Тревожность и послеродовая депрессия

Кормление грудью. Тревожность и послеродовая депрессия.
Мне хотелось  снова полюбить мою жизнь.

Дарси Смит, Норман, Оклахома, США

Перевод: Елизавета Агафонова

Редакция: Мария Сорокина, Светлана Евграфова

Оглядываясь на последние 18 месяцев, я понимаю, что стала сильнее. Были дни, когда я думала, что больше не могу, и мне так хотелось вернуться в свою прежнюю жизнь без детей. У каждой мамы бывают такие мысли. Но меня они посещали чаще, чем просто  время от времени. Это было не просто желание больше спать, легче выбираться из дома или иметь возможность сесть и поесть горячего. Мне хотелось, уходя, не беспокоиться, что я уже не захочу вернуться домой. Я хотела увидеть хоть что-нибудь, что угодно, что вызвало бы у меня улыбку. Мне хотелось не бояться. Мне хотелось  снова полюбить мою жизнь.

Моя первая беременность протекала легко, и я с нетерпением ожидала, когда я смогу заново пережить этот опыт. Вторая оказалась совсем другой. Во время третьего триместра я много раз посещала специалистов, потому что Али не росла и едва двигалась. Я была очень напряжена. Мне хотелось, чтобы она была здорова и чтобы она скорее родилась, чтобы я могла перестать волноваться. Как родитель, я знала, что переживания не заканчиваются после рождения, но я убеждала себя, что она здорова и после родов всё должно стать проще.

Али родилась преждевременно, и даже при весе 2100 г. ей не потребовалось отделение интенсивной терапии. Вздох облегчения. Она приложилась к груди в этот же день. Ещё один вздох облегчения: глубокий. Её дыхание было свистящим, потому что её гортань сужалась на вдохе: ларингомаляция (LM), но скорее всего, она перерастёт это. Хорошо. Я справлюсь!

Но она не переросла это. К 4 месяцам у неё были проблемы с прибавками и с развитием. Она постоянно потела, не могла сфокусироваться на лицах, не держала головку, спала большую часть времени и не реагировала на громкие звуки. Вся её энергия тратилась просто на то, чтобы дышать. После цианоза, во время которого она потеряла сознание и обмякла, ей сделали операцию по восстановлению гортани. Для того, чтобы её голосовое окно открылось, и она могла свободно дышать, ей удалили лишние ткани. Операция прошла успешно, и она быстро восстановилась, даже улыбалась и счастливо пиналась в тот же вечер.

Мне должно было стать легче после операции Али. Теперь у меня был ребёнок, который бесшумно дышит и спит, кормится намного проще и больше улыбается. Я старалась загружать себя домашними делами, но мне не удавалось заглушить ужас от мысли, что Али может снова стать плохо.

Я не хотела выходить из дома. Что, если что-то случится с моим ребёнком? Что, если у неё снова остановится дыхание? Меня парализовывал страх, когда я думала, что кто-то подходит к ней слишком близко.

Как я себя чувствовала

Я всегда была жизнерадостной, полной энтузиазма и энергии. Но теперь я редко улыбалась. Моё сердце билось учащённо, а в груди стоял ком. Периодически я чувствовала, что мне не хватает воздуха, и я начинаю задыхаться. Что бы я ни делала, я чувствовала себя разбитой  из-за того, что что-то может пойти не так. Моим любимым временем дня был отход ко сну. Я засыпала быстро, как только моя голова касалась подушки. Но каждый раз, когда я просыпалась, чтобы покормить Али, на меня накатывала волна тоски и смятения. Я не хотела разлучаться с ней из-за страха, что она может перестать дышать в моё отсутствие и умереть, и я никогда её больше не увижу.

Я жаждала контакта с другими людьми, но было очень сложно запланировать что-либо. Иногда за целый месяц единственными людьми, которых я видела, были мои дочери, мой муж и врач Али. Моё сознание постоянно прокручивало варианты “а что, если”. Я чувствовала себя как в ловушке, изолированная от общества, потерпевшая провал, потому что этой малышке так много было нужно, а я могла дать так мало. Я боялась своего собственного ребёнка. Это не могло быть правильно. Ведь я должна была наслаждаться каждой секундой, потому что дети растут так быстро.

