Что такое дисфорический рефлекс выброса молока (D-MER)?

 Интервью с Алией Макрина Хейз, IBCLC, и Дайен Виссингер, IBCL 

Во время кормления грудью своего третьего ребёнка Алия Макрина Хейз, консультант по лактации с международной сертификацией IBCLC, испытывала сильные отрицательные эмоции. На приливах она чувствовала тошноту и дискомфорт. Журнал Breastfeeding Today задал Алие и Дайен Виссингер, консультанту IBCLC, несколько вопросов, чтобы узнать подробнее об этих неприятных ощущениях и о том, как называется это состояние.

Алия, расскажите нам, пожалуйста, об ощущениях, которые вы испытывали во время кормления ребенка?

Давайте я процитирую, что я написала о своих чувствах тогда, в 2007 году. Вот отрывок из моего первого поста на тему дисфорического рефлекса выброса молока (D-MER) на форуме естественного родительства, в разделе, посвящённом послеродовой депрессии. Ветка называлась «Только во время кормления»:

“Это тошнотворное чувство в глубине моего желудка. Сильное отвращение к еде. Я не расстроена, но чувствую себя мерзко. В прошлом у меня такое бывало, когда я испытывала сильное беспокойство или вину. И поэтому, впервые ощутив подобное, я сперва попробовала понять, за что виню себя и из-за чего беспокоюсь. Но никаких причин этого я не нашла. Просто это было то же самое тянущее ощущение в глубине моего желудка, которое когда-то заставляло меня терять аппетит, когда я волновалась или чувствовала себя виноватой.”

Затем я начала анализировать не только, ЧТО это были за эмоции, но и КОГДА они возникают, СКОЛЬКО длятся и т.п. Когда я впервые заметила, что в течение дня у меня возникают всплески негативных эмоций, я не могла понять, что их вызывает, и даже не знала, с чего начинать поиски. Сперва я не связывала это с кормлением грудью, потому что скачки настроения возникали перед приливами молока, и так было с каждым приливом, включая спонтанные приливы между кормлениями, которых у меня было много. Когда я наткнулась на эту ветку на форуме и наконец “сложила два и два”, моему ребенку был уже почти месяц. Я начала отслеживать и фиксировать все всплески негатива и написала на форуме:

“То, что я чувствую, связано и с кормлением, и с молоком. Я не поняла этого раньше, потому что это возникает именно при ПРИЛИВАХ молока. Сейчас во время кормления я могу точно сказать, что сейчас случится прилив, потому что ВНЕЗАПНО приходит это чувство. А приливы между кормлениями ещё ярче. Я чувствую, что прилив вот-вот начнётся (примерно через 60-90 секунд после нахлынувших эмоций). Это ужасное чувство длится около 2 минут. Такое случается несколько раз во время кормления, но эти эмоции не сравнить с тем, когда прилив случается между кормлениями. Я думаю, так происходит потому, что во время кормления я хотя бы чувствую связь со своим ребенком и есть приятные ощущения от процесса кормления, так что неприятное эмоциональное состояние проще игнорировать.

Я чувствую, что могу выдержать это именно потому, что я знаю, что это такое и почему так происходит. Мне кажется также, что с течением времени (моему ребенку сейчас 4 недели), это становится менее интенсивным. Сразу после родов я сильно сбросила вес, потому что еда всё время вызывала сильное отвращение.

Сейчас я в состоянии есть… просто иногда я чувствую себя не очень хорошо после еды, и на мгновение мне жаль, что я поела.

Сильнее всего прямо сейчас меня занимает мысль о том, как НАЗВАТЬ эти ощущения. Если нас таких много, и похоже большинство не слышало об этом явлении, ему требуется название. Как консультанту по грудному вскармливанию, мне также будет комфортнее знать, ЧТО это за проблема.”

У вас была послеродовая депрессия?

Нет. Когда я не кормила, и даже в перерывах между приливами, я чувствовала себя нормально и хорошо. Это были такие эмоциональные качели: чувствуешь себя нормально или хорошо, а потом вдруг резко обрушиваешься в состояние D-MER и снова взлёт.

Что побудило вас исследовать свое состояние?

Поскольку я кормила предыдущих двух детей «нормально» и это был первый раз, когда я испытала D-MER, я понимала, что это «не совсем норма» и у этого должно быть объяснение. Так что, когда я обнаружила, что мои ужасные чувства были непосредственно связаны с приливами, я начала искать ответы. Я работала консультантом по грудному вскармливанию в рамках WIC (специальная программа дополнительного питания для женщин, младенцев и детей в США) и вращалась в кругах специалистов по лактации на протяжении 4 лет. Я никогда не слышала о том, чтобы подобное происходило с другими кормящими матерями, но я спрашивала себя: «Неужели я одна такая?» Мои первые попытки собрать информацию, вникая в материалы, посвящённые грудному вскармливанию, ничего не дали. Так что я перешла к следующему очевидному пункту — интернет и профессионалы в области лактации. Я начала поиски в архивах Lactworld (основной онлайн ресурс сообщества поддержки грудного вскармливания, раньше называвшийся Lactnet), и это помогло мне выйти на Дайен.

