грудь и слышим о ней только с точки зрения тех, кто получает удовольствие от её созерцания и от прикосновения к ней.

Подсознательно  подросток в нашей культуре знает, что женская грудь принадлежит кому угодно, но только не женщине, частью тела которой она является. В нашей культуре женская грудь не несет никакой пользы и не выполняет никакой другой функции, кроме возбуждения чьего-то сексуального влечения.

Двенадцатилетнему школьнику и школьнице, обязательно видеть женскую грудь, которая принадлежит самой женщине. Им нужно видеть, какую роль грудь играет в жизни матери маленького ребенка. Им необходимо понимать, что кормление грудью — это не нелепое прижимание невинного младенца к чужой сексуальной игрушке, а естественная часть жизни женщины в своем собственном теле.

____

*Неявная передача информации в обществе подразумевает, что человек должен впитывать просто из наблюдения за общей культурой в противовес намеренному заучиванию наизусть из учебника. Кристофер Александр (Christopher Alexander) в одной из своих книг пишет о том, что в культуру встроены именно неявные (скрытые, подсознательные) способы передачи информации от поколения к поколению.

Неявная культура поощряет людей, не знакомых с этой культурой, вести себя так, как принято в ней.  Так называемые агенты культуры воздействуют на объекты в данной среде, передавая новичкам информацию о том, как нужно себя вести в той или иной ситуации.  Когда новички начинают себя вести так, как принято в данном обществе, происходит передача определенного знания. Таким образом новички приобретают знания наблюдая за людьми или предметами в культуре.

Birukou, A., Blanzieri, E., Giorgini, P. Implicit culture as a tool for social navigation. Доступ http://www.sis.pitt.edu/~paws/SNC_BAT06/crc/birukou.pdf

В статье использованы иллюстрации

Гурина И. Сонная сказка. Художник Фаттахова Н. Издательство «Фламинго», 2009. Остер Г. Приключения Пифа. Художник Сутеев В.  Издательство «Росмэн», 1999.
Барто А. Я расту. Художник Галдяев В. Издательство «Дом», 1995.
Барто А. Машенька.
Жукова Н.С. Букварь. Художники Трубицин В. и Трубицина Ю. Издательство «Эксмо», 2009. Барто А. Я расту. Издательство «Дом», Москва, 1995.
Чуковский К. Доктор Айболит. Художник Сутеев, В.
Линдгрен А. Малыш и Карлсон. Художник Савченко А.
Доценко В.А, Батырев М.И. Грудное вскармливание. Издательство «Нева», 2004.
Открытка студии «Арт и Дизайн»
Одежда Merrimentdesign
Кукла Middleton
Веб-сайт Natural News
Вывеска комнаты для кормления Architectural Symbols and Signs Ltd.
Венера Милосская из Википедии
Группа ВИА Гра
Реклама бюстгальтера Wonderbra

А так же

Ла Лече Лига. Искусство грудного вскармливания. Эксмо, 2012 год.
Ross, ME. Mama’s Milk. Illustrator Ashley Wolff.
Georgia Brizuela. www.gregariouspeach.com(с любезного разрешения)
Sears, W., Sears, M., Kelly, CW. Eath Healthy, Feel Great. Illustrator Renee Andriani. Little, Brown and Company, 2002.
Вальдорфская кукла www.waldorfdolls.com
Кампания «Грудное вскармливания» Министерства здравоохранения Новой Зеландии
Кампания «Кормление грудью в общественных местах» Marin Breastfeeding Coalition (Калифорния, США)

Сайт работает на WordPress | Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