Я знала только одну женщину с послеродовой депрессией (PPD). Она рассказала мне, что хотела причинить вред своему ребёнку. У меня не было деструктивных мыслей, поэтому в моём представлении у меня не было послеродовой депрессии. Дети других людей находились в кювезах в палатах интенсивной терапии. У меня нет. У других людей дети требовали более интенсивного ухода. Другие дети с ларингомаляцией были вынуждены питаться специальными смесями. Мне повезло кормить грудью своего ребёнка. Иногда мне казалось, что кормление грудью — это единственное, что я делаю правильно. Ухаживать за моим ребёнком было проще, чем за столькими другими детьми! Как учитель в прошлом, я знала родителей, которым выпали большие испытания, но они справились. Почему же я не могу? Почему я так слаба?

Я постоянно чувствовала тревогу, и, чтобы контролировать пугающие меня чувства, я стала вдавливать ногти в кожу и царапать свои руки. Это помогало мне концентрироваться на “здесь и сейчас”, и я не теряла контроль над собой. Мои руки были исцарапаны, и это не укрылось от старшей дочери. Я ненавидела себя за то, что делала это. Мне было стыдно. Мне так хотелось уметь проходить через эти сложные моменты, не нанося себе вреда.

У меня бывают и счастливые моменты, думала я, значит, у меня нет депрессии, правильно? Просто я должна концентрироваться на положительных мыслях. Возможно, мне нужно выходить из дома почаще. Но что, если что-то случится с Али? Мне просто нужно было быть сильнее. Другие справлялись. Почему я не могу?

Обнадёживающие моменты случались всё реже и реже. Мою голову стали заполнять мысли: “я просто убегу, потому что это никогда не наладится”, “я не заслуживаю своей семьи”, “от меня никакой пользы”, “я порчу жизни своих детей”. Я боялась рассказывать о своих чувствах своим друзьям. “Я, должно быть, ужасная мать, раз не наслаждаюсь своими детьми”, “я не могу справиться с повседневными задачами”, “мой муж лучше справится с их воспитанием”. Я только и делала, что плакала. Если для старшей дочери я сцеживала молоко на работе, когда она была грудничком, то для Али я не сцеживалась, потому что она не могла пить из бутылочки. И иногда тот факт, что у меня нет для Али молока в морозильной камере, был единственным, что удерживало меня от того, чтобы просто убежать.

 

Просьба о помощи

Мой муж поддерживал меня больше всех. Каким-то образом, когда один из нас чувствует слабость, другой становится сильнее. Он убедил меня обратиться к доктору.

Когда я начала принимать лекарства, прописанные врачом, я не чувствовала голода, и за первый месяц я похудела на 5 килограмм. Но во время второго месяца я начала чувствовать голод. Однажды я заметила, что моё сознание просветлело. Я могла жить в настоящем моменте вместо того, чтобы ждать ночи. Я стала улыбаться и наслаждаться ежедневными моментами со своей семьёй. Моим любимым временем дня стали утренние объятия с семьёй и утреннее кормление Али, потому что я предвкушала всё веселье, которое ждёт нас сегодня.

До сих пор у меня бывают дни, когда всё плохо. Иногда я волнуюсь, что я навредила Али тем, что так долго была в унынии, но я знаю, что это неправда. Бывают моменты, когда я чувствую себя растерянной, но большинство моих дней и ночей полны предвкушения того, что ещё ждёт нас.

Так что, для всех мам, которые думают, что не справляются, для тех, кто смотрит на других мам и удивляется, как они это делают; для тех, кто плачет от разочарования; для тех, кто чувствует себя в изоляции; для тех, что чувствует, что несчастны, хотя должны быть счастливы: вы уже удивительны, вы уже справляетесь, вы уже любите. Не страдайте в тишине, обращайтесь за профессиональной поддержкой и получайте помощь от-мамы-к-маме в Ла Лече Лиге. Я тоже боролась с депрессией и тревожностью. Вы не одни.