Как вы нашли других матерей, которые страдали от таких же ощущений во время грудного вскармливания?

В 2008 году, когда я впервые испытала это чувство, можно было набрать в Google «грусть во время кормления», «депрессия при приливе молока» или «неприятные чувства перед приливом» и не получить ни одного ответа. Я пошла искать ответы на популярном форуме по естественному родительству и затаилась в разделах, посвященных грудному вскармливанию и послеродовой депрессии. К сожалению, у меня недоставало смелости опубликовать свой вопрос. Меня терзали внутренние сомнения. На тот момент я не смогла раскопать никакой информации и начала уже думать, что всё это какие-то мои психологические проблемы либо эмоциональный заскок, который выставит меня «неудавшейся матерью».

Но материнские онлайн-форумы спасли меня. В конце концов я нашла ту самую ветку форума — сообщение другой мамы заставило меня сесть и произнести вслух: «Ага! Я не одна такая». Как только это было установлено, я взялась выяснить, насколько я не одинока. Интернет был мне в помощь. Вооружившись знанием того, что я не одинокая чудачка и что это определённо имело гормональные причины, я начала публиковать, публиковать и публиковать посты. В результате я обнаружила, что сотни женщин имели очень похожие переживания в прошлом или переживали их в настоящее время. И все они — за исключением одной или двух — молчали, как и я, боясь размещать посты об этом, боясь быть первой, кто спросит. (Одна или две женщины спрашивали до меня, но их посты не получили ответов и затерялись). Дело было во времени, количестве и настойчивости. Настойчивости мне всегда хватало. Я начала вести блог после того, как исчерпала форумы, и в конце концов создала www.d-mer.org, чтобы донести информацию и поддержку до других матерей и специалистов по лактации. Сегодня просто введя в Google аббревиатуру «D-MER», вы получите более полумиллиона результатов.

Что обнаружило ваше расследование?

Мы смогли быстро подтвердить, что это была физиологическая реакция, а не психологическая. Основываясь на проявлениях, мы смогли сделать вывод, что это была гормональная реакция. Теперь нам нужно было выяснить, какие гормоны “виноваты”. Мы консультировались со специалистами по окситоцину, экспертами по пролактину, профессионалами в сфере лактации, которые изучали функцию щитовидной железы, и теми, кто работает в области эндокринологии. Наконец в разговоре всплыло слово “дофамин”. Пока всё ещё мало известно о дофамине и его роли в человеческой лактации. Мы выяснили, что в процессе лактации для работы пролактина необходимо, чтобы дофамин тоже был вовлечён. Как только мы начали задавать правильные вопросы о правильных гормонах правильным людям, мы добились прогресса. Далее, поняв, что проблема в дофамине, мы стали экспериментировать: смотрели, что повышает уровень дофамина, а что его подавляет, и как это влияет на D-MER у матери. Всё, что вызывало повышение дофамина у матери, с большой вероятностью облегчало дисфорический рефлекс выброса молока.

В 2011 году мы с Дайен опубликовали описание моего личного опыта, опыта других матерей и наши научные догадки в International Breastfeeding Journal, профессиональном онлайн-журнале с открытым доступом. [Матери могут скачать PDF файл Дисфорический рефлекс выброса молока: клинический случай.]

Почему вы приняли решение дать название этим чувствам?

Просто я и другие женщины, с которыми мы работали, устали называть свои ощущения «это». Мы поняли, что существуют другие состояния (такие как синдром Шихана), которые встречаются гораздо реже, чем то, что я испытывала, и они имеют названия и встречаются в каждом профессиональном учебнике о лактации. Не было никаких причин не дать “этому” наименование и было много причин, чтобы дать. Слово «дисфория» является медицинским термином и означает неприятное или некомфортное состояние, такое как грусть (подавленное настроение), беспокойство, тревожность или раздражительность. Этимологически это противоположность эйфории. Это слово идеально подходило. Поскольку такое состояние было напрямую связано с рефлексом выброса молока или приливом, мы выбрали термин “дисфорический рефлекс выброса молока” (dysphoric milk ejection reflex — D-MER). Для женщин, которые испытывают это, D-MER в некоторой степени является частью каждого прилива (MER) (обычно менее интенсивным во время кормления, хотя и не всегда).