Статья опубликована в журнале Ла Лече Лиги для матерей “Кормление сегодня” (“Breastfeeding today”): The Anxiety of Postpartum Depression.

Оригинал статьи

 

Депрессия у молодой матери

Депрессия у молодой матери

Kathleen A. Kendall-Tackett
From: LEAVEN, Vol. 32 No. 3, June-July 1996, pp. 35-37

Перевод Вероники Савиной

Что может сделать лидер, если мать в депрессии?

Во многих культурах образ жизни с новорожденным идеализирован: мать выглядит привлекательной и хорошо-отдохнувшей, сон ребенка безмятежен, дом  безупречно убран. В жизни, многим из нас придется согласиться, что эта картина далека от реальности.  Муж и семья почти не поддерживают только что родившую женщину. Действительно, некоторые культуры смещают все внимание после рождения от матери к ребенку. Одна популярная книга по воспитанию описывает это как преобразование «из беременной принцессы – в  родившую крестьянку». Неудивительно, что многие матери, которые обращаются к лидерам Ла Лече Лиги за поддержкой в кормлении грудью, находятся в подавленном состоянии духа.

У некоторых, приступы депрессии начинаются вскоре после рождения. У других, депрессия развивается постепенно в течении трех-шести месяцев после родов. Мать может поделиться, что она плохо спит, что ее не покидает чувство безнадежности, что «нормальная» жизнь никогда не вернется. Как Лидеры, мы должны знать, как ответить и как помочь в такой ситуации. Депрессия может влиять не только на то, как женщина соотносит себя к новорожденному ребенку, но даже на способность кормить.

Обстоятельства депрессии

Становление матерью — напряженное время жизни. Стресс после родов с одной стороны очевиден, но с другой стороны, на факт стресса родов и адаптации к новой роли матери часто не обращают внимания.  Послеродовая депрессия часто вызывает недоумение: «У нее есть все что ни пожелаешь. Откуда депрессия?» Игнорируя очевидный стресс становления матерью, многие исследователи ищут внутренние причины, вроде гормональных колебаний, вместо того, чтобы рассмотреть события, которые происходят в жизни женщины.

Депрессия – ответная реакция в пределах диапазона нормы на стрессы в жизни. Некоторые женщины, с которыми я беседовала, должны были решать такое количество проблем и преодолевать такие трудности, что я была бы удивлена, если бы они не были в депрессии.  Депрессия распространена намного больше, чем мы привыкли думать.  Состояние угнетенности отрицательно влияет и на мать, и на ребенка.

Часто у депрессии есть заметная причина или группа причин. Авторы популярных статей часто объясняют послеродовую депрессию гормональными колебаниями или указывают на полное отсутствие причины у этого состояния. Однако, исследователям пока не удалость продемонстрировать связь между гормональными колебаниями и депрессией. В действительности, у женщин часто есть вполне весомая причина подавленности.  Одна из опрошенных мною женщин объяснила истоки своей депрессии гормональными колебаниями. Однако в ходе нашей беседы обнаружилось, что у нее были тяжелые роды, семья и муж вообще не оказывали никакой поддержки, и к тому же, она проводила по 16 часов один на один с постоянно кричащим ребенком. Каждая из этих причин могла быть причиной ее депрессии. Комбинация всех трех – и депрессия практически неизбежна.

Почему матери впадают в депрессию?

Широкий диапазон факторов был связан с послеродовой депрессией:

  • усталость,
  • отрицательный опыт родов,
  • особенности ребенка,
  • ожидания матери,
  • чувства самооценки и самоуважения,
  • уровень социальной поддержки.

Причина депрессии у одной женщины не обязательно вызовет депрессию у другой

Усталость и недостаток сна. Недостаток сна – жизненная реалия матери новорожденного. Возможно, нехватка сна настолько распространена, что ее влияние на эмоциональное состояние матери часто не берется в расчет. На одном из собраний ЛЛЛ мать новорожденного спросила, когда ребенок будет спать всю ночь. Несколько матерей, не слыша отчаяния в ее голосе, ответили, что их дети всё еще просыпаются по ночам. Надо ли говорить, что молодая мама не воспряла духом от этих рассказов.

Иногда мать решает перестать кормить грудью из-за сильной усталости. При работе с матерью, очень важно обратить серьезное внимание на усталость. Среди возможных вариантов разрешения проблемы – поиск способов высыпаться, например, организуя совместный сон; проверка у врача на предмет гипотериоза, анемии или аллергий; изменения в питании матери.

Одно исследование выявило связь между депрессией и количеством потребляемых сложных углеводов. Сложные углеводы, содержащиеся в пищевых продуктах как хлеб, макаронные изделия, рис и картофель, фактически вызывают химические изменения в мозге. Более высокий уровень сложных углеводов в рационе человека связан с уменьшеннием уровня депрессии.

Отрицательный опыт родов. Последствия опыта родов для эмоционального состояния женщины часто недооцениваются. Во время родов, женщина чрезвычайно эмоционально уязвима. События вокруг родов имеют долгосрочное влияние в жизни женщины. Одно исследование выявило, что женщины могли точно вспомнить детали своих первых родов 20 лет спустя. Отрицательный опыт родов влияет на отношения женщины к ребенку, а также на то как она соотносит себя к нему.  Например, тяжелые роды могут повлиять на решение кормить грудью и продолжать ли кормление по выписке из роддома.  Женщины, пережившие тяжелые или беспокойные роды, должны иметь возможность выговориться.  Исследование Аффонса показало, что женщине важно разрешить волнующие ее аспекты родов, чтобы сконцентрироваться на настоящем и быть спообной ухаживать за ребенком.  Подавленное состояние после травматичных родов – нормально!  Открытое признание этого факта может сослужить хорошую службу на пути к исцелению многих матерей.

Особенности ребенка. Две больших категории особенностей детей непосредственно связаных с послеродовой депрессией: темперамент и болезнь ребенка. Особый интерес представляют дети с «трудным» или «требовательным» характером.  Такие дети часто плачут, насторожены к новшествам и нерегулярны (прим. редактора. Поведение ребенка не следует регулярному режиму, который обычно вырабатывается индивидуально у многих детей). Некоторые родители могут неправильно приписать беспокойство ребенка к проблемам с кормлением грудью и заменить грудь на смесь.

Одно исследование обнаружило прямую причинную связь между «трудными» младенцами и послеродовой депрессией у матерей. Авторы выдвинули гипотезу, что поведение таких младенцев понижает самооценку матерей и вызывает у них чувство беспомощности.

Другой фактор, связанный с послеродовой депрессией — влияние младенческой болезни, недоношенности и недееспособности на эмоциональное состояние матери. Неудивительно, что болезнь ребенка непосредственно связана с послеродовой  депрессией; чем серьезнее заболевание ребенка, тем сильнее депрессия у матери.   Как и в ситуации с «трудным» ребенком, мать может чувствовать полное отсутствие контроля над ситуацией и бессилие помочь ребенку.  Ей может казаться, что другие могут лучше ухаживать за ее малышом. Мать может испытывать чрезвычайную тревогу о ребенке, а также предварительно скорбить о возможном исходе.

Лидер может помочь матери разобраться в своих чувствах, почувствовать привязанность к ребенку. Возможные варианты поддержки включают подчеркивание важности матери для ребенка, предоставление практическую помощь со сцеживанием, хранением молока и, впоследствие, кормлением груди.  Мать может сделать для ее ребенка то, что не может никто другой. Скорее всего, матери нужно будет услышать эти слова.

Отсутствие социальной поддержки. Хорошая социальная поддержка снижает вероятность подавленного состояния у только что родившей женщины.  Исследования показали, что эмоциональная и практическая поддержка партнером значительно уменьшает риск послеродовой депрессии среди женщин.

Семья женщины может быть существенным источником поддержки или источником разочарования и уныния. Женщина, выросшая в неблагополучной семье, где были проблемы насилия, алкоголизма и т.п., может сомневаться в способности вырастить собственных детей. Ей может очень хотеться обратиться за помощью к своей матери.  Как это ни печально, но обратившись за поддержкой к членам неблагополучной семьи, женщины,  часто натыкаются на ту же стену непонимания и отказа в поддержке и помощи, с которой они сталкивались в детстве.