Консультант-волонтер ЛЛЛ и консультант по лактации IBCLC Дайен Виссингер также изучает это явление.

Дайен, как вы думаете, что происходит с матерями, которые испытывают такие негативные чувства во время прилива молока?

Что ж, это был интересный, извилистый путь! Когда Алия впервые написала мне по электронной почте, я сделала то же, что и любой другой человек, к которому она обращалась. Я сказала, что это похоже на послеродовую депрессию, и предложила ей обратиться за помощью в этом направлении. Я просто «спугнула» ее. Должно быть, она скрежетала зубами от разочарования! Через пару месяцев она позвонила мне, и на этот раз я ее действительно по-настоящему выслушала (это же навык каждого консультанта-волонтера ЛЛЛ!). Из того, что она описала, было ясно, что это физиологическое явление, а не психологическое, что это не какая-то травма из прошлого, выходящая на поверхность.

Механизм возникновения этого состояния был слишком…техничен. Одно стимулирует такие ощущения, другое — нет. Одно делает хуже, другое — лучше. Как-то она приняла лекарство от простуды — псевдоэфедрин. Она не знала, что псевдоэфедрин может нанести ущерб выработке молока, и, к счастью, этого не произошло или уменьшение было незначительным. На несколько часов её D-MER полностью исчез, и она позвонила с вопросом: «Что произошло?!». Ее D-MER вернулся, когда псевдоэфедрин перестал действовать.

Мы провели мозговой штурм с теми, кто был готов выслушать нас, не называя это «депрессией». Мы составили таблицу того, что улучшало и ухудшало ситуацию, и проанализировали, как эти лекарства или действия влияют на гормоны, которые, по нашему мнению, могут в этом участвовать. Помогало шоколадное мороженое! Сильный стресс ухудшал ситуацию. Алия хранила записи об относительной интенсивности каждого эпизода, что было не так легко сделать, потому что в разгар эпизода она буквально не могла умножить два на два! Это было действительно напряжённое время для нее: пытаться что-то делать, отслеживать свои ощущения, обретать и снова терять надежду, когда что-то не работало.

Её D-MER был настолько явно связан с приливом молока, что сначала мы решили, что тут должен быть вовлечён окситоцин. Мы изучили работу других гормонов, таких как вазопрессин и дофамин, и обратили внимание на уже знакомые нам гормоны, такие как пролактин. Когда мы проанализировали, как быстро эпизоды начинались и заканчивались, и что делало ситуацию лучше и хуже, стало ясно, что на роль виновника этого явления лучше всего подходит дофамин. Когда мы рассмотрели те случаи в прошлом, когда Алия чувствовала что-то очень похожее, но не кормила при этом грудью, дофамин снова подходил. Когда она попробовала рецептурный препарат, повышающий уровень дофамина, ее D-MER стал мягче.

Какую помощь могут получить матери, страдающие от D-MER?

На данный момент мы думаем, что может помочь всё, что повышает уровень дофамина, не вызывая его последующего падения (что, похоже, делает кофеин). Некоторые вещи явно не подходят. Вы не можете жить на шоколадном мороженом или псевдоэфедрине, и курение очевидно не выход. Алия перечислила множество других вариантов на своем веб-сайте: от простых вещей, таких как увеличение физической активности и продолжительности сна до приема травяных и рецептурных препаратов, которые вы можете обсудить с врачом. Она любит, когда ей пишут женщины с D-MER и поддерживает их, недавно она написала книгу. “Перед приливом: дисфорический рефлекс выброса молока и кормящая мама” появилась в продаже на Амазоне в прошлом году.

Это состояние излечимо?

Мы не нашли никакого способа полностью прекратить D-MER, кроме как подождать, пока он пройдёт сам. Большинство женщин обнаруживают, что со временем ситуация постепенно улучшается и в конечном итоге он перестаёт возникать. К сожалению, чем хуже это состояние протекает на ранних сроках кормления, тем дольше оно имеет тенденцию возвращаться. У некоторых D-MER не уходит вплоть до отлучения от груди. К счастью, почти все, с кем Алия разговаривала, отмечали, что больше всего остального им помогало и, как правило, было достаточным само по себе, знание, что они не сумасшедшие, они не одиноки, и это не повредит ни им, ни их ребенку.

Что говорят об этом исследователи?

Долгое время исследователями были только мы. Одна мать с D-MER, один консультант-волонтер ЛЛЛ / IBCLC и статья, которую мы написали. Постепенно, однако, когда помощники в сфере грудного вскармливания начали понимать, что они наблюдают, и чем это отличается от послеродовой депрессии, произошел реальный всплеск упоминаний о таких случаях, появились публикации об отдельных кейсах и более серьезные исследования (список ссылок смотрите ниже).