Поддержка себе подобными матерями очень важна. Антропологи Стерн и Крукмен заметили, что существует много культур, в которых послеродовая депрессия, даже мимолетная, практически не существует. Контраст с западной культурой, где легкие формы послеродовой депрессии настолько обычны (50-80% молодых матерей), настолько силен, что мы даже не предполагаем возможности другого сценария.

Стерн и Крукмен проанализировали защитные элементы от послеродовой депрессии в незападных культурах.  В частности, в культурах с низкой частотой возникновения депрессии после родов, замечено использование множества сложных послеродовых ритуалов. Эти ритуалы выполняют несколько функций:

  • предоставляют женщине время на восстановление после родов,
  • освобождают женщину от ежедневной работы,
  • признают статус женщины в роли молодой матери.

По крайней мере, в одной из этих культур, родственники и знакомые дарят матери подарки.  Особая церемония «выхода из дома» устраивается через несколько недель после родов.  Лидеры и члены Ла Лече Лиги часто обеспечивают поддержку в тех культурах, где практическая помощь и одобрение молодых матерей отсутствует.

Чем могут помочь Лидеры?

Если Вы подозреваете, что мать испытывает чувства подавленности и угнетенности, не бойтесь  мягко обсудить это с ней или предложить информацию из библиотеки группы. Сама мать может стесняться заговорить о депрессии из-за существующей стигмы заболевания; социальная изоляция может усугублять ситуацию.  Несмотря на то, что тысячи молодых матерей страдают послеродовой депрессией ежегодно, мать может думать, что только она одна столкнулась с этой проблемой.

Обсудите факторы усугубляющие депрессию. Многие матери, с которыми я говорила, не видят связи между некоторыми аспекты их жизни, например неподдерживающего мужа или беспокойного ребенка, и своим состоянием. Поговорите с матерью о факторах, которые могут быть связаны с ее ощущениями, но позвольте ей самой решить какие из них относятся к проблеме.

Поговорите о важности заботы о самой себе.  Существует связь между физическим состоянием матери и ее эмоциональным здоровьем. Обсудите с матерью важность достаточного отдыха и хорошего питания. Поищите вместе способы достижения этих целей. Умеренные физические упражнения могут улучшить настроение. Например, можно совместить физическую нагрузку с заботой о ребенке во время прогулки на свежем воздухе.

Помогите матери почувствовать веру в себя и свои способности.  Это то, что Ла Лече Лига делает лучше всего!  Когда лидеры ЛЛЛ поощряют матерей доверять своим инстинктам, женщины приобретают веру в себя.  Многие из них замечают улучшение в настроении и мировосприятии по мере нарастания уверенности в способности выполнять работу матери.

Осознайте ограничения своей роли. Несмотря на то, что Вы  можете помочь матерям в депрессии, помните, что некоторые матери нуждаются в профессиональной помощи. В то время как Вы можете быть чуткими и полезными, Вы не замените психотерапии и/или лечения, особенно когда мать подавлена до появления желания или попыток самоубийства. Направление к профессионалу в вашей местности или к другой организации — часто является самой необходимой помощью. Я предлагаю информацию такого рода каждой матери, поскольку, часто трудно определить, насколько серьезна ситуация.

Знайте, что лидеры тоже подвержены депрессии. Иногда беспокойный ребенок «переполняет чашу» лидера несмотря на то, что ее старшие дети были спокойными. Лидеры могут быть так заняты заботой о детях, мужьях и группах, что они забывают позаботиться о себе. Некоторые лидеры думают, что они должны быть «совершенны» или знать ответы на все вопросы. Когда они сталкиваются с трудностями,  такие лидеры не могут получить помощь, потому что им стыдно признаться в своих проблемах. Лидеры заслуживают ту же самую заботу, что и матери в группе. Если Вы чувствуете, что на Вас навалилось слишком много дел и событий, возможно, Вам нужно уменьшить свою деятельность, взять отпуск, и/или найти дополнительную помощь и поддержку.

Предоставление поддержки молодым матерям стоит наших усилий. Лелея женщину в течение периода, когда она уязвима, мы помогаем ей выполнять работу матери по мере ее способностей и возможностей.

«Кажется невероятным, что наша [Западная] культура, с ее акцентом на образовании, оставила молодых людей полностью неподготовленными перед лицом практической реальности родительства. Возможно, родительство станет самой важной работой в их жизни. Так, те из нас, кто чувствует себя счастливыми и уверенными в работе воспитания, могут служить будущему человечества смиренно делясь навыками и любовью к детям и семье». Салле Веббер, дула

Причины послеродовой депрессии

Физиологические факторы

  • Боль
  • Усталость
  • Отрицательный опыт родов

Психосоциологические факторы

  • Недостаток социальной поддержки
  • Психологический настрой матери (оптимистический — пессимистический)
  • Низкий социально-экономический статус
  • Происхождение из неблагополучной семьи
  • Чувства матери — чувства собственного достоинства, самооценки, ожидания от себя и ребенка

Особенности ребенка

  • Трудный характер
  • Недоношенный, больной или недееспособный ребенок

Варианты лечения послеродовой депрессии 

  • Умеренные физические нагрузки
  • Питание богатое сложными углеводами
  • Увеличение отдыха
  • Увеличение социальной поддержки
  • Психотерапия (например, когнитивно-поведенческая терапия)
  • Лечение антидепрессантами

Организации, которые работают с молодыми матерями

C/SEC (Cesarean/Support, Education, Concern) 22 Forest Rd. Framingham, MA 01701 (508) 877-8266

Depression After Delivery, National P.O. Box 1282 Morrisville, PA 19067 (215) 295-3994

Federation for Children with Special Needs 95 Berkeley St., Suite 104 Boston, MA 02116 (617) 482-2915

Parents Anonymous, National 520 S. Lafayette Park Pl., Suite 316 Los Angeles, CA 90057 (213) 388-6685 (800) 421-0353

Ed. Note: Leaders in outside the US should search out appropriate groups for referral.

Ресурсы Ла Лече Лиги

Doyle, Denise. Postpartum Depression. LEAVEN Jul/Aug 1993, 53. THE BREASTFEEDING ANSWER BOOK, 1991, 204-207.

THE WOMANLY ART OF BREASTFEEDING, 1991, 13, 88-89.

Книги библиотеки группы

Dunnewold, Ann and Diane G. Sanford, Postpartum survival guide. Oakland, CA: New Harbinger Publications, Inc., 1994.

Sears, Martha and William. 25 things every new mother should know. Boston: Harvard Common Press, 1995.

Sears, William. The fussy baby. New York: Penguin, 1989.

Для дальнейшего чтения

Affonso, D.D. «Missing pieces» a study of postpartum feelings. Birth Fam J, 4, 1977, 159-64.

Blumberg, N.L. Effects of neonatal risk, maternal attitude and cognitive style on early postpartum adjustment. J Abnormal Psychol, 89,1980,139-50.

Campbell, S.B., Cohn, J.F., Flanagan, C., Popper, S., Meyers, T. Course and correlates of postpartum depression during the transition to parenthood. Dev Psychopathol, 4, 1992, 29-47.

Cutrona, C.E., Troutman, B.R. Social support, infant temperament, and parenting self-efficacy: a mediational model of postpartum depression. Child Dev, 57,1986,1507-18.

Kendall-Tackett, K.A., with Kantor, G.K. Postpartum depression: a comprehensive approach for nurses. Newbury Park, CA: Sage, 1983.

O’Hara, M.W. Social support, life events, and depression during pregnancy and the puerperium. Arch Gen Psychiatr, 43, 1986, 569-73.

Simkin, P. Just another day in a woman’s life? Part II: Nature and consistency of women’s long-term memories of their first birth experiences. Birth, 19,1992, 64-81.

Stern, G., & Kruckman, L. Multi-disciplinary perspectives on postpartum depression: An anthropological critique. Soc Sci Med, 17, 1983, 1027-41

Webber, S. Postpartum nurturance. The Doula, 1992, 18.

Wurtman, R.J., Wurtman, J.J. Carbohydrates and depression. Sci Am January 1989, 68-75.

Сайт работает на WordPress | Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