Вот что, как мы думаем, происходит, но что мы до сих пор не можем подтвердить: перед приливом взлетает уровень окситоцина, и независимо от этого в ответ на тот же стимул резко, но ненадолго падает уровень дофамина. Поскольку дофамин является «сторожем», который блокирует выделение гормона выработки молока — пролактина, нам известно, что уровень дофамина должен упасть, чтобы уровень пролактина смог вырасти. Но мы не смогли найти ничего по вопросу, когда именно происходит это падение, насколько оно бывает резким или какая у него длительность. Кто знает — может быть, этого ещё нет в литературе, и матери с D-MER будут теми, кто даст ответ!

Как дальше будут развиваться исследования?

Мы очень надеемся, что это состояние привлечёт внимание людей, которые уже проводят исследования дофамина. Поскольку изменения в уровне дофамина происходят в мозге, они не могут быть измерены на людях; исследователи предпочитают изучать это на крысах и других животных. Но уже существует группа людей, которые могут мгновенно почувствовать конкретные изменения каждый раз, когда стимулируется рефлекс выброса молока, и после описать это в подробностях. Некоторые исследователи предполагают, что дофамин подобен клавиатуре, на которой можно «играть», чтобы достичь любого состояния от желания до отвращения. Что ж, матери с D-MER могут точно сказать им, на какой кнопке они находятся. На меня произвело сильное впечатление, что некоторые из матерей, которые писали Алие, описывали чувство «тоски по дому». Это очень, очень специфическая эмоция, которая для меня на грани между удовольствием и болью — болезненное воспоминание о чём-то приятном. Насколько ценной может быть эта информация для исследователя!

Среди людей, с которыми мы говорили, были женщины в период менопаузы, которые испытывали дисфорию при «приливах» (внезапное ощущение жара – один из симптомов менопаузы – прим. перев.); и женщина, которая при тех же “приливах” ощущала синдром беспокойных ног. Синдром беспокойных ног лечится дофамином. И какие выводы мы можем сделать о гормонах «приливов» менопаузы? Один мужчина даже сказал, что сколько себя помнит, он время от времени чувствует дисфорию в ожидании чего-то приятного. Если он думает о поездке, то внезапно он способен думать только о потере билетов. Это звучит очень похоже на D-MER. Так что я думаю, эти явления можно изучать с разных сторон. Я думаю, что есть состояния, похожие на D-MER, и тем, кто испытывает это, никогда не приходило в голову, что это может иметь какое-то значение.

Как матери с D-MER могут узнать больше и поделиться своим опытом?

Важно, чтобы матери с D-MER постоянно чувствовали, что они не одиноки. В дополнение к сайту www.D-MER.org существует группа в Facebook, в которой активно публикуются посты и ведутся дискуссии, она называется Dysphoric Milk Ejection Reflex (D-MER) Support Group from d-mer.org. Ничто не сравнится с поддержкой других матерей, которые испытывали подобное, и форумы дают матерям шанс поделиться своим опытом D-MER.

Ссылки
Cox S. A case of dysphoric milk ejection reflex (D-MER). Breastfeeding Review, 2010; 18(1).
Heise AM. Before The Letdown: Dysphoric Milk Ejection Reflex and the Breastfeeding Mother. 2017; independently published.
Pettersson J, Packalén A. Experiences and knowledge on Dysphoric Milk Ejection Reflex (D-MER) – A study by means of a mixed method design approach. Karolinska Institutet doctoral education program, April 2018.
Ureño TL, Buchheit TL, Hopkinson SG, Berry-Cabán CS. Dysphoric Milk Ejection Reflex: A Case Series. Breastfeeding Medicine, 2018; 13(1): 85-88. doi:10.1089/bfm.2017.0086
Uvnas-Moberg K, Kendall-Tackett K. The Mystery of D-MER: What Can Hormonal Research Tell Us About Dysphoric Milk-Ejection Reflex? Clinical Lactation, 2018; 9(1): 23-29. doi:10.1891/2158-0782.9.1.23.
Watkinson M, Murray C, Simpson J. Maternal experiences of embodied emotional sensations during breast feeding: An Interpretative Phenomenological Analysis. Midwifery, 2016; 36, 53-60. doi:10.1016/j.midw.2016.02.019.

Эта статья — актуальная версия первоначальной публикации в Журнале “Breastfeeding Today” от 2011 года.
Впервые опубликовано 7 июля 2016, публикуется повторно с разрешения авторов

Перевод: Елизавета Агафонова
Редакция: Варвара Кару, Галина Грошева, Мария Сорокина
Корректор: Софья Трошина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вверх ↑